window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 июня 2023, 19:25

Страшная история Далера: что известно о жизни и гибели малыша на Урале

Что известно о гибели пропавшего в Екатеринбурге 6-летнего мальчика Далера
Пропавший мальчик Далер Бобиев
Фото: © СК России по Свердловской области
Читать ren.tv в

История шестилетнего Далера, пропавшего в Екатеринбурге, получила жуткий и неожиданный финал. Сегодня, 29 июня, стало известно, что тело мальчика обнаружили в гараже рядом с домом опекунов. Следователи установили, что ребенок умер еще в декабре – задолго до того, как приемная мать Вероника Наумова сообщила о его пропаже.

Правда ли, что над Далером издевались в новой семье? Как опекунша полгода скрывала смерть ребенка от соседей, коллег и всей семьи? И что рассказали другие воспитанники Наумовой? Детали жуткой трагедии – в материале РЕН ТВ.

Как стало известно о пропаже Далера

Екатеринбург с замиранием сердца следил за историей мальчика по имени Далер. Изначально поступила информация, что 26 июня шестилетний ребенок вышел из дома и бесследно пропал. К поискам тут же подключились сотрудники полиции, волонтеры и местные жители. Неравнодушные распространяли по всему городу ориентировки с приметами мальчика – худощавого, со светло-русыми волосами и одетого в черный спортивный комбинезон.

"Сообщение о пропаже ребенка поступило на горячую линию отряда "ЛизаАлерт" Свердловской области в 13 часов 26 июня. Уже через час в районе, где пропал Далер, был развернут штаб, начались активные поиски", – рассказали волонтеры.

Фото: © Пресс-служба СУ СК России по Свердловской области

Как рассказывал "Известиям" руководитель штаба по поиску Далера Максим Минеев, в операции приняли участие более 220 волонтеров, два кинологических расчета и военные. Штаб работал в режиме нон-стоп, близлежащие лесополосы были прочесаны еще 26 июня, однако поиски затрудняло отсутствие четкой информации и деталей о пропаже мальчика.

"Ребенок из многодетной семьи. Нет четких обстоятельств пропажи, поскольку пропажа выяснилась только утром. Получается, что ребенок мог уйти в любое время", – пояснил координатор поискового отряда "ЛизаАлерт".

"Сбежал, чтобы добиться внимания": что говорила приемная мать

Шестилетний Далер жил в приемной семье. Об исчезновении ребенка сообщила его опекун Вероника Наумова. Она призналась, что недоглядела за мальчиком – он якобы сам открыл дверной замок и вышел из квартиры. Со слов женщины, Далер уже несколько раз сбегал из дома.

"В последние полгода появились такие моменты, что он убегал. В течение трех часов мы всегда его находили. Это первый случай, когда мы не можем его найти", – утверждала она. – Возможно, он ушел, чтобы добиться большего внимания. Но слишком долго его нет, это очень сильно беспокоит. Есть опасение, что его могли увести. Я надеюсь, что он жив-здоров".

Опекун пропавшего Далера: "Есть опасение, что его могли увести"

Вероника рассказала, что кроме Далера в семье еще пять детей, трое из которых – приемные. По данным СМИ, Наумова работала в школе семейного образования и была в числе учредителей вместе с мужем. Женщина преподавала биологию и географию.

В 2019 году они с супругом взяли на воспитание мальчика и его родную сестру Дашу. Женщина утверждала – сначала все было хорошо, но со временем у Далера якобы начали проявляться психологические отклонения.

"Когда я его взяла, ему было два года. Естественно, никакое заболевание не диагностировалось. Потом выяснилось, что что-то не так. Доктор говорил, что это последствия детского дома. Была агрессия, были моменты, когда он ел фекалии, самоагрессия была, такие моменты присутствовали. Потом он вроде притихнет, вроде все хорошо, потом опять", – утверждала Наумова.

Вероника заявила, что накануне исчезновения Далера, 26 июня, к ним домой должны были прийти органы опеки. Приемная мать якобы собиралась передать ребенка в спецучреждение, и неизвестно, догадывался ли об этом сам малыш.

К тому же подруга Наумовой рассказала, что Далер рос довольно замкнутым ребенком. Она подтвердила, что у мальчика были странности в поведении.

"От него можно ждать чего угодно, очень выносливый и может не спать по двое суток. При этом есть все что угодно, даже с помойки. У него нарушена терморегуляция, он не чувствует ни холода, ни жары. То есть, к примеру, он может набрать ванну кипятка и не чувствовать боли, сидеть до ожогов", — поделилась женщина.

Фото: © Пресс-служба СУ СК России по Свердловской области

"Хотела сделать из ребенка психа"

Как сообщали в СМИ, многие соседи отзывались о семье Наумовых положительно. Никогда не было слышно ни криков, ни ругани, а дети выглядели сытыми и ухоженными. Однако за благополучным фасадом скрывались пугающие вещи. Один из бывших воспитанников Вероники рассказал РЕН ТВ, что приемная мать специально издевалась над шестилетним Далером, чтобы получить для ребенка инвалидность.

Со слов источника, опекунша кусала мальчика и пыталась внушить, что это делает его воображаемый друг, которого назвала Костей. Малыш регулярно подвергался и другим издевательствам.

"Изначально у Далера не было каких-либо отклонений психики. Она сама из него психа делала. Внушала Далеру, что у него есть воображаемый друг. Если мальчик отвечал как-то не так, она его била, а потом снова переспрашивала, пока он не отвечал так, как ей надо. Еще она придушивала его: поднимала вверх и держала до "собачьего кайфа". Потом отпускала, и у мальчика начинались судороги. Судороги Далера она заставляла других детей снимать на видео и пересылала себе, потом она все это удаляла с телефонов детей. Снятые видео она показывала врачам-психологам", – отметил он.

Собеседник объяснил, что таким жестоким путем Наумова хотела добиться, чтобы Далер получил инвалидность и поехал на лечение в санаторий. А она забирала бы его только на выходные и получала существенные социальные выплаты.

Ранее другой бывший воспитанник Наумовой, 20-летний Даниил, подтвердил, что над Далером часто издевались в приемной семье. Парень рассказал журналистам E1.RU, что шестилетний ребенок не мог сбежать из дома сам – он очень боялся опекуншу и во всем ее слушался.

Фото: © Пресс-служба СУ СК России по Свердловской области

"Все это время Вероника обращалась с ним жестоко, постоянно срывалась на него. Она била Далера, запирала в подвале, била электрошокером, держала в холодной воде, ставила в угол и заставляла приседать. В первое время Далер воровал продукты из холодильника, потому что раньше недоедал. И его так наказывали. Вообще он ее раздражал всем", – сказал молодой человек.

Как приемная мать полгода скрывала смерть мальчика

Поиски Далера продолжались три дня, и 29 июня история получила трагический финал. Пропавшего мальчика нашли мертвым в гараже, тело было спрятано в сумке. Что именно стало причиной смерти – установят судмедэксперты. Волонтеры, которые видели тело, сообщают о многочисленных ранах на руках и животе малыша.

Следователи установили, что Далер умер еще в декабре – задолго до того, как Наумова сообщила о его пропаже. Приемная мать созналась во время допроса и рассказала полиции, где спрятала труп.

"По данным следствия, смерть малолетнего наступила несколько месяцев назад. Факт гибели ребенка опекуном был скрыт от сотрудников структур, осуществляющих контроль над опекаемыми детьми, и в то же время сами указанные сотрудники не предприняли необходимых мер по установлению обстоятельств жизни малолетнего в семье опекуна", – сообщил исполняющий обязанности главы СК по Свердловской области Анатолий Надбитов.

Кадры из гаражного комплекса в Екатеринбурге, где нашли тело мальчика

Как выяснилось, Вероника выдумала историю с побегом Далера, чтобы скрыть преступление. О том, что мальчика уже полгода нет в живых, никто даже не догадывался. Директор школы и подруга семьи Марина призналась, что до сих пор пребывает в глубоком шоке от произошедшего.

"В Новый год я со своими детьми приходила домой к Наумовым, тогда Вероника сказала, что Далер уже спит. На работе Вероника говорила, что нашла ребенку воспитателя, который занимается с ним, а она забирает его на выходные. Дома детям своим она говорила, что Далер у знакомых. Оказывается, что другие дети вроде бы и не знали, что мальчик погиб. Вероника недавно им сказала, что Далер убежал от воспитателя, найти его не могут, но просила никому не рассказывать, потому что боялась, что других детей заберут. Я не представляю, как дети могли все это время обманывать", – сказала женщина.

От чего мог погибнуть ребенок

Веронику Наумову задержали по подозрению в убийстве. Как сообщается, на допросе приемная мать Далера утверждала, что с мальчиком произошел несчастный случай. Он якобы утонул в ванной, когда находился наедине с сестрой. Вероника не стала звонить в полицию, якобы испугавшись, что у нее отберут других детей, и спрятала тело Далера в гараже.

"По поводу вашего задержания, вы с ним согласны или не согласны?" – спросили у Наумовой на допросе.

"Я считаю, что это несправедливо", – заявила она.

Опекун пропавшего в Екатеринбурге мальчика назвала задержание несправедливым

В ближайшее время Веронике Наумовой предъявят официальные обвинения. А ее супруга уже отозвали из зоны специальной военной операции, где он в последнее время проходит службу. Скорее всего, теперь он будет заниматься воспитанием и родных, и приемных детей.

"Реву весь день": как родная мать отреагировала на новость о смерти малыша

Журналисты РЕН ТВ смогли дозвониться до биологической матери малыша Ольги. Она проживает в одном из населенных пунктов Свердловской области и не видела своего сына уже шесть лет – практически с момента рождения. Женщина призналась, что много лет не видела ребенка.

"Я его шесть лет уже не видела. Я знаю, что он проживал у Вероники в Екатеринбурге. Значит, его нашли мертвым, да? Второй у меня сын погиб. Я лишена (родительских прав) за пьянку, я и не лезу", – рассказала Ольга.

Дочь Даша как-то раз приезжала к ней вместе с Вероникой, а сына Ольга никогда не пыталась забрать. Она до последнего верила, что детям будет лучше в приемной семье. Услышав о гибели Далера, женщина была убита горем.

"Конечно, я очень переживаю, реву с самого утра. Все равно ведь сын, хоть я и лишена родительских прав. Вероника и Даша были у меня в мае. Они мне жаловались, что Далер не слушается. Сейчас все говорят, что он умер несколько месяцев назад. Получается, они приезжали ко мне, когда он уже был мертв. И мне ничего не сказали", говорит родная мать погибшего.

"Абсолютно неадекватная история": комментарии психотерапевта

Психотерапевт Александр Теслер рассказал РЕН ТВ, что приемной матери погибшего мальчика предстоит пройти судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Без всяких сомнений, поведение женщины неадекватно. Однако больше вопросов вызывает то, как опекунские органы могли доверить Веронике Наумовой ребенка, считает эксперт.

Психотерапевт о возможных причинах трагедии с мальчиком Далером

"Просто так опекуном не назначают, у человека должна быть приличная репутация. Довести ребенка до смерти, взять и положить в сумку в гараже – это абсолютно неадекватная история. А как опекунские органы доверили неадекватному человеку воспитание ребенка – здесь очень большой вопрос. Опекунов несовершеннолетних обязательно должны курировать опекунские органы, проверять, насколько хорошо ребенок живет. Один факт, что она мучила ребенка, уже мог вызвать серьезные вопросы. Сейчас мы узнаем, что она его кусала и так далее. А где тогда были эти люди, которые говорят, что она вела себя по отношению к нему жестоко? Здесь важно на пару шагов назад вернуться – в то время, когда мальчик был жив. Как можно такому неадекватному человеку доверить опекунство над ребенком?" – считает психотерапевт.

Теслер добавил, что наблюдать ребенка также входит в обязанности детской поликлиники, то есть контролируется на разных уровнях.

"Но здесь очень формальное отношение органов, которые должны были за этим следить. И так получается, что нет ребенка – и нет. Никому нет дела", – сказал он.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1118166 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1118166')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1118166', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1118166', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1118166(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1118166(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })