window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
08 сентября 2023, 14:24

Дом с мрачными тайнами: убийство семьи уже век не могут раскрыть

Убийство семьи из шести человек в 20-х годах до сих пор не могут раскрыть в Германии
Старое фото с погибшими
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Эти снимки сделаны в 1922 году на месте одного из самых жестоких массовых убийств в истории Германии. Кто-то проник в усадьбу на хуторе Хинтеркайфек и зарубил мотыгой шесть человек, включая двухлетнего ребенка. 

Как установили следователи, после чудовищной расправы преступник еще несколько дней жил под одной крышей с трупами своих жертв. Поймать его так и не удалось. Расследование дела продолжается до сих пор. 

Почему соседи не сразу заметили пропажу семейства Груберов? Кого подозревали полицейские? Какие странные вещи происходили на хуторе незадолго до трагедии? Об этом рассказывает программа "Загадки человечества" с Олегом Шишкиным на РЕН ТВ.

Немецкая семья отшельников

Андреас Грубер, его жена Цицилия, их дочь Виктория, двое маленьких внуков и горничная Мария Баумгартнер – все покоятся в одной могиле под этим обелиском на кладбище в Баварии. Прошло уже больше ста лет после их убийства, но имя виновника трагедии до сих пор неизвестно.

Хутор Хинтеркайфек располагался в сердце благополучной и тихой Баварии, всего в 70 километрах от многолюдного Мюнхена. Семью Груберов там знали все: зажиточные, скрытные, со своими мрачными тайнами.

Фото: © Скриншот видео

"Односельчане с осторожностью относились к данному семейству. Они не приглашали к себе на работу практически никаких людей. Гувернантки, которые у них работали, долго там не задерживались. Поэтому у данного семейства была очень такая непростая репутация", – говорит юрист Геннадий Нефедовский. 

Мрачные тайны этого дома

Глава семейства Андреас Грубер слыл тираном: он постоянно ввязывался в драки с соседями и нередко избивал домочадцев. Из усадьбы Груберов бежали все, кто там оказывался. Не выдержал и муж Виктории – Карл Габриэль.

"И после того, как Карл вошел в эту семью, какое-то время пожил, он собрал свои вещи и уехал к своим родителям по непонятным причинам. После этого он пошел на войну и был убит", – рассказывает юрист. 

Вскоре жители хутора узнали, почему Карл Габриэль так спешно уехал. Виктория рассказала обо всем священнику на исповеди. Оказалось, что с 16 лет она состояла в интимных отношениях с собственным отцом.

Фото: © Скриншот видео

"И священник, услышав это ужасающее преступление, не мог удержаться и рассказал об этом полицейским. Андреаса за кровосмешение приговорили к одному году каторжных работ, а Викторию приговорили к одному месяцу тюрьмы, потому что за распутство в то время женщин также привлекали", –объясняет Нефедовский. 

Предполагаемые отцы ребенка

Но каторга не исправила Андреаса Грубера: вернувшись на ферму, он взялся за старое. Спустя время Виктория забеременела. Андреас уверял, что отец ребенка не он, а сосед Лоренц Шлиттенбауэр. 

Тот после смерти своей жены действительно ухаживал за Викторией и не раз приглашал ее к себе в гости. Поэтому Лоренца вынудили признать родившегося мальчика и выплачивать алименты. Но в отцовство Шлиттенбауэра многие не поверили. 

"Маленький мальчик был настолько слаб, что в двухлетнем возрасте он помещался в своей детской колыбельке для младенца. Что еще больше дало понять народу, что, возможно, произошло кровосмешение, из-за которого и рождаются генетически больные дети", – отмечает публицист Екатерина Горелова. 

Фото: © Скриншот видео

Странные вещи, происходящие на ферме Груберов

Через пару лет после рождения Йозефа – так назвали мальчика – на ферме Груберов стали происходить странные вещи. Викторию охватил панический страх: молодой женщине казалось, что за ней постоянно кто-то наблюдает. Андреас тоже почувствовал неладное – об этом он рассказал односельчанину на местном рынке.

"Во-первых, он увидел странный свет фонаря, который то включался, то выключался в лесу. Во-вторых, он увидел следы недалеко от сараев, а также сбитые замки. То есть там явно кто-то был, но следов ограбления или пропажи какого-либо имущества Андреас тогда не заметил, поэтому сказать, что появился вор рядом с его фермой, было невозможно", – говорит публицист. 

Односельчане не сразу заметили пропажу Груберов. На хуторе Хинтеркайфек их воспринимали как изгоев-отшельников, поэтому, когда все семейство пропустило воскресную службу, этому не придали особого значения. Не вызвало подозрений и то, что старшая дочь Виктории внезапно перестала ходить в школу. К тому же дом Груберов не выглядел запущенным.

"В усадьбе кто-то находился, потому что постоянно периодически загорался свет, топилась печь. Туда приезжали столяр, торговец кофе, стучались в дверь, в окна, но им никто не открыл", – объясняет юрист. 

Фото: © Скриншот видео

Страшное и жестокое убийство

4 апреля 1922 года на ферму приехал механик Альберт Хофнер. Незадолго до этого Груберы просили его починить кое-какую технику. Не дождавшись хозяев усадьбы, Хофнер сам отыскал инструменты и принялся за работу.

"Механик был крайне удивлен, что за четыре часа работы хозяин дома к нему так и не вышел, что решил сам проверить, что здесь происходит. Он обошел дом и не заметил никого. Решил обратиться к соседу и встретил того самого уже известно Лоренца, который считался отцом ребенка Виктории. Лоренц уже был сам крайне обеспокоен. Они взяли еще двоих молодых людей и вошли в дом, стали обследовать. То, что они нашли в доме, было ужасно", – рассказывает Горелова. 

На входе в сарай практически у самого порога были свалены в кучу тела четырех человек: Андреаса Грубера, его жены, их дочери Виктории и семилетней внучки Цицилии-младшей. 

На шее ребенка остались кровавые отпечатки детских пальцев. Видимо, она умерла не сразу. Чуть позже нашли и остальных: маленького Йозефа – в коляске, гувернантку Марию Баумгартнер – в спальне для прислуги. Все погибли от ударов мотыгой по голове.

Фото: © Скриншот видео

"Окровавленные тела с раздробленными головами. Узнать было практически невозможно. Лоренц и его приятели незамедлительно обратились в полицию. Этим же вечером на ферму прибыли полицейские. Они обнаружили странную вещь, что ни какие-то ценные вещи, ни имущество не было тронуто. То есть назвать ограблением это было нельзя", – отмечает публицист. 

Странное поведение преступника

В доме царил порядок – ни следов взлома, ни признаков борьбы. Но самое удивительное: после кровавой расправы убийца и не думал покидать место преступления. Более того, по мнению следователей, он прятался в усадьбе еще до трагедии.

"Во-первых, на чердаке остались продукты, которыми питался преступник. Был обнаружен лаз, часть пола была разобрана, была также веревка с чердака сброшена. То есть все говорило о том, что преступник жил именно на чердаке и долгое время. Комнаты в доме были расположены так, что ему не нужно было выходить на улицу. Он мог свободно перемещаться по всему дому", – объясняет Геннадий Нефедовский. 

К приезду полиции преступник уже скрылся, его пытались отыскать с помощью собак, но они потеряли след, дойдя лишь до кромки леса. На поимку убийцы бросили все силы. Любому, кто мог помочь, обещали награду в сто тысяч марок. В безвыходной ситуации к расследованию подключали даже экстрасенсов.

Фото: © Скриншот видео

"Трупы были обезглавлены полицейскими. Тела были отправлены в морг, а головы отправили к самым известным экстрасенсам, чтобы попытаться выяснить, что же произошло", – говорит Екатерина Горелова. 

Расследование и предполагаемые убийцы

Однако экстрасенсы оказались бессильны. Возможно, если бы преступление произошло сейчас, полицейские раскрыли бы его достаточно быстро с помощью ДНК-экспертизы. Но в начале XX века у следователей не было на руках никаких улик и доказательств – только предположения. В первую очередь под подозрение попал Лоренц Шлиттенбауэр. Он хорошо знал усадьбу, ведь бывал там не раз.

У соседа имелся мотив: месть за то, что его заставили признать ребенка Виктории. Кроме того, орудие убийства – мотыга – принадлежало именно Шлиттенбауэру. Казалось, все указывает на него, но была одна загвоздка.

"Дело в том, что у Лоренца было железное алиби. Его постоянно где-то видели: то он был на рынке, с кем-то общался. И все это именно происходило тогда, когда, предположительно, в доме совершалось само преступление", – отмечает Горелова. 

Фото: © Скриншот видео

Другой подозреваемый – сбежавший муж Виктории Карл Габриэль. Его считали погибшим на войне, но во время Первой Мировой родственникам солдат нередко приходили ошибочные извещения о смерти, поэтому полицейские предположили, что Карл на самом деле выжил и вернулся в Хинтеркайфек, чтобы отомстить неверной супруге. Но и от этой версии пришлось отказаться.

"Была выяснена информация о том, что действительно он погиб, он был похоронен в братской могиле. Хотя в 50-е годы проходила информация, что якобы кто-то видел его", – говорит юрист.

Еще одно предположение: убийца – беглый каторжник. Большой дом на окраине хутора хорошо подходил как временное убежище. Возможно, кто-то из семейства Груберов наткнулся на преступника, и он решил таким жестоким образом избавиться от свидетелей. Версия хоть и правдоподобна, но и в ней есть несостыковки.

"Дело в том, что факты не складывались между собой. Зачем тогда ему убивать ни в чем не повинного двухлетнего ребенка. И уж тогда тем более бедный каторжник украл бы все деньги из семьи, которые лежали на видном месте, но никакие ценности из дома не исчезли", – считает Екатерина Горелова.

Фото: © Скриншот видео

Попытки найти преступника в наши дни

К разгадке приблизились только в 2007 году. Предполагаемого преступника нашли студенты полицейской академии Баварии. Преподаватель дал им задание: расследовать убийство на хуторе Хинтеркайфек с помощью современных методов.

Мало кто рассчитывал на успех, ведь большинство улик утеряно, но студенты все же смогли установить наиболее вероятного виновника трагедии – его имя пока не раскрывается из уважения к ныне живущим родственникам.

В любом случае вряд ли студенты могут предоставить такие доказательства, чтобы не осталось никаких сомнений. Уже нет ни хутора, ни усадьбы Груберов. Ее снесли через год после убийства. Все, что напоминает о жуткой истории – скромный памятный крест. Его установили неподалеку от места кровавой расправы. 

О невероятных событиях истории и современности, об удивительных изобретениях и явлениях вы можете узнать в программе "Загадки человечества" с Олегом Шишкиным на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1140112 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1140112')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1140112', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1140112', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1140112(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1140112(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })