window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 мая 2017, 10:13

Кто против Шенкмана с Шевчуком? Спросите у Шевчука

Читать ren.tv в

Плохой журналист и неплохой поэт Ян Шенкман написал в "Новой газете" статью на тему русской рок-музыки, поддерживающей Донбасс и не поддерживающей. Статью выставили в качестве передовицы, видимо, осознавая великую её правду.

О чём ведёт речь Шенкман. На днях вышла антология песен, посвящённых донбасской войне, под названием "Мы не оставим города свои". Там 38 песен: от Вадима Самойлова, Чичериной и группы "7 Б" до "Калинова моста", рэпера Дигги и рок-барда Бранимира.

Фраза, которая показалась мне обескураживающе пошлой в тексте Шенкмана, это неожиданно приведённая цитата из Михаила Ромма: "Была и другая Германия".

В том смысле, что все перечисленные — ещё не вся рок-музыка, потому что есть, скажем, "другой" Андрей Макаревич.

То есть с лёгкостью неимоверной гражданин Шенкман приравнял нас всех к пособникам фашизма.

Ах, Ян. Ах.

Далее он начинает старательно убеждать читателей в том, что у "антивоенных" музыкантов и слушателей больше, и поклонников, и вообще.

Таким образом Шенкман успокаивает всех поклонников Майдана, Порошенко и прочего "Правого сектора" — мол, ребята, не волнуйтесь, у нас тут все основные за вас, а против только фашисты. Но этих фашистов, намекает Шенкман, очень мало, даже в Донецке: Захар Прилепин, Чичерина, Моторола и ещё несколько человек.

А у Шевчука на концерте — аж тридцать тысяч.

Ну, такая трогательная статья. Учебник арифметики, да и только.

Ох, Ян. Ох.

Чем ты меряешься со мной, Ян? Есть у тебя в принципе что-то, чем тебе можно мериться?

Или ты работаешь по принципу "Кто на нас с Шевчуком?".

Почему ты, Ян, погибшего человека — Арсена Павлова, у которого осталось двое маленьких детей, — противопоставляешь Гребенщикову?

Почему ты вообще взялся за эту тему — измерение цифрами?

Если вдруг у меня тиражи больше, чем тиражи г-на Б., г-жи П. и г-на Ш. вместе взятых, означает ли это, что я прав? Или ты мне тут же начнёшь Акунина подсовывать?

Почему именно "Моторола против Гребенщикова"? А почему не "Ярош против Вадима Самойлова"? Или, даже лучше, "Батальон "Азов" против Чичериной?"

Понимаешь ли ты, что ты жулик и манипулятор? Что такой подход вообще не достоин уважающего себя журналиста?

У Шевчука, значит, тридцать тысяч, а у приезжающих в Донбасс, как тебе показалось, три тысячи?

Может быть, тебе действительно показалось?

Вот Джанго поёт на стадионе в Донецке: сразу после празднования Дня республики.

Кто против Шенкмана с Шевчуком? Спросите у Шевчука

Три тысячи ребят перед сценой, участвовавших в представлении, и тридцать тысяч дончан на трибунах (вместились, увы, не все желающие, а то было бы больше).

Причём это тридцать три тысячи человек собрались в городе, который три года бомбят, в котором постоянно работают диверсионные группы и в котором живёт почти в десять раз меньше людей, чем в Москве, где был концерт Шевчука.

Так чьи же тогда тридцать тысяч весомей, раз уж ты затеял такой разговор?

Да и кто тебе сказал, что все тридцать тысяч на концерте Шевчука считают, что "крымненаш" и "донбассненаш"? Шевчука даже в моём батальоне слушают. Среди слушателей его есть кто угодно, в том числе закоренелые ватники, которые просто как люди щедрые и открытые к чужому мнению на его песню о "русской весне" отреагировали пожатием плеч: "Ну, всякое бывает. Мало ли, что с Юрой стряслось. В Чечне пел для солдат, и даже не переживал про "русскую весну", а тут что-то нахлынуло на него..."

А вот в Донецке на стадионе людей, которые не понимают смысл песни Джанго и не разделяют этого смысла, было, на самый щедрый пересчёт, 0, 000000001%.

Потому что все тридцать три тысячи пели вместе с Джанго "Мы не уйдём!" — в смысле: мы не уйдём со своей земли.

Это для тебя довод, Ян? Или нет?

Чего ты там иронизируешь по поводу "Мы не оставим города свои"? Тебе не нравится "мы" и "свои"? Ну так взгляни ещё раз на этот стадион. Это не их города? А чьи? Твои? Порошенко?

Нет, это их города. Они их не оставят, сколько бы ты ни размахивал страницами "Новой газеты" и фамилией Гребенщикова, который тебя ничем не уполномочил.

Гребенщиков тебе сам сказал, что он только против войны, которую ведёт Донецк, а войну Порошенко он одобряет? Есть ссылка на эту цитату?

В его песне "Любовь во время войны" речь идёт только об армии ДНР? А о ВСУ — ни-ни? Ты точно в этом убеждён?

Я вот, когда Самойлов поёт "За Донбасс", а Чичерина "На передовой", точно знаю, о чём речь. А в твоих знаниях о мотивациях Гребенщикова я уверен чуть меньше.

Кто против Шенкмана с Шевчуком? Спросите у Шевчука

Так что не надо тут передёргивать, Ян.

Хотя, с другой стороны, о чём ты тогда будешь говорить? Как ты вообще тогда будешь писать свои трогательные доносы?
Даже не могу придумать для тебя достойный выход из этой ситуации.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_192382 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_192382')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_192382', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_192382', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_192382(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_192382(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })