window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
17 марта 2021, 00:00

Откровенное интервью боксера Поветкина: Он вызывает у меня ненависть

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Александр Поветкин в преддверии боя-реванша с британцем Диллианом Уайтом рассказал о спортсмене, к которому он испытывает сильную неприязнь.

Александр Поветкин в преддверии боя-реванша с британцем Диллианом Уайтом, который состоится 27 марта в Гибралтаре, дал развернутое интервью РЕН ТВ. Именно наш телеканал будет транслировать долгожданную битву в прямом эфире.

Прославленный российский боксер рассказал о проделанной работе над ошибками, допущенными в первом поединке. Также действующий временный чемпион мира по версии WBC из России ответил на обвинение в симуляции заражения коронавирусом, которое было выдвинуто в его адрес британским Похитителем тел (прим. – прозвище Уайта). 

Русский витязь (прим. – прозвище Поветкина) назвал имя украинского боксера, который помогал ему готовиться к предстоящей схватке, а также имя своего бывшего соперника, к которому он до сих пор испытывает неприязнь, переходящую в ненависть. 

Откровенное интервью боксера Поветкина: Он вызывает у меня ненависть

Как прошла подготовка и насколько хорошо Вы восстановились после коронавируса?

– Подготовку положительно оцениваю, чувствую себя хорошо. После коронавируса были проблемы, но мы все их исправили и вроде всё хорошо сейчас.

Насколько тяжело было после болезни втягиваться в тренировочный процесс?

– Не сказать, что сильно тяжело. Было тяжеловато, но нормально.

Как прошли ваши спарринги?

– Спарринги, на удивление, прошли хорошо. Я рад, что приехал Магомед Меджидов и помог мне провести хорошие спарринги и тренировки.

Сколько было спарринг-партнеров на протяжении всего сбора?  

– Вы знаете, вот сейчас был только Магомед. А перед переносом боя с Украины спортсмены приезжали, в частности, Шевадзуцкий. А сейчас пандемия, всё закрыто, все боятся ездить. Со спарринг-партнерами сейчас слабо получается.

На сборах Магомед пытался копировать технику Уайта?

– Я думаю, пытался, конечно. Тренер должен его заставлять. Мы нарабатывали некоторые приемы, всё было.

– Уайт тяжелее всё-таки Магомеда. Получается, что Вы работали с одним весом на сборах, а в бою будет совершенно другой. Не возникнет ли дискомфорта?   

– Я перед этим работал с Шевадзуцким, он тяжелый парень. Я считаю, что мы всё пройдем. Есть, конечно, минусы свои, но мы всё поправим, всё будет нормально.

Ранее Вы говорили, что собираетесь исправлять ошибки, допущенные в первом бою, в частности, рука у Вас опускалась. Вы работали конкретно над этим аспектом?

– Да, работали, над защитой. Я же говорил, когда я снизу бил, вперёд пошёл атаковать и слишком сильно опустил руку, чтобы вдарить, и он мне сбоку попал. Я говорил, что мы отрабатывали это как раз: надо бить после уклона, уклониться и вдарить. Нужно поменьше открываться, будем стараться.

Всё, рука приклеена к подбородку на сборах?

– Практически. Всё равно бой и тренировки – это две большие разницы, но я думаю, что мы точно что-то исправили.

Поветкин показал подготовку к бою с Уайтом

– А то, что бой перенесли с 6 на 27 марта, это каким-то образом повлияло на подготовку? Может, нарушило тренировочный сбор, приходится выходить еще раз на пик?  

– Что поделать, бывает, ситуация такая. Мы поработали немного, отложили, но ничего, нормально, никаких проблем. 

– Уайт проиграл. Он сейчас сильно мотивирован. А Вы выиграли. Этот момент Вас дополнительно заряжает, или наоборот?  

– А вот трудно сказать. Честно, я стараюсь об этом вообще не думать. То, что было, то прошло. Я вижу цель: скоро бой, и мне нужно выйти. Я понимаю, что хороший сильный боксер должен ответственно подходить к поединку, подготовленным, необходимо показать красивый бокс. Я не думаю, что если я его нокаутировал, значит, я его ещё раз нокаутирую. Если так будешь думать, то точно проиграешь. Буду, конечно, стараться победить. Я никогда не выхожу проигрывать. Всякое случается, но выхожу всегда побеждать.

Цзю посвятил мотивационную речь Поветкину перед его боем с Уайтом

– Я знаю, что у Вас олимпийское спокойствие и Вы вообще не реагируете на то, что говорит Уайт. Но британец в интервью заявил, что до коронавируса Поветкин выглядел хуже, чем после. Не поверил, что Вы болели. Что могли бы ему ответить?

– Это его личное мнение, что я могу ему ответить? Были какие-то обвинения в мой адрес, что я не болел коронавирусом. Вы знаете, у меня все бумаги официальные имеются. Я думаю, что мое руководство и мои менеджеры готовы их показать и предоставить, если нужно. Мне скрывать нечего.

– Мы обсуждали вынужденные переносы боя с другими экспертами, они сказали, что эта пауза на пользу Уайту, а не Вам. Специалисты говорили, что Диллиан обвиняет Поветкина в переносах, но на самом деле он выигрывает время для того, чтобы восстановиться после тяжелого нокаута. Так ли это?  

Вы знаете, я не люблю об этом говорить. Если он захотел, то пусть говорит. Он вообще любит поговорить. Это их дело. Конечно, есть такое мнение, что чем больше отдохнешь после нокаута – тем лучше. Мне трудно судить. Он вообще заявляет, что нокаута не было. Что тут поделаешь (с переносом боя)? Так бывает. Он был готов к бою, да, а что я могу сделать? Это не мне решать, это решать комиссии, судьям, промоутерам, но не мне.

– Вы ранее говорили, что нарабатывали удары снизу, которые пропускает Уайт. Сейчас что-нибудь особое приготовили для Уайта?

Да, конечно. Мы разные комбинации нарабатывали. И снизу, и сбоку. Он любит очень бить снизу в противоход. Мы нарабатывали, чтобы гасить этот удар и в ответ сразу бить.

– Какого числа команда вылетает в Гибралтар?

– Слушайте, сначала должны были вылететь 20-го, если я не ошибаюсь. Сейчас уже говорят, что 22-го или 23-го. Не буду ничего говорить, потому что точно не знаю. Мне без разницы, готов лететь, нормально себя чувствую. Это самое главное.

– Для вас имеет значение, в каком именно иностранном городе боксировать, может быть, есть любимый стадион?

Нет, мне всё равно.

– А как вы чувствуете себя на британской территории, чувствуете поддержку или, наоборот, неодобрение? Как Вас там встречает публика?

– В Британии любят бокс, понимают его. Трудно сказать, я на это [на публику, которая его не поддерживает] стараюсь не обращать внимания. Я представляю, сколько людей за меня в России болеют. Мы как-то ходили к детям, которые тренируются, знаете, столько детей за меня болеют, вот об этом и думаешь. Ну, конечно, его там тоже должны поддерживать, но у нас страна больше, за меня больше людей болеют, по-любому.

– В Вашей карьере было такое, чтобы кто-то трэштоком вывел Вас из себя?

  У меня не получается боксировать, когда меня выводят из себя. Есть такой боксер Марко Хук. Такой парень… Можно сказать, что он у меня вызывает злость и ненависть, это плохо. Когда я с ним боксировал, у меня многое не получилось.

– То есть агрессия не добавляет Вам сил, а заставляет ошибаться?

– Скорее всего, да. Заставляет ошибаться, суетиться.

– Получается, что за всю карьеру Вас разозлил только один боксер?

– Сразу только его вспомнил. Были еще, конечно, неприятные личности.

– Хотели ударить Хука на пресс-конференции или на взвешивании?

–  Знаешь, я нормально… Но если бы он меня ударил, то я ударил бы в ответ, даже не задумываясь. Даже не успел бы задуматься. Пресс-конференции – это шоу, кто-то рожу строит. Я нормально и спокойно к этому отношусь.

– Вы понимаете, что это часть игры и не стоит реагировать?

– А смысл реагировать на дурака? Всё равно ты ему ничего не объяснишь.

– А чем именно раздражал Хук?

– Себя вести не умеет. Чем раздражал? Своими выходами, своими поступками, высказываниями, бывает такое.  

– Самый большой гонорар Вы получили после боя с Кличко, на что Вы его потратили?

– Не отвечу, не скажу.

– Может, на машину, которую давно хотели, дом?

– Я недавно купил дом наконец-то, построил. Супруга молодец, нормально руководила, помогала всё делать.

– А Вы принимали участие, может быть, мебель выбирали?

– Нет, всё супруга. Я был на сборах, а когда приехал, всё уже было готово. Мне было лучше всех. Был в разъездах, как-то заехал посмотреть на дом, нормально получилось. Всё отлично.

–  Супруга, получается, проводила Вам экскурсию в собственном доме?

– Да, можно сказать так.

– А что Вам больше всего понравилось?

– Там все хорошее. И зал хороший, и диван хороший. Можно поваляться, посмотреть телевизор.

– А какая самая большая покупка в Вашей жизни? Дом?

– Наверное, дом. Он находится в деревне рядом с Чеховом.

– Участок там есть, может быть, будете выращивать овощи?

– Грядок нет, есть цветы. Выращивать ничего не собираюсь, этим надо заниматься, я далек от этого.

– Будете шашлыки "выращивать"?

– Может быть.  

– Какая у Вас любимая марка автомобиля?

– Трудно сказать. Мне нравилась раньше Audi, потом я пересел на Mercedes, очень понравился. А вот недавно у меня появилась машина BMW X7, купил себе, хороший автомобиль, катаюсь.

– Какую самую максимальную скорость развивали?

– На Mercedes, наверное, максимально 220-230 километров в час. Стараюсь не делать этого. Хотя нормальные ощущения, адреналин появляется, но не такой, как в боях.   

– Это в нашей стране или за границей?

– В нашей, я за границей практически не управляю автомобилем.

– А какая у Вас первая машина была?

– "Девятка" вишневого цвета.

– Расскажите, какой у Вас отпуск идеальный? Любите на пляже лежать или активный отдых?

– Я люблю с друзьями и семьей отдыхать, с ребенком. Я и на Черном море был, в Сочи погулял. Мне очень нравится этот город.

– Встречались ли Вам такие боксеры, в которых Вы видели явный талант, но которые в конечном итоге не раскрылись?

– Много ребят талантливых было, кто-то бросил бокс. Надо правильно направить свой талант, отдаться правильным тренировкам, не у каждого получается.

– Вы говорите, что были возможности пожить в США и в Германии, но Вы говорите, что Вам милее в России. Но все-таки есть какая-нибудь еще страна, в которой вам приятно находиться, куда Вы любите возвращаться?

– Везде нормальные и приятные люди, меня везде хорошо встречают. Всегда приятно ездить и в Германию, и в Англию. Я пришел, потренировался, отбоксировал и уехал. Я люблю, конечно, Россию, люблю здесь жить.

Казачий хор встретил Поветкина в Шереметьево после победы над Уайтом

– Почему не дают визу в Америку?

– Не знаю, надо у них спросить, для меня самого это загадка.

– В будущем возможны Ваши бои с Усиком, Гассиевым?

–  Вряд ли, много с кем есть боксировать. Я не рвусь к таким боям. Если, конечно, скажут, давай, дадут хорошие деньги, то придется боксировать, а так я не стремлюсь.

– У Вас был какой-нибудь конфликт на улице, который отложился в памяти?

– Нет вроде, я спокойный человек, стараюсь ни с кем не конфликтовать.

Кокляев оценил шансы на победу Поветкина в бою с Уайтом

Первый поединок Александра Поветкина и Диллиана Уайта состоялся 22 августа 2020 года. Топовый боксер из Великобритании защищал титул временного чемпиона по версии WBC в тяжелом весе и уже всерьез готовился к битве с грозным Тайсоном Фьюри, однако у ветерана российского бокса Поветкина на этот счет были другие планы. Первые четыре раунда прошли при тотальном доминировании Уайта. Большинство тех, кто следил за этим поединком, уже списывали Александра со счетов – ситуация казалась плачевной. В четвертом раунде Поветкин дважды побывал в нокдауне. В пятом раунде он совершил камбэк года: провел левый апперкот и отправил Уайта в глубочайший нокаут. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_812755 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_812755')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_812755', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_812755', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_812755(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_812755(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })