window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
07 июня 2023, 18:44

Беспилотный налет: как российские войска "взламывают" украинское ПВО

Секреты эффективной тактики в зоне СВО
Фото: © Известия/Александр Полегенько
Читать ren.tv в

В Хмельницкой области уничтожена авиабаза с британскими ракетами Storm Shadow. ВСУ лишились ремонтных предприятий и в одесском порту, где обслуживали западную технику. Массированным ударам подверглась большая часть территории Украины. Противовоздушная оборона ВСУ оказалась бессильной против новой тактики российской армии.

Что такое массированная атака с воздуха? Как наши бойцы обманывают украинскую ПВО? И какие методы воздушной атаки применяют российские войска? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Как наши ракеты обходят украинскую ПВО

Во время массированного удара жители Киева наблюдали активную работу комплексов противовоздушной обороны. Как минимум 12 ракет-перехватчиков Patriot упали в городе. Одна из них прямо на проезжую часть. Судя по инверсионным следам, ракеты Patriot запустили со стороны аэропорта Жуляны. По данным российского Минобороны, американский зенитный ракетный комплекс удалось поразить. Как и в прошлый раз, украинцы израсходовали весь боекомплект, пытаясь сбить российские ракеты с дронами.

Россия одновременно запустила десятки дронов-камикадзе по промышленным и военным объектам Украины. Уничтожены командные пункты, радиолокационные посты и склады боеприпасов. Воздушная тревога в разных областях Украины продолжалась пять часов. Российская армия наносила удары в том числе ракетами, которые раньше у ВСУ не встречались. Радары украинской ПВО засекали некие баллистические цели в последний момент – перед ударом.

Тактика массированного удара оказалась эффективной против западных средств ПВО. Первой и второй волной идут дроны-камикадзе и ложные цели в виде крылатых ракет без боевых частей. Они вскрывают позиции украинских расчетов и вызывают огонь на себя. После того как пусковые установки израсходовали свои боекомплекты, их уничтожают высокоточными баллистическими и гиперзвуковыми ракетами.

Фото: © скриншот видео

Ложные цели – приманка для противника

Экипажи истребителей-бомбардировщиков Су-34 охотятся за украинскими средствами противовоздушной обороны. На подвесах – специальные ракеты, которые наводятся на излучение радиолокационных станций. Как только украинцы включают радары, они сразу попадают в поле зрения головок самонаведения.

"Если цель перестает светиться, то ракета не сбивается, она идет по тем координатам, которые заранее в нее заложены", – рассказал военный эксперт Роман Зыков.

Наши самолеты могут выпустить сразу несколько противорадиолокационных ракет. Снаряды идут друг за другом и отображаются на радаре как одна цель. В последний момент боеприпасы расходятся. Даже если один собьют, то второй гарантированно поразит цель.

Перед противорадиолокационной ракетой могут идти так называемые ложные цели. Это боеприпасы, которые служат приманкой для вражеской ПВО. Противник видит неопознанный объект и пытается его сбить. В итоге украинцы остаются с пустым боекомплектом. А позицию зенитной установки засекает российская космическая и воздушная разведка.

"Обычно на ложную цель еще крепятся уголковые отражатели, которые создают размеры и параметры движения. То есть скорость, высота такие, как у боевых целей. И отличить ее можно только визуально в том случае, если на ЗРК стоит телевизионно-оптическая станция", – пояснил директор Музея войск противовоздушной обороны Юрий Кнутов.

Фото: © скриншот видео

Массированный удар с воздуха

Украинские военные тоже сменили тактику обороны. Они поняли, что за российскими дронами-камикадзе могут полететь крылатые ракеты, которые в несколько раз мощнее. Поэтому беспилотники не атакуют, чтобы не раскрывать местоположение зенитной батареи.

"Если запускать серьезные ракеты зенитные по беспилотникам, то, как говорится, овчинка выделки не стоит. А если идет массовая атака, то уничтожить все цели эти комплексы просто не в состоянии: во-первых, их мало, во-вторых, они к этому не готовы", – считает военный эксперт, полковник запаса Алексей Степанов.

Цели крылатых ракет – оружейные склады и пункты связи. Боеприпасы летят к объектам на высоте нескольких десятков метров: над кронами деревьев, огибая рельеф. Украинские ЗРК засекают их в последние секунды и пытаются перехватить. В Сеть попали кадры, на которых националисты выпускают зенитную ракету. Она просто взрывается в воздухе, а через пару секунд мимо проносится наша Х-101.

На финальной стадии массированного удара в бой вступают гиперзвуковые ракеты. Как только компьютер системы Patriot видит сложную цель, автоматика выпускает не одну, а несколько ракет – в расчете на то, что хотя бы одна из них попадет.

В чем преимущества наших дронов

Весной 2023-го стало известно о новой разработке наших инженеров. Они научили беспилотники имитировать сигналы гражданских самолетов. Украинские радары не видят в них угрозы, что позволяет дронам проникать в тыл врага и поражать заданные цели. Еще одна военная хитрость – вскрыть кодированную систему "свой – чужой".

Фото: © скриншот видео

"Новая натовская техника, она же трофеится, попадает в руки наших инженеров. А они берут систему "свой – чужой" и ставят в том числе на дроны для того, чтобы украинские системы ПВО воспринимали наши дроны как их собственные", – сказал военный эксперт.

Российские дроны-камикадзе – сложная цель для украинских ракет. Небольшие по размеру аппараты оставляют за собой слабый тепловой след, поэтому малозаметны для радаров ВСУ. На вооружении украинской армии ударных дронов практически не осталось. Турецкие "Байрактары" тоже давно не появлялись в небе.

"Эти БПЛА были эффективны только в первые месяцы СВО. Комплекс имеет дальность полета до 400 км. То есть они в принципе могли атаковать объекты на такую глубину. Но мы быстро научились с ними бороться. Это и системы радиоэлектронной борьбы, и зенитно-ракетные системы", – отметил Степанов.

Для массированных ударов российская армия использует и легкие дроны, которыми управляют с помощью очков дополненной реальности. Преимущество таких беспилотников – в скорости.

"Мелкие дроны, квадрокоптеры, которые несут всего-навсего небольшую гранату или мину. Мина минометная, на нее на 3D-принтере прямо в прифронтовой полосе наши военные печатают хвостовики, чтобы эта мина не крутилась, а с абсолютной точностью попадала в цель", – сказал Кнутов.

Такие маленькие дроны – камикадзе могут выводить из строя даже тяжелые машины пехоты. Так, наши военные уничтожили украинскую диверсионную группу с бронетехникой в Сумской области. 22 мая этот отряд националистов атаковал контрольно-пропускной пункт на российско-украинской границе.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1110935 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1110935')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1110935', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1110935', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1110935(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1110935(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })