window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 декабря 2023, 17:42

Российские "птичники" наводят ужас на ВСУ

Операторов дронов называют на фронте "птичниками" и "дроноводами".
Оператор дрона в зоне СВО
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Российские войска заметно увеличили количество ударов по ВСУ беспилотниками "Ланцет". Операторы дронов не дают украинской технике и пехоте работать днем и ночью. Над украинскими позициями – целый рой квадрокоптеров.  

Тот факт, что Россия преуспела в производстве дронов, признали даже на Украине. Так, директор украинского "Центра поддержки аэроразведки" Мария Берлинская, отвечающая за снабжение ВСУ беспилотниками, констатирует: Украина проиграла войну дронов.

"Если у нас в какой-то момент был паритет, то сейчас россияне обогнали нас в разы. И когда эти дроны будут лететь тысячами, нам придется отступать на десятки километров за считанные недели", – заявила Берлинская.

Противостоять массовой атаке беспилотников ВСУ не могут, поэтому националисты объявили настоящую охоту на российских операторов дронов. Почему их боятся больше, чем танкистов и артиллеристов? Как выследить позиции операторов? И почему для уничтожения украинских расчетов российская армия не жалеет бомб и снарядов? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ. 

Разведчик, наводчик и корректировщик в одном лице 

На запорожском направлении операторы беспилотника зафиксировали выдвижение танковой колонны ВСУ в сторону российских позиций – все как на ладони. По технике нанесли удар из всех орудий. 

Операторов дронов называют "глазами СВО" – они следят за всеми действиями противника. Камеры высокого разрешения позволяют обнаружить даже хорошо замаскированные позиции и артиллерию ВСУ. Как только координаты цели определены, их передают в командный центр. 

Операторы дронов – это и разведчики, и наводчики, и корректировщики. Один расчет заменяет целое подразделение. Поэтому "птичники" и "дроноводы" – так их называют на фронте – для противника сегодня приоритетная цель. 

Фото: © ТАСС/Александр Щербак

"Украинские войска начали охоту на операторов дронов по той причине, что они несут колоссальные потери, что является одним из самых важных переломных моментов. Сейчас ситуация на фронте такая, что даже дорогостоящие боеприпасы украинские войска используют для поражения наших операторов, потому что это сейчас цель номер один стала", – поделился подробностями оператор БПЛА, участник СВО с позывным Хам.

Особенности работы разведывательных дронов

В арсенале разведчиков есть как небольшие коптеры, так и габаритные беспилотники самолетного типа. Первые ведут наблюдение у самой линии фронта, вторые – в глубоком тылу.

В Днепропетровской области беспилотник зафиксировал удар ракетного комплекса "Искандер" по эшелону с боеприпасами. Самое интересное, что разведывательному дрону удалось пройти незаметно для украинских средств ПВО. 

"Дроны, когда фиксируют удары "Торнадо" и "Искандер", работают чаще всего в тех местах, где отсутствует плотная завеса РЭБ. И, соответственно, операторы могут посмотреть, что там происходит, и фиксировать удары", – пояснил разработчик дронов Андрей Тафратов.

Разведчики передают координаты целей и своим коллегам – операторам ударных беспилотников. В ходе СВО дроны с управлением от первого лица показали себя универсальным оружием. Они эффективны и против пехоты, и против бронетехники противника.

Массированные бомбардировки дронами 

Российские операторы дронов устраивают массированные бомбардировки украинских позиций. Таких коптеров на вооружении бойцов РФ много – их создают в промышленных масштабах, причем прямо в зоне СВО. Детали для коптеров печатают на 3D-принтере, затем собирают готовую конструкцию, оснащают камерой и электроникой. По сути, барражирующие боеприпасы стали таким же расходным материалом, как и артиллерийские снаряды.  

Фото: © Скриншот видео

От операторов дронов во многом зависит успех на поле боя. Если вывести из строя всего несколько расчетов, инициатива может перейти на сторону противника.

"Оператор дрона на поле боя сейчас как отдельная единица работает, потому что может ввести, грубо говоря, все виды нанесения огня, разведки, поражения и предоставлять важные координаты для поражения сил противника", – говорит участник спецоперации. 

Почему операторов БПЛА сравнивают со снайперами 

Операторов дронов часто сравнивают со снайперами. Расчет работает в паре – сам оператор и его помощник. Первый наводит барражирующий боеприпас на цель, второй корректирует полет дрона. Если расчет работает на опасном направлении, то на задание отправляется группа до пяти человек. Пока "двойка" поражает цели, остальные наблюдают за местностью.

"Операторов дронов сравнивают со снайперами, потому что они владеют управляемым боеприпасом, который также по прямой наводке работает по врагу, грубо говоря, как по прицелу. Обычно противник не понимает, откуда ведется огонь. И это тоже одна из причин, почему операторы БПЛА сравнивают со снайперами", – объяснил боец с позывным Хам. 

Фото: © ТАСС/Александр Полегенько

Операторы действуют быстро. В воздухе повсюду разведывательные беспилотники ВСУ, которые могут зафиксировать точку взлета. От начала работы оператора до поражения цели проходит не более семи минут, затем быстрая смена позиций.

"Чаще всего операторы БПЛА маскируются очень продвинутыми способами – либо сломанное какое-то дерево, либо разрушенное здание с выбитым потолком, через которое он может вылететь спокойно и летать, и его не будет фактически заметно со стороны", – рассказал разработчик дронов.

Операторы дронов работают вблизи позиций ВСУ 

Операторы дронов-камикадзе работают достаточно близко к позициям ВСУ. Сказывается дальность передачи сигнала на беспилотник с пульта управления – она редко превышает 10 километров. Но новые разработки позволяют операторам смотреть за горизонт.

"В связке с ударными беспилотниками часто работают дроны-ретрансляторы. На высоте трех километров коптер передает видеосигнал и команды управления на другие дроны, в том числе камикадзе. Эта система увеличивает дальность управления беспилотниками в несколько раз, при этом не позволяет обнаружить местонахождения оператора", – говорит ведущий "Совбеза".

800 ударов дронами "Ланцет" 

Еще сложнее обнаружить операторов дронов-камикадзе "Ланцет". Модернизированные версии поражают цели на дальности 70 километров. Так, беспилотники стали основной ударной силой в контрбатарейной борьбе. "Ланцеты" регулярно выводят из строя украинскую и натовскую артиллерии.

Камикадзе может атаковать цели самостоятельно, то есть в автоматическом режиме, или под управлением оператора. Стартовую позицию дрона отследить трудно. "Ланцет" может барражировать в воздухе около часа и атаковать противника с любой стороны. 

Фото: © РИА Новости/Михаил Воскресенский

Кроме того, российские бойцы устанавливают катапульты на прицепы, что позволяет быстро покидать огневую позицию. С начала СВО было зафиксировано порядка 800 ударов дронами "Ланцет". Количество пораженных целей ударными коптерами не возьмется считать никто.

"В целом, если брать хорошую погоду по всей линии фронта, то в день может быть до 500 применений ударных беспилотников. У ВСУ сейчас показатели уже меньше, мы их обгоняем в этом плане. У нас производство растет, и поэтому нам становится проще", – подчеркнул участник СВО.

Украинские расчеты беспилотной авиации тоже действуют осторожно, но все же попадают на камеры квадрокоптеров. Для уничтожения вражеских расчетов боеприпасов не жалеют. Например, по позиции "дроноводов" наносят удар управляемой ракетой, а иногда подключают даже авиацию

Уничтожение даже одного расчета может сильно ослабить противника на ключевом участке фронта и дать возможность успешно атаковать вражеские позиции. 

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1173133 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1173133')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1173133', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1173133', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1173133(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1173133(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })