window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 сентября 2023, 17:59

Начался суд по делу о гибели 51 человека на шахте "Листвяжная"

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © Скриншот видео

В Кемеровской области начался суд по громкому делу о трагедии на шахте "Листвяжная", где в ноябре 2021 года при взрыве метана погиб 51 человек. На скамье подсудимых – топ-менеджеры компании: главный инженер и председатель совета директоров.

Своей вины никто из них не признал. А, по версии следствия, трагедия произошла именно из-за начальников, которые в погоне за прибылью игнорировали все требования безопасности.

В Кемеровской области начался суд по громкому делу

Подсудимые держатся уверенно, а в содеянном не раскаиваются. На первом судебном заседании они отказались признавать вину, как и во время следствия. Хотя, по версии гособвинения, по вине этих людей погиб 51 человек.

"Виновным я себя не признаю, преступления я не совершал. Не злоупотреблял полномочиями. Из формы обвинения мне непонятно, в чем же я виноват. В каком злоупотреблении и какими именно полномочиями", – говорит один из подсудимых.

В Центральном районном суде Кемерова началось рассмотрение уголовного дела о взрыве на шахте "Листвяжной", произошедшем 2 года назад. На скамье подсудимых – бывшие топ-менеджеры компании – владельца шахты Геннадий Алексеев и Антон Якутов. Экс-президент головного предприятия тоже в зале, но он участвует в процессе, сидя рядом со своими защитниками. Суд разрешил ему находиться под домашним арестом. Всех троих обвиняют в "злоупотреблении должностными полномочиями, которое привело к тяжким последствиям".

В момент взрыва в забое на глубине десятков метров находилось 285 рабочих. Выбраться из огненной ловушки многим из них помогли коллеги, которые вытаскивали людей на поверхность, рискуя собственными жизнями.

"Мы, когда на улице увидели, идет черный дым, первый человек вышел и говорит: "Там еще люди". Мы до какого-то определенного момента дошли, увидели человека, который там лежит, по щекам похлопали, он сказал: "Я хочу жить". Мы его подняли понесли".

По мнению родственников пострадавших, причиной трагедии стала жадность начальников, которые ради перевыполнения плана и получения сверхприбыли заставляли горняков работать, хотя прекрасно знали, что спускаться в шахту опасно. Ведь там была критически высокая концентрация метана.

"Вчера там один знакомый был, ругался с начальником, что там этот газ уже 7% был. Начальник говорит: "Да че вы? Господи, давайте работайте, мы вам заплатим тысяч по 200", – рассказывает жена погибшего шахтера.

Шахту неоднократно проверял Ростехнадзор – за полгода до трагедии было выявлено более сотни нарушений. Большинство связаны с безопасностью, в их числе неисправность дверей вентиляции, отсутствие датчиков обнаружения пожара, угольная пыль там, где ее быть не должно.

Но после очередной проверки за несколько недель до трагедии эти замечания будто испарились из отчетной документации. Хотя фактически они не были устранены, в том числе и неисправность системы контроля метана, что в итоге и привело к трагедии. Ревизию, которая не заметила проблемы с безопасностью в шахте, проводил госинспектор надзорного ведомства. Он уже осужден на 2 года колонии за получение взятки. На какой срок отправятся за решетку бывшие топ-менеджеры компании, пока неясно. Им может грозить до 10 лет лишения свободы.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1145631 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1145631')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1145631', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1145631', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1145631(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1145631(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })