window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 февраля 2024, 18:25

"Царская охота": военные РФ зашли в тыл врага, вынырнув из-под земли

Появились подробности секретной операции ВС РФ по взятию "Царской охоты" в Авдеевке
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Разведчики во время работы
Фото: © Скриншот видео

17 февраля 2024 года стало известно о полном взятии Авдеевки под контроль российской армии. Был взят старейший укрепрайон ВСУ, который функционировал с 2014 года. Именно из Авдеевки украинские националисты обстреливали Донецк.

Боевики планировали идти в контратаку на занятый российской армией укрепрайон "Царская охота", но как только бойцы ВСУ зашли в заброшенное здание, по ним нанесли удар дроны-камикадзе. 

"Царская охота" – бывшая база отдыха, ставшая одной из мощнейших крепостей ВСУ в Авдеевке. Боевики отстраивали ее 10 лет. Штурмовать такие укрепрайоны тяжело, поэтому российские разведчики взяли его хитростью: бойцы преодолели двухкилометровую дренажную трубу под землей и вышли в тыл противника.

Как российские военные организовали эту уникальную операцию? Чем отвлекали националистов во время ее подготовки? И как бойцам удалось незаметно подобраться к позициям противника, передав информацию без единого слова? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Штурм укрепрайона "Царская охота"

Уникальная операция армии РФ войдет в учебники по военному делу. Подземная труба, по которой российские бойцы проникли в "Царскую охоту", была полностью затоплена и завалена мусором. Несколько недель разведчики вручную расчищали лаз в ледяной воде.

"После этого туда заходили несколько разведчиков, так называемый отряд "Тигр" – бригады-ветераны, и выяснилось, что там тяжело дышать. Она два километра в длину. Тогда в трубе, в обстановке секретности, стали сверлить дыры, чтобы группы наших штурмовых отрядов могли спокойно ее пройти и не задохнуться", – рассказал полковник запаса военный историк Илья Мощанский.

Фото: © Скриншот видео

Чтобы заглушить звуки подземных работ, бойцы РФ на земле провоцировали националистов на бой. По позициям ВСУ шквальным огнем работала артиллерия. Судя по кадрам штурма, 150 разведчиков буквально выросли из-под земли за спинами ВСУ. Дальше события развивались стремительно. Российские военные ликвидировали дозорных и, выйдя в самый тыл противника, уничтожили гарнизон вражеского укрепрайона. Многие бойцы ВСУ сдались в плен без боя.

"Когда ВСУ это осознали, они перешли в массированные контратаки. Целые сутки они пытались отбить, но у них ничего не получилось. Мы вошли через эту подземную трубу в Авдеевку, завершили блокировку группе войск противника на этом направлении", – отметил бывший офицер спецназа полковник в отставке Анатолий Матвийчук. 

Фото: © Скриншот видео

Беспилотники в арсенале разведчиков 

В арсенале разведчиков несколько типов дронов. Одни наносят удары, а другие ведут наблюдение и корректируют огонь. Наблюдение идет непрерывно – так можно заметить любые детали. 

Часто разведчикам приходится работать у переднего края вражеской обороны: в сотнях метров от позиций противника. На наблюдательные пункты бойцы направляются после тщательного изучения нужного квадрата. На задание идут малыми группами – около пяти человек. У каждого своя задача.

"Есть разведчик, старший разведчик, оператор переносной станции радиоразведки РРС, операторы радиоэлектронных станций разведки, оптической разведки", – пояснил Матвийчук. 

Фото: © Скриншот видео

На самой линии фронта пользоваться беспилотником надо аккуратно – можно невольно выдать передвижение группы. Поэтому оператор дрона находится немного в стороне от отряда, чтобы в случае атаки отвести огонь от остальных бойцов.

"Безопасная высота – 3040 метров. Радиолокационная станция не может обнаружить, но визуально противник его обнаружит. Если мы начнем поднимать коптер выше, его визуально обнаружить тяжело, но в то же время и радиолокационные станции будут обнаруживать", – сказал военный эксперт.

Как разведчики понимают друг друга без слов

Двигаются разведчики максимально тихо: надо подойти к позициям противника и остаться незамеченным. С той стороны тоже ведется наблюдение. Зимой разведчики используют комбинированное маскировочное снаряжение. Белый цвет позволяет сливаться со снежным покровом, а камуфляж – с деревьями. Группа обычно передвигается неспешным шагом, так как быстрые и резкие движения легко читаются на расстоянии. 

На задании разведгруппа рассредоточивается на дистанцию визуального контакта. Информацию передают с помощью жестов. Например, кулак обозначает "внимание" или "стоп". Раскрытая ладонь – "идем вперед", круговое движение – "поднимаем "птичку". Обнаружив заброшенное здание, для проведения аэроразведки бойцы поднимают дрон. Если противник не обнаружен, группа продолжит скрытое движение для дальнейшего выполнения задачи. 

Фото: © Скриншот видео

Взять"языка": как работает разведка возле позиций ВСУ

Большую часть разведданных сейчас получают при помощи беспилотников. Но разведчики используют и другое оборудование. Например, переносные радиолокационные станции "Соболятник". На дальности до 20 километров РЛС с точностью до метра выдает координаты и вид цели, будь то украинская пехота или бронетехника. После этого всю информацию разведчики передают артиллерийским или противотанковым расчетам. Но зачем разведчики так рискуют и ведут наблюдение у самых позиций противника, когда есть беспилотники?

"Исходя из рельефа местности, многие цели мы не можем определить визуально. Мы их можем определить только на слух. Даже вплоть до того, что можем разобрать, сколько единиц техники может двигаться и ориентировочно в каком направлении", – поделился подробностями командир разведгруппы с позывным Искра. 

Фото: © Скриншот видео

Еще одна задача разведчиков – взять "языка", то есть захватить в плен военнослужащего ВСУ.

"Потому что пленный "язык", взятый непосредственно на линии боевого соприкосновения, в определенных случаях расскажет такую информацию, которую не увидишь с помощью никакого беспилотника", – объяснил Мощанский.

Шпионское оборудование в арсенале разведки

Для быстрого передвижения по пересеченной местности разведчики используют квадроциклы. Легкая техника может пройти по лесу, проскользнуть незамеченной по низинам и оврагам. В случае обнаружения противника бойцы могут быстро занять огневую точку, нанести удар и покинуть опасную позицию. За счет высокой скорости и маневренности такая техника – неудобная цель для дронов.

Для диверсионных операций и разведки бойцы используют и спецтехнику. Она мало отличается от бронемашин сухопутных войск. Это делается для того, чтобы было невозможно определить, кто работает на переднем крае. Боевая разведывательная машина с виду похожа на обычную БМП. Только внутри – шпионское оборудование: радиоэлектронные средства, радары, дальномеры и тепловизоры. Также она вооружена пушкой и пулеметом. 

Фото: © Скриншот видео

В СВО тактика разведчиков сильно изменилась. Если раньше основной задачей было наблюдение и сбор информации, то сейчас бойцы захватывают позиции противника наряду со штурмовыми отрядами.

"Теперь разведывательный батальон или разведывательная рота используются как спецназ. То есть они должны первые что-то взять. За счет того, что там воины высокого профессионализма, они без шума, со специальным оружием могут в духе штурма укрепрайона "Царской охоты" внезапно взять тот или иной "опорник" без общевойскового боя", – рассказал военный историк.

Во время подготовки все действия бойцов оттачивают до автоматизма. От работы разведки порой зависит судьба целого подразделения. Недавно операторы дронов вовремя засекли бронетанковую колонну ВСУ. Штурм был остановлен. В полях Донбасса – очередное кладбище натовской и украинской техники.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1191392 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1191392')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1191392', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1191392', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1191392(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1191392(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })