3889

Странная "помощь" ГИБДД: зачем частные компании устанавливают свои камеры на дорогах

Ранее РЕН ТВ рассказывал, как в Госдуме в 2016-м приняли закон об установке камер на дорогах. Ну, все вроде нормально: водители знают, где дорожная инспекция установила камеры, видят предупреждающий знак, снижают скорость на опасных участках. Но этот закон и многочисленные соответствующие поправки в других законах открыли широкую дорогу использованию механизма частно-государственного партнерства. Иными словами, частные компании также получили возможность устанавливать свои камеры — как бы в помощь ГИБДД. Вот только никаких предупреждающих знаков. И почти никаких правил. А 230 рублей с каждого штрафа идет в карман частнику.

В прошлое воскресенье РЕН ТВ сообщал, что эти камеры никак не влияют на самый главный показатель — смертность на дорогах вследствие ДТП. Наоборот, в последний год смертность даже немного повысилась.

Может быть, потому, что частники заняты безопасностью вовсе не водителей, а своих заработков? И себя лично, потому что водители, осознав, кто именно прячется за камерами, сильно разозлились. Они готовы платить штрафы государству. Готовы соблюдать правила, установленные государством. Но не понимают, почему при этом деньги идут в карман частнику — пусть и на законных основаниях. Кто придумал этот закон?

Судя по всему, он был внесен в Госдуму с подачи Минтранса, который в то время в правительстве курировал избранный на этой неделе президентом Всемирной федерации шахмат Аркадий Дворкович. Это вполне в духе его креативных управленческих решений. Шах и мат, граждане водители! РЕН ТВ провел собственное расследование.

Народный гнев. Бессмысленный и беспощадный. В зоне особого внимания — частные камеры фиксации нарушений на дорогах.

Передвижные пункты атаковали по всей стране, когда стало известно: эти мобильные комплексы принадлежат коммерсантам. И штрафы зачастую достаются именно им, а не государству.

Штраф 500 рублей. Если платить его со скидкой — 250 рублей. Соответственно, если 230 идут организации, то бюджету идут только оставшиеся небольшие 19 рублей. И получается, что бюджет фактически не получает ничего.  

В Свердловской области в прошлом году из 330 миллионов рублей оплаченных штрафов в казну пошли — внимание — только 74. Все остальное осело на счетах компании — владельца мобильных камер.

"Ладно бы деньги шли в бюджет. А так деньги из одного кармана в другой перекладываются. Деньги не идут на благое дело", — говорит водитель Евгений.

И пока одни били по кошельку, другие — по технике. 

Серовский тракт стал главной тропой войны между водителями и владельцами треног. Сибиряки не скупились на нецензурные эпитеты и  рисовали предупредительные надписи и таблички.

По закону перед камерами на штативах предупреждающие знаки можно не устанавливать. Но это, похоже, пора менять.

"Подготовил запрос в Генеральную прокуратуру. Потому что ни информационных табличек, что работает фото-, видеофиксация, ни профилактирования — и в помине нет. Людей вводят в заблуждение, маскируя камеры", — рассказал депутат Лысаков.

Вот камера в дупле, в дынях, в мусорном контейнере. Операторы довели искусство маскировки до совершенства.

Тех, кто портит дорогое имущество, полицейские находят очень быстро. А вот нарушения, зафиксированные скрытно, проще оплатить, чем оспорить. Коварство операторов треног остается безнаказанным. Помимо этого, происходят большие погрешности, потому что нет ответственности. И этим участники рынка пользуются, для того чтобы заработать денег.

К "штрафной кормушке" в рамках концессий и тендеров припали сотни фирм по всей стране.

Водители видят камеры у дороги и техников, которые дежурят рядом, и злость за все письма счастья срывают на них. Но это насилие от отчаяния. Приборы как раз таки ни в чем не виноваты, как и операторы. Откалибровать нужно процесс контроля над теми, кто участвует в тендерах и кто их принимает. А эти операции обычно скрыты от глаз обычного человека.

Московская область. Здесь бурную деятельность развернула компания "МВС-групп". Не выиграв тендер на обслуживание камер в столице, получила концессию в Подмосковье. Других игроков к проекту почему-то не подпустили.

В Пензе почти все подобные контракты доставались одним и тем же фирмам. Две находились в одном здании с заказчиком ГБУ "Безопасный город", а третья — вообще на квартире. Владелец компании от неудобных вопросов спасался бегством. 

"Я вообще индивидуальный предприниматель", — заявил, в частности, он. 

Подозрительные схемы получения контрактов — скорее правило, чем исключение.

"Во многих регионах подобные вещи выявляются, когда существуют и картельные сговоры, для того чтобы повлиять на итоги торгов", — рассказал заместитель начальника управления взаимодействия со средствами массовой информации Александр Куренной.

А ведь достаточно 4,5 тысячи выявленных нарушений, чтобы окупить камеру стоимостью 1 млн рублей. На это требуется около четырех месяцев — так как в среднем за сутки в Подмосковье камеры фиксируют 40–50 случаев несоблюдения ПДД. Даже с учетом дополнительных расходов и водителей, не желающих платить, прибыль выглядит астрономической.

В идеале расстановка камер на дороге выглядит так: места дислокации с точностью до метра определяет ГИБДД, а потом следит за коммерсантами, чтобы они не жульничали.

У каждого оператора должен быть при себе комплект документов, который он обязан предъявить по требованию водителя. Перед телекамерой техники ведут себя безупречно — но так бывает не всегда.

В открытое противостояние операторы вступают редко. Им проще увезти камеру, чем доказать, что работают по правилам. Поэтому герою опубликованного ролика не составило труда вынудить его демонтировать оборудование, а потом погрузить треногу в багажник и поехать в полицию.

Доходит до абсурда. На трассе под Челябинском тренога стоит рядом со стационарной камерой. Допустив одно нарушение, автомобилист получает сразу два "письма счастья". А порой вообще складывается впечатление, что водителей провоцируют на нарушение в зоне действия — к примеру, камеру могут оставить, а лежащего полицейского — убрать.

Виталий Шабанов накануне получил "письмо счастья". "Превышение" зафиксировала одна из камер. Она стоит сразу после знака "50" на загородной трассе, которая проходит через лес. Водители просто не успевают сбросить скорость — и фактически обречены на нарушение, говорит Виталий.    

"Здесь зона действия знака всего около 200 метров. Умышленно выбрано место, чтобы людей больше попадалось на штрафы. Здесь нет ни пешеходного перехода, ни населенного пункта, ни остановки", — поделился он.

К мобильным камерам немало вопросов. Начиная с самой технологии фиксации нарушений и заканчивая заключением контрактов, которые приносят миллиарды рублей частным лавочкам.

"Все эти денежные средства, которые должны вроде бы поступать в доход федерального бюджета либо регионального и направлены на улучшение качества дорог, инфраструктуры, обеспечения бесперебойной работы инспекторов, улучшение инфраструктуры прилегающих территорий, улучшение качества дорожного покрытия, — мы их не видим", — отметил автоюрист Тимур Маршани.

Отсутствие четких правил дает возможность частникам много и быстро зарабатывать на водителях, у которых нет выбора, — они обязаны оплачивать штрафы. Это и есть причина народного гнева, который толкает автомобилистов на необдуманные поступки.

Больше интересных новостей читайте на канале РЕН ТВ в Яндекс.Дзен
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...

Популярное

NNN
Вверх