373

Отказ от анонимности: Как бороться с интернет-экстремизмом

​Англичане стараются заставить НАТО приравнять хакерские атаки к военной агрессии.

Англичане стараются заставить НАТО приравнять хакерские атаки к военной агрессии. А значит, если хакерской атаке подвергается одна страна НАТО, то все остальные должны включиться в ее защиту. Но вот вопрос — в случае с вирусом "Петья" кого полетят бомбить британские королевские ВВС? На Украине, как всегда, указывают на Россию — мол, "Петья" пришел оттуда специально, чтобы навредить молодому, но уже очень древнему украинскому государству. В России разводят руками — а мы тут при чем? У нас тоже похозяйничал ваш "Петья". Мало того, мы сейчас внимательно изучаем западный опыт по борьбе с интернет-экстремизмом. И одна из мер — требование отказа от анонимности. Но даже не для того, чтобы мы могли точно знать имя и фамилию тех, кто хамит нам в соцсетях.

Еще совсем ребенок. Возможно, если бы он попал в медресе или исламский университет, то смог бы сам прочитать Коран и понять, что там написано. Осознал бы, что проповедники из ИГИЛ, которым как воздух нужны люди-бомбы, обманывают. Тогда был бы жив. Но для многих, попавших однажды под влияние радикального ислама, пути назад уже нет.

Один из многочисленных роликов из социальных сетей и мессенджеров, который пока можно найти в российском сегменте Интернета. Обратите внимание, маленькие документальные фильмы всегда полны драматизма, чтобы все новые и новые юные сердца отправлялись в ИГИЛ. Вот только одно "но". Юное сердце почти всегда идет в придачу к пустой голове. И как раз этим вербовщики пользуются в первую очередь.

Вот еще видео из Интернета. Члены запрещенной  в России международной террористической группировки — они прекрасно себя чувствуют, зазывают в ИГИЛ, в сады Шама. Собой, конечно, рисковать не станут — умирать буду те, кто попадет в их сети.

Это все тот же бородатый любитель черешни по имени Абу Шишани снова отправляет кого-то на смерть.

История Лены похожа на сотни других. Началась с общения в соцсети "ВКонтакте", потом вербовщица предложила перейти в мессенджеры, затем Елена стала по ее приказу регистрировать электронные кошельки, привязывая их к сим-картам, оформленным на чужие паспорта. Деньги шли в Сирию. В ИГИЛ. А еще тем, кого только готовили к отправке на убой.  

И если Елена, признав вину, отказалась от радикального течения ислама, то вот — совсем другой случай. Алла Курбанова — вербовщица, жена полевого командира, ликвидированного в 2013-м. Курбанова готовилась стать террористкой-смертницей. Тем более что пример был прямо перед глазами.

А это так называемый неофит — Игорь Королев, принял ислам, завербован был также через социальные сети, а именно — через группу в соцсети "ВКонтакте", позже общение  перешло в мессенджеры. Собирался присоединиться к так называемым лесным братьям.

Как правило, не важен канал коммуникации — группы ли это во "ВКонтакте", мессенджерах или СМС через сим-карты, оформленные на чужие паспорта, важно другое — почему у всех этих вербовщиков, наркодилеров есть инструменты, позволяющие анонимно на территории России делать свое черное дело? Пока Государственная дума законопроект об информационной безопасности рассмотрела только в первом чтении. Запретить собирается средства, скрывающие личности пользователей. И многократно в своих материалах мы доказывали, что поправки необходимы.

Это покупка левых сим-карт. 100 рублей за штуку. Они будут работать несколько недель. Потом оператор попросит вас заключить договор. Петербургскому террористу-смертнику Акбаржону Джалилову этого времени хватило с лихвой.

А вот такие сим-карты на рынке стоят значительно дороже. Цена этой стопки — 10 000 рублей. И вот в чем отличие от тех, что продаются в переходах: обратите внимание, они уже вставлялись в какой-то телефон, чтобы зарегистрироваться в сети. То есть легализованы — оформлены на абсолютно незнакомых людей. Дальше на такие симки регистрируются мессенджеры и электронные кошельки.

Буквально неделю назад мы показывали целые оптовые склады наркотиков, продаваемых через Интернет анонимно. Только в столице за последние два месяца предотвращены несколько уже подготовленных через все те же мессенджеры терактов. На этом фоне заявление сенатора Людмилы Боковой звучит как призыв операторов сотовой связи к здравому смыслу.

То есть сим-карту привяжут  к конкретной личности, которую необходимо будет подтвердить через единую электронную базу госуслуг. Это укладывается в общую логику — подход к обеспечению безопасности может быть только комплексным. Как раз сейчас, когда теракты один за другим сотрясают Европу, это очень хорошо поняли и на Западе.

В Англии сейчас находится в процессе принятия этот закон, и его активно поддерживает Тереза Мэй. Это закон о хранении информации в течение 12 месяцев, пользовательской информации, и о возможном предоставлении доступа к этой информации, разумеется, по решению суда, без всякого произвола. Но тем не менее интернет-активисты называют этот закон, если он будет принят, одним из самых жестких в мире. В частности, даже Сноуден сказал, что этот закон больше подходит для авторитарной страны, чем для демократической. Понятно, что это эмоциональная оценка. Но тем не менее все сходятся в том, что это закон очень жесткий, который изменит деятельность интернет-компаний очень сильно.

В Германии правительство официально готово одобрить внедрение специального написанного вируса во все программные  платформы, где могут вести подрывную работу террористы. Ни о какой анонимности при таком подходе речи быть не может.

Конгресс США большинством голосов одобрил для интернет-компаний возможность полностью сохранять у себя историю браузеров пользователей. Вроде как в маркетинговых целях, но весь мир прекрасно понимает — спецслужбы США будут иметь неограниченный доступ к данным. Так что Россия в этом плане скорее отстает, может быть, поэтому до недавнего времени для разного рода киберпреступности у нас тут было что-то вроде офшора.

Для России все может измениться уже в ближайшем будущем. Президентом утверждена стратегия развития информационного общества до 2030 года, а директор ФСБ Александр Бортников на закрытом заседании в Думе объяснил, почему необходимо ускорить работу над законопроектом, касающимся информационной безопасности. Говоря простым языком, Интернет давно перестал быть виртуальным миром и стал вполне реальным, а значить, и жить должен по закону. 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх