window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 мая 2024, 10:27

Окно в ванной и кухонные разговоры: какие секреты таят хрущевки

Архитектор Ваняев рассказал, как в Люблине построили хрущевку за два дня
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Окно между кухней и ванной в хрущевке
Фото: © Скриншот видео

Алжирские ксуры – небольшие глиняные цитадели с минаретом, который используется в качестве сторожевой башни. Основные принципы – это простота и функциональность. Раньше считалось, что ксуры характерны только для Африки, но, как оказалось, у них очень много общего с хрущевками. Выяснилось, что этими строениями вдохновлялись такие знаменитые архитекторы, как Фернан Пуйон и Ле Корбюзье. Как раз у последнего Хрущев и подсмотрел этот проект.

Зачем в хрущевках делали окно между ванной и кухней? И почему эти дома считали дворцами? Об этом рассказывает программа "Невероятно интересные истории" на РЕН ТВ.

"Я живу во дворце"

Отсутствие декора, плоская крыша, максимально полезная площадь и минимально допустимая высота потолка – эти правила возведения ксуров пришлись очень кстати при строительстве послевоенного жилья в СССР. Вот только советские многоэтажки стали объектом критики, а алжирские укрепления вошли в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Самой старой хрущевке 66 лет. В 1958 году в качестве эксперимента в тогда еще подмосковном районе Новые Черемушки возвели несколько типовых домов. Не выше пяти этажей, чтобы не устанавливать лифт. Жилье оказалось практичным и удобным, и вскоре такие дома появились по всей стране.

Фото: © Скриншот видео

"Хрущевка впервые после коммуналок, после тяжелых жизненных послевоенных условий оказалась настоящим спасением для тысячи тысяч людей. Даже не просто людей, а семей", – говорит заведующий музеем "Пресня" Юрий Быкадоров.

Радости первых новоселов не было предела. Переезд в собственную квартиру положил конец очередям в коммунальные туалеты, скандалам на кухнях и постоянному контролю со стороны соседей. У советского человека наконец-то появилось личное пространство со всеми удобствами. Да еще и выдавали заветные квартиры бесплатно.

"Очень часто в письмах те семьи, которые получали новое жилье, писали своим родным, близким, друзьям, что теперь они живут не где-то, а во дворце. Вот так воспринималось это пространство, которое в наши дни кажется тесным, неуютным, с низкими потолками", – отметил Быкадоров.

Пятиэтажка за 15 дней

За первую пятилетку хрущевского проекта в СССР появилось 420 миллионов квадратных метров нового жилья. По темпам строительства Советский Союз вышел на первое место в мире. Пятиэтажку из готовых блоков возводили всего за 15 дней, еще месяц уходил на внутреннюю отделку. Но даже эти рекордные сроки в отдельных случаях умудрялись сокращать.

Фото: © Скриншот видео

"Любопытный экземпляр малоэтажного строительства находится в районе Люблино. Это двухэтажная хрущевка, экспериментальная модель. Она была возведена практически за двое суток. И сегодня она, конечно, выглядит очень убого по сравнению с тем, что вокруг этой хрущевки построены современные дома", – сказал архитектор Алексей Ваняев.

Новые поколения даже не подозревают, сколько инновационных идей использовали при проектировании советских пятиэтажек. Небольшое пространство типового жилья на самом деле было продумано до мелочей.

"Архитекторы старались максимально сделать скрытым пространство для хранения: это и антресоль, и кладовая в коридоре, и встроенные шкафы. И это считалось очень важным и удобным для советской семьи", – объяснил заведующий музея "Пресня".

Секрет окна между кухней и ванной

В музее современной истории России представлены интерьеры первых хрущевок, и у многих они вызывают немало вопросов. Чаще всего спрашивают о назначении окна между ванной и кухней. Мало кто знает, но эта деталь спасала жизни.

Фото: © Скриншот видео

"Дело в том, что хрущевки были подключены к газу. И подумали в том числе о безопасности. Если бы произошла утечка внутри квартиры, то взрывная волна бы могла разрушить конструкцию, а за счет того, что между ванной и санузлом есть окно, то фактически взрывная волна гасилась этим окном", – рассказал архитектор.

К тому же окно в ванной помогало экономить электричество. Для этих же целей в стене кухни оставляли небольшие ниши для хранения, которые в народе прозвали "хрущевскими холодильниками".

"Фактически эта идея еще была подсмотрена и в дореволюционный период, потому что достаточно часто делали такие конструкции, но в хрущевке эта конструкция, естественно, прижилась", – уточнил эксперт.

Как появились кухонные разговоры

В наши дни многие ругают маленькие кухни в панельных домах. Но мало кто знает, что эту небольшую площадь продумали специально для удобства советских хозяек, которые работали наравне с мужчинами и часто готовили ужин для семьи из последних сил.

Фото: © Скриншот видео

"Кухня шесть квадратных метров подразумевала удобство для хозяйки, чтобы она могла не бегать по кухне, а дотянуться рукой от стола до плиты, от холодильника к мойке. И поэтому не стоял вообще перед хозяйкой и семьей вопрос о том, что пространства в 60-е и 70-е годы не хватает", – подчеркнул Быкадоров.

Крошечные советские кухни стали главным местом сборов. Нередко там собирались большими компаниями, ведь кухонные стены, как правило, не граничили с соседними квартирами. Поэтому и соседи не жаловались на шум.

"Появилось такое понятие, как кухонные разговоры – разговоры о политике, которые допускались как раз-таки людьми, к которым было доверие. Такое доверие в коммунальной квартире было практически невозможным. Там жили совершенно разные люди и совершенно по-другому относившиеся друг к другу", – пояснил эксперт.

Хрущевки в Германии

К 90-м годам радость от личного пространства сменилась на дискомфорт от устаревшего жилья. Люди нового времени стали грезить о просторных квартирах, в которых можно разместить всю хлынувшую на рынок мебель и технику. Но многие и сейчас продолжают жить в типовых панельных домах прошлого века. Причем не только в России, но и за рубежом.

"Хрущевки были популярны не только в Советском Союзе в 50-е годы прошлого века, но и в бывших странах соцлагеря. Более того, эти хрущевки встречаются и в капиталистических странах", – сказал Алексей Ваняев.

Фото: © Скриншот видео

Еще 25 лет назад Лайнефельде в Восточной Германии можно было спутать с любым российским городом. После войны его застроили типовыми хрущевскими пятиэтажками. Но в конце 90-х их решили реконструировать и изменили до неузнаваемости.

Проект реновации – детище немецкого архитектора Штефана Форстера. Он переделал уже не одну хрущевку в бывшей ГДР и знает, как сделать такое жилье более просторным и современным без вреда для конструкции.

"Мы вырезали из длинного здания промежуточные фрагменты и реконструировали восемь получившихся домов. Везде убрали по одному этажу, увеличили окна и площади квартир, достроили балконы", – поделился подробностями архитектор Штефан Форстер.

Японские данчи

В Японии типовое жилье строили по своим проектам. Но их панельные дома данчи все равно как две капли воды похожи на наши хрущевки. Говорят, местные власти тайком отправили в СССР архитекторов-разведчиков и те подсмотрели идеи у советских коллег.

Фото: © Скриншот видео

Японские данчи тоже строили на скорую руку в послевоенное время. Но их обитатели редко жалуются на тесноту – личного пространства им вполне достаточно. Ведь главная проблема Страны восходящего солнца – это одиночество, особенно среди пожилых людей.

"Я переехала в этот дом, как только его построили – 50 лет назад. Раньше мы жили тут с мужем и тремя детьми, но сейчас тут осталась только я. Муж умер, а дети разъехались по своим квартирам", – рассказала жительница данчи Митико Тара.

Митико Тара родилась в Нагасаки и пережила войну. Она утверждает, что жить впятером в крошечной однокомнатной квартире ей было вполне комфортно. Ее жилище состоит из спальни, кухни, раздельного санузла и коридора – точь-в-точь как типовая советская "однушка". В интерьере японки есть даже старый застекленный буфет с посудой на особый случай.

Еще больше невероятных интересных историй, удивительных открытий и уникальных съемок – в программе "Невероятно интересные истории" с Сергеем Долей и Алексеем Корзиным. Новые выпуски смотрите на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1217238 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1217238')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1217238', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1217238', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1217238(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1217238(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })