window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 июля 2023, 12:30

Осторожно: оружейная лавка закрывается

Оружейная лавка под прикрытием "зерновой сделки" закрывается
Россия больше не позволит возить оружие на Украину через "зерновые" коридоры.
Судна в ростовском порту
Фото: © Эрик Романенко/ТАСС
Читать ren.tv в

Вслед за выходом России из "Черноморской инициативы" Минобороны РФ прикрывает канал поставок оружия на Украину морским путем. Вот, что говорится в официальном заявлении ведомства:

"В связи с прекращением функционирования "черноморской инициативы" и сворачиванием морского гуманитарного коридора, с 00:00 московского времени 20 июля 2023 года все суда, следующие в акватории Черного моря в украинские порты, будут рассматриваться как потенциальные перевозчики грузов военного назначения.

Соответственно, страны флага таких судов будут считаться вовлеченными в украинский конфликт на стороне киевского режима.

Кроме того, ряд морских районов в северо-западной и юго-восточной частях международных вод Черного моря объявлены временно опасными для судоходства. Соответствующие информационные предупреждения об отзыве гарантий безопасности мореплавателям изданы в установленном порядке".

Предчувствую крики людей с хорошими лицами, украинских и западных политиков на эту тему: это блокада, Россия хочет заморить всех голодом, Россия угрожает применением силы мирным судам и т.д.

Фото: © Иван Ноябрев/ТАСС

Во-первых, про "заморить голодом" – претензии следует адресовать странам Запада, которым доставалось почти все зерно с Украины. Что-то они не спешили и не спешат поставлять его нуждающимся странам. Накрыли канал обогащения спекулянтов? Ну, извините…

Во-вторых, ни о какой блокаде речи не идет. Просто Россия будет досматривать следующие в Одессу суда (если таковые найдутся – ведь едва ли кто-то захочет их страховать в нынешних условиях) на предмет нахождения на их борту оружия. Простите, но это не прихоть – это оружие потом стреляет в наших солдат. И не только в солдат.

Год назад, когда мы подписывали "Черноморскую инициативу", речь шла об организации безопасного морского коридора для сельскохозяйственных грузов c Украины. За наше участие нам было обещано, что Запад снимет санкции с наших сельхозпроизводителей и не будет препятствовать поставкам нашего зерна и удобрений. Вместо этого они отмахивались, что никаких санкций нет, но делали все, чтобы помешать поставкам российской продукции, отключали наши банки от международных платежных систем, не разрешали пользоваться своими портами, а своим судам заходить в российские, незаконно удерживали российские суда и грузы.

Только Россия до конца следовала своим обязательствам – отнюдь не ради того, чтобы доказать что-то Западу (все давно поняли, что это бесполезно), а для того, чтобы продемонстрировать нашу добрую волю странам Глобального юга, нашим клиентам и деловым партнерам.

Фото: © Эрик Романенко/ТАСС

Для этого мы продлевали сделку, несмотря на ее непопулярность у общественности, позволяли совершать практически бесконтрольное хождение судов туда-сюда, передав функцию досмотра Турции (стране НАТО, вооружающей Украину).

Что мы получили взамен за наше терпение?

Под прикрытием сделки на Украину доставлялось вооружение, боеприпасы и дальнобойные ракеты. Груженные зерном суда, вышедшие из украинских портов, разгружались в порту назначения и шли обратно якобы пустым. На самом же деле на обратном пути их нагружали оружием и боеприпасами на 10–20% от максимального дедвейта прямо в море (с болгарских и румынских кораблей), изменяя (поднимая выше по борту) ватерлинию, чтобы эти суда своей осадкой выглядели как пустые.

Просто для понимания масштабов: один небольшой балкер (разновидность сухогруза для перевоза зерна, цемента, угля) с дедвейтом 20 тысяч тонн мог, не вызывая подозрений, перевести 2 тысячи тонн боеприпасов. Для перевозки такого же количества по суше необходимо несколько железнодорожных составов. Намного выгоднее и удобнее, чем возить из Польши и Румынии по суше, тем более, что поезда могут оказаться в поле зрения российских ракет, в отличие от судов, которым Россия гарантировала безопасный проход, не имея при этом возможности их проверять.

Говорят, масштабы постоянно росли. Дошло до того, что в Пентагоне откровенно бахвалились, что с начала "зерновой сделки" им удалось "улучшить логистику на 30%". Тот факт, что Киев постоянно требовал включить в действие сделки порты Николаевской области, говорит о том, что Одессы было уже просто мало, к тому же, порты Николаев и Ольвия были менее заметны, и к ним было меньше внимания, чем к Одессе.

Фото: © Global Look Press/Kay Nietfeld

Кроме того, мы прекрасно знаем, что те 20 тонн взрывчатки, с помощью которых они взорвали грузовик на Крымском мосту в прошлом году, вывезли из Одессы на "зерновом" судне по "зерновому" коридору. А спустя менее месяца этот же коридор был использован для выхода из Очакова подводных беспилотников, атаковавших нашу базу в Севастополе.

Второй теракт на Крымском мосту стал последней каплей. Выход из сделки – вынужденная мера. Они просто не оставили нам выбора.

Впрочем, вопрос о закрытии этой "оружейной лавочки" давно назрел. Помимо прочего, перекрывая возможность киевскому режиму вывозить зерно, мы лишаем его возможности расплачиваться за поставки западного оружия (значительная часть зерна шла оплатой за вооружение).

Что касается угроз. А что, кто-то обещал топить суда, идущие в Одессу? Нет, речь опять же, о досмотре, с учетом презумпции виновности (каждый корабль потенциально рассматривается как перевозчик оружия). Досмотрим, если нет ничего запрещенного – отпустим. Хотя, как я уже говорил, крайне сомнительно, что какие-то коммерческие суда в нынешних условиях попытаются туда зайти.

Если же кто-то попытается прорваться, то с ним будет, как с катерами "Бердянск", "Никополь" и буксиром "Яны Капу" в 2018-м. Постараемся обойтись "нежно", мы не кровожадные: будет потом их ржавое железо гнить на штрафстоянке, а команда – заниматься общественно полезным трудом – как определит суд.

Фото: © EPA/SERGEY GUMENYUK/ТАСС

Киевский режим, конечно же, рвет и мечет: оружия теперь будет явно меньше – придется перестраивать логистику, финансовые потери ощутимые, лояльность агроолигархов Зеленскому теперь явно снизится, глядишь, и вовсе перебегут в российскую юрисдикцию, чтобы воспользоваться портами Бердянска и Мариуполя. Поэтому Киев начинает придумывать какие-то нелепости: предлагает Анкаре продолжить "зерновую сделку" без участия России.

Это как? Они думают, что смогут ходить туда-сюда беспрепятственно, как ходили, и Россия сделает вид, что ничего не происходит? Или что Турция предоставит военные конвои, в присутствии которых Россия не рискнет останавливать суда, идущие на Украину?

Зеленский, видимо, очень мечтает втянуть Турцию в войну, "развести" Эрдогана на выставление охраны для украинских судов, а потом турецкий корабль "случайно" наткнется на мину или будет атакован неизвестным подводным аппаратом.

Но, как пишет Bloomberg, Анкара не станет поддерживать идеи Украины о зерновой сделке без участия России, поскольку "это был бы слишком рискованный шаг".

Не пошли на встречу украинскому президенту и в США. Как заявил представитель американского Совета национальной безопасности Джон Кирби, после выхода России из зерновой сделки "единственным вариантом" для вывоза агропродукции с Украины остается сухопутный коридор. Хоть вывоз украинского зерна сухопутным путем будет менее эффективным, чем по морю, однако США не рассматривают вариант сопровождения грузовых судов военными кораблями.

Лавочка закрылась.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1124676 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1124676')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1124676', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1124676', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1124676(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1124676(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })