window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 апреля 2024, 02:55

Это бизнес: как трудовые мигранты легализуются в России, не зная языка

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Сейчас, по данным властей, в нашей стране около 10 миллионов трудовых мигрантов.
Сотрудник полиции проверяет паспорт трудового мигранта из Киргизии в одном из хостелов в офисном здании
Фото: © РИА Новости/Илья Наймушин

Важно не только установить истинных виновников теракта в "Крокус Сити Холле". Еще одна стратегическая задача – свести к минимуму все риски , связанные с возможностью повторения таких атак. Не зря после трагедии в "Крокус Сити Холле" на коллегии МВД Владимир Путин ставит перед ведомством и всем правительством задачу кардинально пересмотреть подходы к миграционной политике. Решающим должен быть один принцип "приезжать, жить и трудиться в России могут только те, кто уважает наши традиции, язык, культуру и историю".

Сейчас одно из самых частых объяснений, связанных с увеличением потока мигрантов, сводится к одному: мол, они позволяют решить проблему дефицита кадров. Но на этой неделе на съезде РСПП Путин еще раз подчеркивает, что мигранты – это не решение. Здесь тоже нужны принципиально иные подходы , связанные с модернизацией и цифровизацией экономики, которые в итоге позволят повысить производительность труда.

Сейчас, по данным властей, в нашей стране около 10 миллионов трудовых мигрантов. Но легальный статус иных можно поставить под сомнение хотя бы из-за знания русского языка. С 1 мая в России для иностранцев вступают новые правила сдачи экзаменов, в том числе и по русскому. Их больше не смогут принимать частные компании: выдача ими необходимых сертификатов превратилась в масштабный бизнес.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ /Павел Волков

Однако, судя по всему, проблема не только в частниках, но и в государственных ВУЗах, которые за этими конторами и стояли. Корреспондент "Известий" Алексей Целищев провел собственное расследование на эту тему.

Это бизнес: как трудовые мигранты легализуются в России, не зная языка

Экзамен для мигранта

Кадры задержания владельцев центра тестирования в Омске. Здесь помогали мигрантам преодолевать языковой барьер – получать сертификат на знание русского, чтобы дальше претендовать на рабочее разрешение, вид на жительство и даже получение гражданства. 65 приезжих смогли официально получить патенты и вид на жительство. Та же картинка – в Красноярске.

Рейды в Нижнем Новгороде, Кургане, Самаре, Челябинске. Во внимание правоохранителей за последние полгода попали почти десять регионов, где мигранты могли купить сертификаты о знании русского языка, но ничего на нем не понимающие.

Мигрант просит переводчика, хотя по официальным документам великий и могучий знает. И таких здесь – сотни.

"Это самый крупный многофункциональный миграционный центр в России. Это конечная точка для людей, которые хотят получить патент или вид на жительство. Они приходят сюда уже с готовыми документами, подают их, после чего могут легально жить на территории нашей страны", – рассказал корреспондент.

Фото: © ТАСС/Валерий Шарифулин

Театр с переодеванием

Как мигранты получают сертификаты, не зная языка? Только нашей программе удалось раскрыть все схемы фиктивного тестирования иностранцев, о которых раньше знали только сами приезжие.

Уникальные кадры фиктивного тестирования иностранца в одном из центров Самары. Сотрудник частной конторы перед началом экзамена не только сообщает правильные ответы, но и показывает куда их нужно вписать.

Письменный тест уже решен, но экзаменатор советует поиграть на камеру и потянуть время.

"Ну вы какую-то деятельность проявляйте, читайте и чего-нибудь отмечайте", – говорит он.

Просто весь процесс записывается на видео. Эту съемку коммерсанты отправляют в аккредитованные ВУЗы. Перечень Минобрнауки определяет: лишь 12 учебных заведений в стране имеют право выдавать сертификаты на знание русского. ВУЗы заключают договоры с десятками коммерческих компаний – они выступают площадками для тестирования. Их сотрудники, как того требуют правила, на часть ставки устроены в ВУЗ. Все это и дает право частникам выдавать сертификаты от имени госуниверситетов.

Фото: © РИА Новосьт / Максим Богодвид

И вот, с помощью подсказок, иностранец успешно сдает экзамен. Здесь повезло: претендент на сертификат хоть как-то умеет писать. Для тех, кто язык абсолютно не знает, за определенную плату могут помочь иначе.

"Можете ей дать свой платок? Красивая симпатичная девушка, надо потемнее быть. Вы очень молодо выглядите. Смотрите, постарше надо быть, постарше", – инструктирует организатор.

Менеджер одного из центров тестирования просит женщин поменяться платками. Та, что справа – ни слова не говорит по-русски. Сдавать экзамен за нее будет девушка слева. Чтобы подмена не бросалась в глаза, ее просят прикрыть платком брови.

Двойник успешно сдает экзамен. Минимальная стоимость такой аферы – четыре тысячи рублей. Плюс вознаграждение подставному участнику. По самым скромным подсчетам, годовой оборот в теневой сфере тестирования составляет больше 100 миллионов рублей.

"Получение временного проживания иногда обременено большими сложностями и поэтому люди прибегают вот к каким теневым схемам. Но в итоге в общем-то формально это все выглядит, как то, что они получают легальные статусы", – сообщила заведующая лабораторией экономики народом населения и демографии экономического факультета МГУ им. Ломоносова Ольга Чудиновских.

Дело Трухановской

В середине апреля Рособрнадзор объявил пяти ВУЗам предостережение. В Москве полицейские задержали пятерых фиктивных работников института русского языка имени Пушкина. Они продавали сертификаты от имени ВУЗа. На фоне скандала уволили ректора учебного заведения Наталью Трухановскую.

В телефонном разговоре с нами Трухановская заявила, что сейчас на больничном. И вообще всегда боролась за ужесточение приема экзаменов.

Фото: © РИА Новости / Нина Зотина

"Я в своем интервью озвучила несовершенство нормативной базы по тестированию мигрантов на получение патента. Мы неоднократно направляли и обсуждали с профильными сотрудниками Минобрнауки, которые отвечают за этот вопрос, но, к сожалению, нас не слышали", – заявила она.

Крупнейшая площадка для тестирования – "Аксиома" – торговала сертификатами в Петербурге. Дела явно шли неплохо, ежемесячная прибыль – семь с половиной миллионов рублей. По нашим данным, акциями организации мог владеть один из родственников, директор института русского языка РУДН Анжелы Должиковой.

"У меня взрослый сын, у него акции нескольких компаний. Какие из них, я вам не буду комментировать", – заявила она.

Что будет дальше?

Сейчас сотрудники "Аксиомы" – фигуранты уголовного дела, а в Минобрнауки приняли решение запретить коммерческим компаниям проводить экзамены иностранцев. С 1 мая получить сертификаты приезжие смогут только в самих ВУЗах. В коммерческих компаниях, где раньше мигранты сдавали экзамены, аудитории уже опустели.

"В России вообще не найти. Только за рубежом можно", – заявляют знающие люди.

Фото: © РИА Новости/Артем Житенев

Но и за границей уже возникают сложности. Наша съемочная группа попыталась договориться о приеме экзамена в Узбекистане.

"Насколько я знаю, с понедельника вообще закрыли. И в России, и здесь. Поэтому, что будет дальше, я не знаю. Ждем сообщений", – утверждает сотрудница экзаменационного центра.

Только за прошлый год, по официальным данным, в России смогли легализоваться около шести с половиной миллионов трудовых мигрантов, существенная доля которых либо плохо говорит по-русски, либо вообще не знает языка.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1214966 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1214966')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1214966', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1214966', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1214966(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1214966(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })