window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 ноября 2023, 15:07

Пальчики оближешь и умрешь: как кухарка стала "самой опасной женщиной"

Журналист Пименов рассказал о кухарке Мэри Маллон, которую называли "самой опасной женщиной в США"
Отвергнутая всеми "Тифозная Мэри"
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Симпатичная дама с уверенным взглядом – Мэри Маллон. В начале 20 века ее называли самой опасной женщиной Америки. Она не использовала оружия или яд. Смертельная угроза таилась в ней самой – бактерии сальмонеллы – они вызывают брюшной тиф. 

Мэри работала поваром и несколько лет распространяла вокруг себя инфекцию. При этом сама не страдала от болезни. Для того чтобы выявить источник заражения, потребовалось нанять детектива с медицинским образованием. Мэри Маллон стала первым в истории бессимптомным носителем болезни, которую пожизненно изолировали от общества. 

Сколько человек погубила кухарка? Какое коронное блюдо "тифозной Мэри" таило самую большую опасность? Как она сумела вернуться к работе, хотя давала присягу перед судьями, что никогда больше не встанет к плите? Об этом рассказывает программа "Загадки человечества" с Олегом Шишкиным на РЕН ТВ. 

Как кухарка стала "тифозной Мэри"

Во время пандемии коронавируса многие (далекие от медицины) люди узнали специфические профессиональные термины. Например, "суперраспространитель" и "бессимптомный носитель инфекции". Именно таким пациентом больше века тому назад оказалась Мэри Маллон. Исследователи считают, что девочка уже родилась с бактериями сальмонеллы (брюшного тифа) в организме – эту инфекцию передала ей мать, заразившись при беременности. 

"Здесь нулевой пациент, вот эта "Тифозная Мэри", которая в этой цепочке была первой заболевшей. А кто на земном шаре первый "нулевой", это никому неизвестно. И заболевание это существовало задолго до этого случая", – говорит инфекционист Джон Фишер. 

В 15 лет Мэри Маллон переехала из Ирландии в США. Кроме привлекательной внешности у девушки были прекрасные кулинарные способности. Дядя помог ей устроиться кухаркой в богатую американскую семью в городке Мамаронек (штат Нью-Йорк). 

"Хозяева были абсолютно довольны, потому что она была расторопная,  хорошо работала и, что самое главное, радовалась, потому что не только зарабатывала деньги, но и получала удовольствие от процесса", – рассказывает журналист Александр Пименов. 

Фото: © Скриншот видео

Жертвы "Тифозной Мэри"

Вот только у самих хозяев почти сразу начались проблемы со здоровьем: лихорадка, жар, диарея. В 1900-ом году, когда вся семья слегла с брюшным тифом, врачи уже умели диагностировать такое заболевание. Незадолго до этого даже появились первые вакцины, но установить источник заражения медикам не удалось. 

"Соответственно, исследования были неточные, и, когда обнаружили возбудителя инфекции, пациентке был проведен ряд анализов. Но они оказались отрицательные. Кроме того, даже тогда, когда за исследование ее организма активно взялись врачи, результаты также были отрицательные", – объясняет Джон Фишер. 

Имея на руках хорошие рекомендации, Мэри Маллон переезжает в престижный район Нью-Йорка – Манхеттен. Там ее берут на работу домашним поваром в другую семью. А дальше – снова локальная эпидемия: заболевают хозяева и прислуга, прачка умирает от тифа. У самой Мэри – ни симптомов тяжелой болезни, ни даже элементарного недомогания. Она опять в поисках работы. 

"И тут ее берет к себе в семью адвокат. В семье восемь человек. Семь из них тут же заболевают тифом, а Мэри, которая не знает о себе вообще еще ничего, не знает, что она сама бессимптомно больна, не только продолжает готовить для семьи, но еще и, желая помочь, устраивается работать в лазарете", – отмечает Александр Пименов. 

Фото: © Скриншот видео

Коронное блюдо кухарки

Далеко не каждое блюдо, приготовленное руками Мэри Маллон, таило опасность для здоровья. Например, почти все, что подвергалось термической обработке, было безвредно, утверждают медики. Но персиковое мороженое – визитная карточка кухарки – оказалось рассадником бактерий сальмонелла тифи. 

"Раньше ведь таких строгих санитарных правил не было. Сейчас врачи строго следят за здоровьем всех, кто работает в сфере сервиса, и не стоит забывать, что это было больше века назад. Тогда о подобных правилах даже не думали", – утверждает инфекционист.  

Разоблачение опасной кухарки

В период с 1900-го по 1907-ый Мэри успела поработать в восьми домах. Во всех, за исключением одной семьи, происходили вспышки брюшного тифа. 

"Хотя удивительно, Мэри каждый раз, когда устраивалась на работу, должна была пройти медицинское обследование и предоставить справки. Но у нее всегда было написано: "Мэри абсолютно здорова", – говорит журналист Пименов. 

Фото: © Скриншот видео

Вспышка болезни произошла в том числе в особняке банкира Чарльза Уоррена. Богатый бизнесмен нанял санитарного инспектора Джорджа Сопера, чтобы тот нашел источник инфекции. Доктор вскоре заподозрил Мэри Маллон. Он решил комплексно ее обследовать. Но добровольно сдать анализы при первой встрече кухарка отказалась – даже схватилась за вилку, чтобы врач и не думал к ней приближаться. 

Тогда инспектор Сопер написал рапорт в Департамент здравоохранения Нью-Йорка. В отчете он указал, что кухарка представляет угрозу для всего города. Вскоре за Мэри Маллон пришли полицейские и силой доставили в инфекционную больницу, где ее привязали ремнями к койке. Только тогда медики смогли взять анализы крови. Первые результаты – вновь отрицательные. Лишь через несколько недель в пробах выявили бациллы тифа.

"Поймите, она же специально никого не заражала. Она даже не знала о наличии проблемы. И многие писали, что с ней обошлись некорректно: ни полицейские, ни врачи, как следует, ей ничего не объяснили", – отмечает Фишер. 

Фото: © Скриншот видео

Ссылка Мэри и новая жизнь 

В марте 1907-го года Мэри Маллон отправили на трехлетний карантин в больницу на острове Норт-Бразер. Все это время за ней наблюдали инфекционисты, брали анализы. Сама женщина через частную лабораторию пыталась доказать свою непричастность к вспышкам болезни.  

"Наконец в феврале 1910-го года Мэри под присягой отказывается от выполнения работы на кухне. Это было единственное условие, которое ей поставили врачи, для того чтобы снять с нее ограничения и позволить ей передвигаться на воле", – рассказывает Александр Пименов. 

Первое время она трудится прачкой, но стирка белья приносит гораздо меньше денег, чем работа на кухне. К тому же из-за травмы руки Мэри несколько месяцев находится на больничном.

Фото: © Скриншот видео

Поддельные документы и пожизненный карантин

Женщина испытывает острую нужду, и под фамилией Браун подает резюме повара в агентство по трудоустройству. Вскоре снова работает: сначала в ресторанах, позже – в санатории и больнице. Везде происходят вспышки тифа. Один из зараженных умирает в госпитале. 

"В санитарном плане это, конечно, бактериологическая бомба, которая могла взорваться в любой момент. Ведь ее потом обнаружил тот же человек, который стал снова изучать материалы. И вдруг оказалось, что в истории была замешана некая Браун. Сейчас она бы за это получила несколько лет тюрьмы", – признается инфекционист. 

Спустя пять лет после освобождения Мари Маллон арестовали и вновь отправили на карантин – на этот раз пожизненно. Место заключения – все тот же остров Норт-Бразер. 

Под присмотром врачей на острове Мэри Маллон работала санитаркой, вела учетные записи. Через несколько лет ей разрешили раз в неделю покидать больницу и ездить на материк. В 63 года женщина перенесла инсульт и до конца дней оставалась наполовину парализованной. 

Фото: © Скриншот видео

"Умирает та самая Тифозная Мэри Мэллон в 1938-ом году. Умирает она от пневмонии, до этого она шесть лет была прикована к кровати из-за инсульта", – говорит Александр Пименов. 

Борьба с тифом в наши дни

Мэри Маллон посвятили стихи, научные статьи и шаржи. В американской культуре это имя стало нарицательным: так называют людей, которые любят свою работу, но приносят окружающим лишь вред. 

С тех пор брюшной тиф хорошо изучили, но так и не победили. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно на планете фиксируют примерно девять миллионов случаев этой опасной болезни. Свыше 100 тысяч зараженных умирают.   

"Заболевание подобного плана сейчас в Европе случаются редко. Это лишь единичные случаи. Зато в некоторых странах, например, в Средней Азии, заболевают от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Протекает эта болезнь по-разному: иногда бессимптомно, иногда до летального исхода", – заключает Джон Фишер. 

Фото: © Скриншот видео

Сейчас от брюшного тифа лечат антибиотиками. Перед поездками в южные страны, где чаще всего происходят вспышки заболевания, врачи рекомендуют соблюдать элементарные правила гигиены: тщательно мыть руки с мылом, пить чистую воду и употреблять пищу, которая прошла термическую обработку.  

О невероятных событиях истории и современности, об удивительных изобретениях и явлениях вы можете узнать в программе "Загадки человечества" с Олегом Шишкиным на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1157730 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1157730')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1157730', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1157730', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1157730(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1157730(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })