window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 июня 2023, 17:32

"Эй, Небо! Сними шляпу": история первого полета Валентины Терешковой

Со дня первого полета Валентины Терешковой в космос исполнилось 60 лет
Летчик-космонавт Валентина Терешкова
Фото: © РИА Новости
Читать ren.tv в

16 июня 1963 года произошло событие, которое стало очередным достижением советской космонавтики и навсегда вписало имя Валентины Терешковой в историю. Именно в этот день в полет отправилась легендарная Чайка — первая в мире женщина — пилот космического корабля. Единственная, которая совершила полет в космос в одиночку. И которая по сей день остается самой молодой представительницей прекрасного пола, побывавшей на орбите: ей было всего 26 лет.

Об историческом полете и о деталях его подготовки — в материале РЕН ТВ.

Как Терешкова оказалась в отряде космонавтов

Вопрос о необходимости отправки женщины на орбиту в мае 1961 года поднял генерал-лейтенант Николай Каманин, непосредственно руководивший отбором и подготовкой советских космонавтов. Он сопровождал Юрия Гагарина в зарубежных поездках и обратил внимание, что одним из наиболее популярных вопросов, которые задавали первому космонавту планеты, был вопрос о том, собирается ли Советский Союз запустить на орбиту женщину.

Помимо этого, на Каманина произвела впечатление громкая рекламная кампания, развернувшаяся в США вокруг летчицы Джерри Кобб, которая настаивала на включении ее в отряд астронавтов программы Mercury. Хотя у Кобб не получилось продавить свое требование, Каманин подозревал, что космический полет американки — вопрос ближайшего будущего.

Женщин-пилотов в звании офицеров ВВС тогда не было, поэтому отбор шел по "спортивному" направлению. Критерии для отбора были следующие: парашютистка, возраст до 30 лет, рост до 170 сантиметров и вес до 70 килограммов. 

15 января 1962 года ДОСААФ представило личные дела 58 женщин. После их рассмотрения и прохождения госпитального обследования остались пятеро: Жанна Еркина (22 года), Татьяна Кузнецова (20 лет), Валентина Пономарева (28 лет), Ирина Соловьева (24 года), Валентина Терешкова (на тот момент ей было 25 лет). 

Фото: © ТАСС/Жихаренко Вера

У каждой были успехи: например, у Соловьевой — звание мастера спорта по парашютному спорту и диплом Уральского политеха, а у летчицы Пономаревой — больше трехсот часов налета и красный диплом Московского авиационного института.

Остальные члены женской группы были парашютистками и до прихода в отряд не очень хорошо представляли себе реалии отечественной космонавтики. 15 декабря 1962 года каждой из пятерки присвоили звание младшего лейтенанта и стали готовить к полету на "Востоке".

Как проходила подготовка к полету

Во время тренировок использовался позывной Березка, поэтому другие космонавты так и называли кандидаток — "березками". Валентина Пономарева вспоминала: "Нам пришлось пройти курс молодого бойца по несколько усеченной программе. Правда, строевая подготовка и изучение воинских уставов были. Возникла проблема с подбором обмундирования. Не сразу, но все же отыскали пожилого мастера, который пошил нам форменные юбки и кителя..."

В ноябре 1962 года группа сдала выпускные экзамены. Татьяну Кузнецову к ним не допустили из-за проблем со здоровьем. Остальные успешно справились с программой и были зачислены в штат Центра подготовки космонавтов.

В январе — мае 1963-го все четверо готовились по программе женского полета. Тренировки включали термокамеру, сурдокамеру, отработку действий в невесомости на МиГ‑15, парашютную подготовку.

Фото: © РИА Новости/Борис Ельшин

Кроме этого, космонавтки изучали стартовое оборудование, ракету-носитель, устройство автоматической межпланетной станции, принципы ручного управления ориентацией корабля, правила работы космонавта после посадки в "Восток" и порядок ведения радиосвязи в полете.

4 июня 1963 года на заседании Государственной комиссии Валентина Терешкова была назначена основным кандидатом на полет в космос. Ее дублерами стали Ирина Соловьева и Валентина Пономарева. Все претендентки имели одинаково хорошую подготовку, однако важную роль сыграл опыт публичных выступлений у Терешковой и то, что она была родом из простой крестьянской семьи.

"Пошли, родная моя, пошли!"

13 апреля 1963-го Каманин и Королев договорились о программе предстоящего космического полета двух кораблей: на первом мужчина будет летать до восьми суток, а на втором — женщина до двух-трех суток.

Валентина Терешкова стала шестым по счету советским космонавтом. Компанию в космосе на своем корабле "Восток-5" ей составил Валерий Быковский.

В день первого полета в космос Валентина сказала родным, что уезжает на соревнования парашютистов. Об историческом событии они узнали из новостей по радио.

Утром 16 июня 1963 года корабль "Восток-6" был готов к старту с космодрома Байконур. С Валентиной Терешковой, чей позывной был Чайка, вел переговоры из Центра управления полетами космонавт № 1 Юрий Гагарин: 

Минутная готовность, все идет хорошо. Пуск начнется через минут пяток так, "Заря-1", прием. 

Терешкова ответила:

"Заря-1", вас поняла, принимаю исходное положение.

Фото: © Фотохроника ТАСС

Во время старта она произнесла знаменитую фразу: "Эй, Небо! Сними шляпу!" В 12 часов 29 минут 51 секунду ракета оторвалась от стартового стола и устремилась вверх. Терешкова восторженно воскликнула: 

Пошли, родная моя, пошли! Машина плавно идет, плавно идет машина! До скорой встречи! 

Гагарин откликнулся: 

Мы тебе самого доброго желаем. До скорой встречи!

Генерал-лейтенант Каманин записал в дневнике: "Все, кто видел Терешкову во время подготовки старта и вывода корабля на орбиту, кто слушал ее доклады по радио, единодушно заявили: "Она провела старт лучше Поповича и Николаева". Да, я очень рад, что не ошибся в выборе первой женщины-космонавта <…> Терешкова установила радиосвязь с Быковским, отлично провела переговоры с Хрущевым и очень толково докладывает о ходе полета. Нам предстоит еще очень большой труд, чтобы успешно закончить программу полета Быковского и Терешковой и приземлить их невредимыми. Переживаний и волнений будет еще много, но независимо от результатов посадки старт и полет — это уже начало большой победы".

Какие сложности были во время полета 

Поначалу казалось, что после удачного старта и дальше все пойдет хорошо — наземные службы отметили собранность Терешковой, четкость ее реплик. Однако на вторые сутки, 17 июня, руководители полета обратили внимание на нечеткие, уклончивые ответы Терешковой.

Впоследствии Терешкова в докладе Госкомиссии отмечала, что первые сутки она практически не ощущала скафандр. Были и другие недомогания.

"На вторые сутки появились ноющие боли на правой голени, а на третьи сутки это уже беспокоило. Гермошлем мешал, давил на плечо. Шлемофон давил на левое ухо. Поясные датчики мне не мешали. Под датчиком на голове ощущались зуд и боль", — сообщала она в докладе.

Кроме этого, проблемы были и с пищеварением. Как призналась Терешкова, один раз в полете ее стошнило — "из-за пищи, а не из-за вестибулярного расстройства": "Хлеб очень сухой, я его не ела, хотелось черного хлеба, картошки и лука".

Каманин отмечал: "Терешкова имела задание на одни сутки полета; продолжение полета на вторые и третьи сутки без ее согласия никто бы не поддержал. Терешкова бесспорно чувствовала некоторую усталость, особенно в конце первых и вторых суток полета, ее немного подташнивало, но она нашла в себе силы продолжать полет и выполнила максимум намеченного".

Фото: © ITAR-TASS

В целом она легче перенесла невесомость, чем Герман Титов в августе 1961-го, у которого, помимо рвоты, отмечались боли в глазах и голове, головокружение, отсутствие аппетита и расстройство вестибулярного аппарата.

"Сделала все, как положено"

Кроме физического недомогания, и сам космос подбрасывал проблемы: из-за солнечных вспышек атмосфера Земли "разбухла", естественное торможение "Востоков" ускорилось. Собравшаяся Госкомиссия решила корабль Быковского сажать на 82-м витке (к исходу пятых суток), а корабль Терешковой — на 49-м витке (к исходу третьих суток).

Утром 19 июня, на 45-м витке, Гагарин лично зачитал Терешковой инструкцию, требуя подтверждения каждого шага. 

"С 7 ч 40 мин до 8 ч 05 мин ориентировала корабль... Все в порядке. Сделала закрутку по крену. <...> Передайте "Заре-1" — на 47-м витке полностью за 20 минут сориентировала корабль по-посадочному по всем трем осям. Сделала закрутку корабля. Сделала все, как положено", — докладывала Терешкова.

Несмотря на все трудности, в тесном пространстве "Востока-6" Валентина Терешкова совершила 48 витков вокруг Земли, преодолев 1 миллион 971 тысячу квадратных километров. На орбите она провела 2 суток 22 часа 50 минут.

Возвращение на Землю

В момент схода с орбиты Терешкова доложила о срабатывании тормозной двигательной установки и начале спуска, но ее не услышали. Специалисты разволновались, ведь никто не знал, что происходит с кораблем. 

Тем не менее "Восток" все сделал по графику: отсеки разделились, начался нормальный спуск в атмосфере. Катапультирование прошло мягко — Терешкова приземлилась в Баевском районе Алтайского края в 400 метрах от спускаемого аппарата. 

Приземление оказалось отнюдь не комфортным. 

"Я когда катапультировалась и увидела Землю, меня охватил тихий ужас, — вспоминала Валентина Терешкова. — Потому что внизу было озеро. Первая мысль: "Господи, послали одну женщину, и надо же будет угодить в воду!" 

Фото: © ТАСС/АП/НК

Впрочем, программа подготовки включала и приводнение. Она была готова и к такому сценарию.

Кроме этого, дул сильнейший ветер. Надо было снять замки и отстегнуть парашют. А он из-за ветра был совершенно неуправляемым: купол большой, лямки и стропы длинные. Из-за невозможности управлять парашютом Валентина Владимировна сильно ударилась лицом о гермошлем, в результате не обошлось без синяка.

Местные жители помогли ей снять скафандр, и она в знак благодарности подарила им тюбики с "космической" едой. Они в ответ накормили ее картошкой с луком и напоили кумысом, что нарушало все медицинские инструкции.

Как выглядел скафандр Терешковой

Специально для Терешковой разработали скафандр СК-2, который учитывал особенности анатомии. На вентилируемом костюме вышили голубку, держащую оливковую ветвь, и буквы СССР. На эмблеме расходились 15 лучей по числу республик Советского Союза. 

Первые скафандры серии СК-1 и СК-2 были ярко-оранжевого цвета, благодаря чему космонавта могли быстро обнаружить после приземления.

Звездный брак

Через несколько месяцев после своего легендарного полета Валентина Терешкова вышла замуж — за третьего космонавта Андрияна Николаева. Вскоре у них родилась дочь Елена. Ученые, следившие за судьбой двух покорителей космоса, вздохнули с облегчением: ребенок был совершенно здоров. 

Фото: © ТАСС

В начале 1980-х Николаев и Терешкова развелись. Валентина Владимировна снова вышла замуж — за директора Центрального института травматологии и ортопедии Юлия Шапошникова, с которым прожила почти 20 счастливых лет.

Валентина Терешкова и ее награды

Валентина Терешкова — первая женщина — генерал российской армии. Их и сегодня насчитывается чуть больше сорока. Еще у нее множество самых разных наград. Она — Герой Советского Союза и обладатель орденов Ленина, Александра Невского, Красного Знамени и Дружбы народов. 

Есть среди почетных наград и довольно экзотические, например египетский орден "Ожерелье Нила", орден Вольты (его присуждают в Гане) и непальский Тришакти Патта. Итого 30 орденов и еще пять медалей. Даже у первого космонавта Юрия Гагарина их было значительно меньше — всего 19.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1114004 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1114004')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1114004', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1114004', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1114004(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1114004(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })