window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 апреля 2024, 18:35

"Горело море": как Крым пережил самое разрушительное землетрясение

История самого разрушительного землетрясения в Крыму
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Землетрясение в Партените
Фото: © Wikimedia Commons

95 лет назад в Симферополе появилась одна из первых в стране сейсмостанций, которая со временем стала мощной базой наблюдения за землетрясениями на территории всего Советского Союза. Поводом к развитию сейсмологии в Крыму послужило сильнейшее девятибалльное землетрясение 1927 года.

От Алушты до Севастополя были огромные разрушения, без жилья осталось около половины населения Южного берега Крыма. Погибли 16 человек, более 800 были ранены. Очевидцы говорили, что море тогда "кипело и полыхало огнем". Опасности добавляли люди, не умевшие правильно вести себя в экстремальной ситуации – они впадали в панику и только усугубляли положение.

О сентябрьской катастрофе 1927 года и последствиях, к которым она привела, а также свидетельства очевидцев разрушительного Крымского землетрясения – в материале РЕН ТВ.

История крымских землетрясений

О сильных землетрясениях на территории Крыма упоминают еще древнегреческие источники. Самое раннее из них – Пантикапейское землетрясение – датируется 63 годом до новой эры.

Также описана и катастрофа 480 года. Она произошла примерно в сентябре-октябре и продолжалась около 40 дней. Событие известно из дошедшей до нас надписи в Херсонесе Таврическом, который потерпел большие разрушения.

Фото: © РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Известны землетрясения 1292 и 1471 годов. Ученый-энциклопедист и путешественник Петр Паллас описывал землетрясения 1790 и 1793 годов. А Павел Сумароков, правительственный чиновник и историк Крыма, оставил подробные свидетельства о шестибалльном землетрясении 1802 года – он лично наблюдал его в Севастополе.

Большой паникой не только на Южном берегу, но и в Симферополе сопровождалось ночное землетрясение 1838 года. Спустя 30 лет произошло сильное землетрясение с эпицентром возле Фороса, которое описал крымский краевед Василий Кондараки. По его словам, колебания земли привели к разрушению даже сейсмостойких построек.

В начале XX века Крым также трясло несколько раз, но такого катастрофического землетрясения, какое случилось в сентябре 1927 года, жителям полуострова переживать не доводилось.

Крымское землетрясение 26 июня 1927 года

Строго говоря, в 1927 году в Крыму было два мощных землетрясения. Первое произошло 26 июня – максимальная интенсивность толчков, по оценке специалистов, составила шесть баллов. Рыбацкие лодки и корабли в море столкнулись с сильным волнением. До землетрясения оно оставалось тихим и спокойным, а во время толчков слышался сильный шум. Те, кто в это время купался и нырял, были оглушены подводным грохотом.

Землетрясение не вызвало серьезных разрушений и жертв, однако в результате возникшей паники не обошлось без пострадавших. По свидетельству очевидцев, после первых толчков весь транспорт из Крыма был переполнен испуганными туристами, которые в панике пытались разъехаться по домам. Несколько человек тогда получили ушибы и ранения.

Фото: © Картина Кузьмы Петрова-Водкина "Землетрясение в Крыму", фото ИТАР-ТАСС

Крымское землетрясение 12 сентября 1927 года

"В домах лопались стекла, трещали потолки и полы, падали стены…"

Второе землетрясение, невероятное по силе разрушений, произошло в ночь с 11 на 12 сентября. Силу подземных толчков оценили в шесть-девять баллов. Эпицентр находился в Черном море, вблизи Ялты, однако пострадали многие города крымского побережья.

Первые признаки землетрясения стали проявляться накануне вечером – около 20:00. Животные заметно беспокоились и отказывались от корма. Лошади тревожно ржали и срывались с коновязей, коровы мычали, собаки и кошки жались к своим хозяевам.

Рыбаки, вышедшие на ночной лов, слышали гул на море между Алуштой и Судаком. Необычное при совершенно тихой погоде волнение в виде мелкой зыби, внешне похожее на "кипение моря", заставило их вернуться на берег. Ровно в полночь по всему побережью завыли собаки. Через 14 минут сильный грохот оборвал этот вой. Произошел первый сильнейший толчок, который длился не более 10 секунд.

Фото: © РИА Новости/Сергей Мальгавко

Полминуты спустя случился второй, менее сильный удар. Люди бросились на улицу – в домах лопались стекла, трещали потолки и полы, падали стены, с крыш летели железные листы, обрушивались балконы и карнизы. В горах гремели обвалы.

"Я уснул, чтобы проснуться в первый раз в жизни, когда каждая мелочь в твоей комнате, казалось, стала разваливаться. Я увидел перевернутые стулья на полу, разбитое зеркало. Я бросился к двери, пол подо мною закачался, как качается лодка в море. Пол колыхался, вздрагивал, поднялся, заскрипел, будто готов был рухнуть вниз", – так в своей заметке от 15 сентября 1927 года описывал происходившее журналист газеты "Правда" А. Никандров, отдыхавший в то время в Крыму.

Были повреждены и знаменитые памятники истории и культуры. В их числе – Генуэзская башня в Судаке, Воронцовский дворец в Алупке и знаменитое ялтинское "Ласточкино гнездо".

Фото: © Известия/Дмитрий Коротаев

Землетрясение в Ялте: "Обезумевшая толпа с ужасным криком ринулась вниз, к морю…"

Толчки ощущались почти на всей территории Крыма, но больше всего пострадал отрезок южного берега от Алушты до Севастополя. Множество старых поселков были полностью стерты с лица земли, в Большой Ялте более 17 тысяч человек остались без крыши над головой, а те, чьи дома чудом уцелели, несколько недель после землетрясения жили на улице, боясь заходить в полуразрушенные здания.

О панике первых часов землетрясения говорили многие очевидцы, тем более что трагедия происходила буквально на их глазах.

"Я облокотился на парапет набережной, прямо напротив меня, на узенькой улочке с красивым названием Морская, горели фонари. Стояла душная южная ночь. Вдруг внезапный удар сбил меня с ног. Подземный гул, грохот камней, звон бьющегося стекла, вой собак – все слилось в единый шум. Он постепенно нарастал, заглушая вопли о помощи, крики безумия, стоны раненых. И все это потонуло в густой, едкой пыли – она не позволяла дышать, и сквозь эту завесу не было видно, где меньше опасность, куда нужно бежать. Из подъездов домов выскакивали люди. По улице, заваленной обломками камней, обезумевшая толпа с ужасным криком ринулась вниз, к морю. <…> Бежавшие люди были полураздеты и босы. Стеклом разбившихся окон засыпало мостовую, и ноги у всех были в крови", – вспоминал писатель Константин Федин, переживший Крымское землетрясение в Ялте.

Фото: © Global Look Press/jn1/ZUMAPRESS.com

Землетрясение в Севастополе: "Слышался необычной силы гул и грохот"

Серьезные разрушения были зарегистрированы и в Севастополе. Оба толчка сопровождались волнообразными колебаниями почвы. Перепуганные люди в панике выбегали из домов. Некоторые испытывали такое сильное потрясение, что пытались спастись, выпрыгивая из окон.

"В казармах Брестского полка бросился с высоты третьего этажа один красноармеец, получивший, к счастью, нетяжелые ранения. С балкона второго этажа дома №38 по Таврической улице спрыгнул заведующий коммунальными домами товарищ Захаров. Он получил повреждения ног. Также получила незначительные ушибы одна гражданка, спрыгнувшая с балкона второго этажа по ул. Троцкого. Всем пострадавшим была своевременно оказана медицинская помощь", – писали газеты.

Девятибалльные толчки продолжались долго – по всему полуострову в течение первых 11 часов их было зафиксировано 27.

"После первых двух ударов около 02:00 ощущалось новое довольно сильное колебание почвы. Первый удар сопровождался весьма яркими звуковыми и световыми эффектами, слышался необычной силы гул и грохот, провода сетей высокого и низкого напряжения, соприкасаясь, производили сильные вспышки и выстрелы наподобие ружейных", – свидетельствовала газета "Маяк коммуны".

В севастопольском госархиве сохранился рапорт милицейского патруля с Зеленой горки, составленный сразу же после землетрясения: "Совершенно разрушен дом около вокзала — обвал обеих стен. Хозяин дома "тяжело контужен, его жена наполовину засыпана землей. С признаками тяжелого нервного потрясения ее доставили в больницу".

Землетрясение в Коктебеле: "Стены прогибались то тут, то там, давая легкие трещины"

Крымское землетрясение 1927 года вошло в историю полуострова как одно из наиболее разрушительных. Иногда его еще называют Ялтинским, поскольку главный удар пришелся на Южный берег Крыма. Но и восточное тоже пострадало – сила толчков в Коктебеле достигала шести-семи баллов.

Фото: © РИА Новости/Макс Альперт

Писатель Всеволод Рождественский приехал в Коктебель поздним вечером 11 сентября и остановился в гостях у поэта Максимилиана Волошина. В бархатный сезон его дом обычно был полон друзей. Но отдохнуть с дороги не получилось.

"Когда я выбежал на свежий воздух, глазам моим предстало необычайное зрелище. Все население волошинского жилища в самых фантастических одеяниях, наскоро наброшенных на плечи, шумно и бестолково роилось среди колючих кустов небольшого дворика. Все взгляды были обращены на только что покинутый дом. А его чуть-чуть пошатывало, стены прогибались то тут, то там, давая легкие трещины. С крыши от полуразвалившейся трубы сыпались обломки кирпича, сползала черепица. Земля была неспокойной, и порою казалось, что ее, как огромную скатерть, кто-то тихонько поддергивает из-под ног. Больше всего тревожило море. Что, если огромный вал обрушится на берег, заливая все вокруг?"вспоминал Рождественский ту ночь в своей книге "Страницы жизни".

В Крыму горело море: "Огонь красного цвета в виде сильной зарницы"

Необычные природные явления наблюдались накануне землетрясения, 11 сентября. Очевидец тех событий, профессор Таврического университета Петр Двойченко вспоминал, как по дороге в Херсонес он увидел, что "западная часть неба была охвачена ярким буровато-оранжевым светом, который эффектно отсвечивал на гладкой поверхности Карантинной бухты. Как будто пылал пожар, яркий свет которого проходил через дымовую завесу. Отблеск от водяной поверхности был такой яркости, что лошадь бросалась в сторону и не хотела проехать близко к воде". После захода солнца разразилась сильная гроза, затем небо очистилось, и в нем появилась полная луна. 

Фото: © Global Look Press/Craig Lovell

Как говорили другие очевидцы, во время самого землетрясения они наблюдали "огонь красного цвета в виде сильной зарницы" в западном направлении, где грозовых туч тогда не было. Исследователи полагают, что огненные вспышки действительно имели огромные размеры, поскольку были видны на расстоянии до 60–70 километров.

Так, на мысе Лукулл наблюдали огненную вспышку высотой около 500 метров и шириной почти два километра. Эти вспышки были видны даже из Евпатории. Также из рассказов очевидцев из Феодосии известно, что в 30 километрах по направлению к Анапе – то есть по другую сторону от основного очага и на большом от него удалении – в море также были замечены огненные столбы.

Уже в 1930 годы ученые допускали, что вспышки огня над водой связаны с загоранием метана, выходящего со дна моря через трещины, которые образуются при сейсмических подвижках. Позже эта версия подтвердилась. Дело в том, что в Черном море находятся значительные запасы метана, катастрофические выбросы которого могут воспламеняться во время грозы. Эти уникальные природные явления ученые называют "холодные сипы".

Фото: © РИА Новости/Сергей Мальгавко

"Всем известно, что во время Ялтинского землетрясения Черное море горело у мыса Тарханкут. В ряде районов Черного моря метан выходит из больших глубин в виде "факелов" в толще вод, высотой до 1200 метров. Когда мы ходили у побережья Грузии, там обнаружили сип, который называется "Очамчирский бог". Перед землетрясениями он создает факел высотой до 500 метров", – рассказал научный руководитель федерального исследовательского центра Института биологии южных морей имени А. О. Ковалевского РАН, академик Виктор Егоров.

Ученый также уточнил, что в сероводородных зонах струи метана формируют на дне Черного моря уникальные коралловидные постройки, которых нет больше ни в одном море Земли.

Что стало причиной катастрофических разрушений

Стихийный удар оставил без крова 48% населения Южного берега Крыма. Но позже выяснилось, что повреждения и разрушения зданий произошли больше не из-за сильного землетрясения, а из-за плохого материала сооружений и неустойчивости почвы. Именно об этом говорил профессор Владимир Обручев в своей статье "Возможен ли провал Крыма?", написанной им для сборника "Черноморские землетрясения 1927 года и судьбы Крыма" – он вышел через год после трагедии.

"Значительные повреждения и разрушения зданий, обусловленные землетрясением, зависели, как оказывается, не от силы последнего, а главным образом от плохого материала сооружений и также от неустойчивости почвы. Поэтому на качество построек и на выбор более надежных участков почвы для крупных сооружений теперь должно быть обращено особенное внимание", – писал Обручев.

Фото: © РИА Новости

Известно, что саманные домики в деревнях Южного берега Крыма возводили без всяких проектов. Обычно их ставили на склоне, на двух уступах, и часто даже без фундамента. Материал был самым простым – дробленый камень. Укладывали его в лучшем случае на известковый раствор, в худшем – на глинистый.

"Хотя его называют здесь глиной, но на самом деле это просто уличная известково-глинистая грязь, которая по высыхании обращается в пыль, и, разумеется, никакой связки кладке не дает", – отмечал крымский архитектор Павел Голландский.

Деревенские строители часто пренебрегали и укреплением связей стен. А между тем в Крыму как раз существовали традиции "правильного строительства". Голландский упоминал здания, которые сохранились еще со времен Крымского ханства, – обычные обветшавшие татарские домики, выстоявшие во время землетрясения 1927 года.

Последствия Крымского землетрясения 1927 года

Ущерб, нанесенный землетрясением, был оценен, по разным данным, на невероятные по тем временам 40–55 миллионов рублей. Была учреждена специальная "Всекрымская вещевая лотерея" для сбора средств на ликвидацию последствий стихии. Общество Красного Креста РСФСР выпустило серию открыток, выручка от которых шла на помощь пострадавшим. Чтобы усилить эффект, на них публиковали апокалиптические виды разрушенных зданий.

Землетрясение преподало Крыму жестокий урок, но выводы были сделаны. Специалисты оперативно изучили разрушения в зданиях постройки разных типов. Оказывается, в некоторых устоявших домах архитекторы предусмотрели железобетонные "пояса", которые равномерно распределяли нагрузку на здание. Их применение делало дороже постройку маленького дома всего на 5–6%, а большого – на 3–5%.

Крымское землетрясение 1927 года в произведениях писателей и художников

Илья Ильф, Евгений Петров. Роман "12 стульев"

"Землетрясение века", как называли разрушительное Крымское землетрясение современники, не могло оставить равнодушными творческих людей, тем более что большинство из них регулярно приезжали на полуостров в поисках вдохновения.

Фото: © Фотохроника ТАСС/Клипиницер Борис

Так, Ильф и Петров в своем культовом романе "12 стульев" описали, как первый толчок Крымского землетрясения помешал Остапу Бендеру и Кисе Воробьянинову "реквизировать" 11-й драгоценный стул в Театре Колумба:

"…Стул сам собой скакнул в сторону и вдруг, на глазах изумленных концессионеров, провалился сквозь пол.

– Мама! – крикнул Ипполит Матвеевич, отлетая к стене, хотя не имел ни малейшего желания этого делать.

Со звоном выскочили стекла, и зонтик с надписью "Я хочу Подколесина", подхваченный вихрем, вылетел в окно к морю. Остап лежал на полу, легко придавленный фанерными щитами.

Было двенадцать часов и четырнадцать минут. Это был первый удар большого крымского землетрясения 1927 года. Удар в девять баллов, причинивший неисчислимые бедствия всему полуострову, вырвал сокровище из рук концессионеров.

– Товарищ Бендер! Что это такое? – кричал Ипполит Матвеевич в ужасе.

Остап был вне себя. Землетрясение, ставшее на его пути! Это был единственный случай в его богатой практике".

Михаил Зощенко. Рассказ "Землетрясение"

Михаил Зощенко в юмористическом рассказе "Землетрясение" передал ощущения сапожника-частника, который, перебрав с алкоголем, заснул перед самым землетрясением, а проснулся уже после его окончания:

"Одиннадцатого сентября в аккурат перед самым землетрясением Иван Яковлевич Снопков набрался горькой, сильно захмелел и заснул под самым кипарисом во дворе.

Вот он спит, видит разные интересные сны, а тут параллельно с этим происходило знаменитое крымское землетрясение. Домишки колышутся, земля гудит и трясется, а Снопков спит себе без задних ног и знать ничего не хочет. <…>

Фото: © РИА Новости/Александр Гальперин

Только рано утром, часов, может, около шести, продрал свои очи наш Снопков. Проснулся наш Снопков под кипарисом и, значит, свой родной двор нипочем не узнает. Тем более каменную будку свалило, а стена расползлась, и забор набок рухнул. Только что кипарис тот же, а все остальное признать довольно затруднительно".

Кузьма Петров-Водкин. Картина "Землетрясение в Крыму"

В то время как многие из отдыхавших на полуострове поддались панике, некоторые представители творческой интеллигенции оставались абсолютно спокойными. Среди них – художник-символист Кузьма Петров-Водкин. Он, как и Всеволод Рождественский, вместе с женой и маленькой дочкой гостил в сентябре 1927-го в Коктебеле у Макса Волошина.

Петров-Водкин воспринял это событие как редкую удачу. Крымское землетрясение не было первым опасным проявлением природной стихии в его жизни. За несколько лет до этого, в Италии, он оказался рядом с Везувием, когда тот начал извергаться – и немедленно поднялся к самому кратеру вулкана. По мнению художника, "встречи с крупными земными явлениями прочищают сознание, стряхивают с него мелочи и дают обобщение".

Фото: © РИА Новости/Дмитрий Коробейников

Его жена вспоминала, что, когда все думали только об отъезде из Крыма, Кузьма Сергеевич сказал ей: "Мы здесь все вместе, втроем. Что бы ни случилось, ничто нас не разъединит. Останемся здесь. Я буду работать. Это такое событие, которое может не повториться в нашей жизни. Если суждено погибнуть, то зато мы погибнем все вместе".

И они остались до 10 октября, а через несколько месяцев Петров-Водкин закончил картину "Землетрясение в Крыму", написанную им, можно сказать, с натуры. Увидеть ее можно в Русском музее в Санкт-Петербурге.

Интересные факты о Крымском землетрясении

  • Во время паники после землетрясения водители автомобилей брали за место в машине, которая ехала из Ялты в Симферополь, 15–20 рублей. Средняя зарплата в стране в 1927 году составляла 55–80 рублей. Билет на поезд из Москвы в Севастополь стоил 34 рубля, в гостинице Алушты можно было снять скромный номер за 1,5 рубля в сутки, свежий творог на ялтинском базаре стоил 50 копеек за килограмм.
  • В Ялте была организована выдача обедов из столовой. Стоимость обеда составляла 25 копеек, бедные люди получали его бесплатно.
  • Уже в сентябре 1927 года начались разработки рекомендаций по возведению на полуострове сейсмически устойчивых зданий.
Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1211211 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1211211')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1211211', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1211211', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1211211(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1211211(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })