window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 января 2022, 12:37

«Литиевый Майдан»: кто и что стоит за протестами в Сербии

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Запад «качает» единственного союзника России в Европе с помощью экологов.
Фото: © globallookpress / via www.imago-images.de

Экологические протесты в Сербии, участники которых блокируют ключевые автодороги, финансируются Западом, заявил сербский президент Александр Вучич.

С конца ноября 2021-го в стране каждые выходные проходят массовые акции, организованные движениями «Экологическое восстание» и «Начни-измени». Их участники протестуют против нового закона о референдуме, который отменяет минимальную явку граждан в 50% от общего числа избирателей, а также — дополнений к закону об экспроприации, нацеленных на более эффективный процесс выкупа земли и участков на общественные нужды по рыночным ценам.

Но главная цель протестов — деятельность британско-австралийского концерна Rio Tinto, который планирует начать в стране добычу лития. Дело в том, что добыча этого металла действительно сопряжена с последствиями для экологии, а в Сербии, в местечке Ядар под городом Лозница, в середине позапрошлого десятилетия обнаружены залежи, которые, предположительно, содержат до 10% всех разведанных запасов лития на Земле.  

 Фото: facebook.com/riotintogroup

Сегодня литий становится критически важным для мировой экономики, его уже называют «новой нефтью». Если в 1991-м мир потреблял всего 5 тысяч тонн лития, то в 2020-м — 85 тысяч. Сыграло свою роль и решение Евросоюза перейти на «зеленую» энергетику – сразу увеличился спрос на электрокары, а соответственно – спрос на литий. Мировой рынок электромобилей уже превысил $120 млрд и, по прогнозам, спрос вырастет в десятки раз. Мировой рынок литий-ионных аккумуляторов составляет уже около $45 млрд, число гаджетов с такими элементами питания растет в геометрической прогрессии. Кроме того, литий нужен в накопителях для генерирующих станций на возобновляемых источниках «зеленой» энергетики.

По производству литий-ионных аккумуляторов абсолютные лидеры — Китай и Южная Корея. На рынке электрокаров в лидеры тоже начинают выбиваться китайские производители. Неудивительно, что между китайскими компаниями и транснациональными корпорациями разворачивается нешуточная борьба за этот ресурс. Тем более что главную прибыль в этом деле получают те, у кого знания, специалисты и технологии добычи, а не те, кто располагает собственно запасами. Прибыль последних не идет ни в какое сравнение с баснословными барышами тех, кто добывает, перерабатывает и продает.

Фото: © Иллюстрация: depositphotos

Основные запасы лития находятся в Южной Америке (Чили, Боливия и Аргентина — «литиевый треугольник», который занимает до 70% мирового рынка), Австралии, США, Китае, Канаде, странах Африки. В Европе запасы невелики, и ей было выгоднее возить из Африки. Пока литий не обнаружился в Сербии. Впрочем, эксперты говорят, что имеются запасы лития и в Германии, однако немцы о своей экологии заботятся, в отличие от экологии какой-то там Сербии, которая даже не входит в ЕС.

Экоактивизм по всему миру давно превратился в орудие разборок между транснациональными компаниями с целью устранения конкурентов. Как утверждает сербский адвокат Владимир Джуканович, митинги против Rio Tinto могут быть организованы по заказу ее главного конкурента — немецкой BHP Limited. Кроме того, Джуканович обращает внимание на то, что эта компания является партнером Фонда имени Конрада Аденауэра (KAS) (на антироссийскую деятельность фонда были жалобы в Генпрокуратуру РФ).

Данное НКО является одним из наиболее влиятельных в мире, давно снискавшим славу на ниве «распространения демократии» в Восточной Европе. В 2012 году фонд совместно с USAID (запрещена в России) занимался информационной кампанией против вступления Украины в Таможенный союз, активно работал с тогдашней оппозицией (в том числе, с нацистской «Свободой» (запрещена в России)). Кроме того, как пишет немецкая пресса, у фонда имелась связь с турецкой националистической и террористической организацией «Серые волки» (организацию пытались запретить в России). Наконец KAS работал в Молдавии, препятствуя ее интеграции с Россией, тем же самым занимался в Белоруссии, участвовал в нагнетании антироссийской истерии в Чехии.

 Фото: Белград (Сербия), антиправительственные демонстранты перекрыли шоссе. globallookpress/via www.imago-images.de

Это лишь небольшой список «достижений», который показывает, что партнерство с такой организацией для коммерческой компании является средством нечестной конкуренции с использованием самых грязных методов.

Учитывая, что немцы (Volkswagen Group) сегодня прочно занимают первое место в мировом рейтинге автогигантов, тесня «Тойоту», и лидирующие строчки в рейтинге производителей электрокаров, неудивительно, что им нужен литий, и они готовы на все, чтобы получить его.

Тем более если битва за металл может принести еще и политические дивиденды в виде смены не очень удобного правительства в Сербии, возвращения к власти лишившихся ее десять лет назад демократов.

Важный момент. Эти самые бывшие сегодня очень активно используют якобы экологические протесты, мол, режим Вучича хочет привести нас к экологической катастрофе. Но скромно умалчивают, что это они 10 лет назад, будучи во власти, сами пригласили в страну Rio Tinto, обещая сделать Сербию мировым лидером по добыче лития.

А теперь вдруг узнали, что это вредит экологии? Внезапно прозрели и покаялись?

Еще один важный момент — повестка дня протестных акций: закон о референдуме, закон об экспроприации, экология. Что общего? Очевидно, только центр, из которого все это координируется.

Теперь о «странных совпадениях». В конце ноября Александр Вучич отправился в Россию договариваться о скидке на газ. Тогда многие эксперты говорили, что неудачное решение вопроса со скидкой приведет к серьезным последствиям для экономики и повлияет на шансы Вучича переизбраться в апреле 2022 года. Но Вучич эту скидку получил, по его словам, сэкономив стране €1 млрд. Так вот, по «странному совпадению», массовые протестные акции начались одновременно с этим.

 Фото: globallookpress/via www.imago-images.de

Ничего не напоминает? Украину ноября 2013 года, например? Когда Виктор Янукович отказался подписывать соглашение о евроассоциации и тут же вырос палаточный городок в Киеве. Как будто долго и заранее готовились к этому.

Очевидно, что противники Януковича готовились к Майдану после выборов — через год, однако решили не ждать, а рискнуть, используя тему евроассоциации, чрезвычайно модную тогда в стране. Рискнули и победили.

Противникам Вучича и ждать особо нечего — до выборов к моменту начала протестов оставалось менее полугода, вот они и начали.

И да, на Украине все начиналось с требований возобновить процесс евроассоциации, после чего почти сразу прозвучали лозунги об отставке правительства и президента. И в Сербии тоже «экоактивисты» быстро перешли к политическим требованиям. Совпадение? Зная о незримом присутствии и там и там Фонда Конрада Аденауэра (и, наверняка, не только) — не думаю.

И еще один маленький, но показательный штрих. Еще в прошлом месяце был инцидент, в ходе которого протестующие напали на офис правящей партии в городе Младеновац, разбив в нем стекла. Ничего не напоминает?

Разве что пока не летят коктейли Молотова, но это пока…

Судя по всему, оппозиция настроена на долгое противостояние, и по мере приближения к выборам градус его будет накаляться. Пока все происходит без серьезных стычек протестующих с силовиками, но провокации стоит ждать в любой момент. Провокации, которая взорвет ситуацию, как 8 лет назад на Украине…

При этом, даже если для Вучича все закончится хорошо, проблема сама не рассосется — Сербия останется лакомым куском для транснационалов, воспринимающих ее как колонию, недрами которой можно распоряжаться как угодно, смещая неугодных правителей, если что-то идет не так. И со временем ситуация может только ухудшиться.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_927206 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_927206')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_927206', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_927206', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_927206(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_927206(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })