695

Российские военные показали мастерство верховой езды в Сирии

Когда-то на месте этих руин в сорока километрах от Алеппо был крупнейший на Ближнем Востоке конезавод.

Когда-то на месте этих руин в  сорока километрах от Алеппо был крупнейший на Ближнем Востоке конезавод. Народное достояние Сирии – в этих конюшнях разводили лучших в мире арабских скакунов.

"Тут находилось около 180 оригинальных зарегистрированных международной организацией арабских скакунов. Самый дешевый из них стоил $330 тыс. Цены доходили до миллиона и 2 млн долларов. Боевики украли почти всех", – рассказывает председатель конного клуба Дуад Нейаль.

Это, к сожалению, все, что осталось от этой конюшни и от этой фермы.

Бои здесь начались внезапно, и клуб эвакуировать не успели. Многие животные погибли.

"Я был на этом месте, во время того, как упал снаряд со стороны боевиков, тут одновременно погибло 4 лошади породистых. Один из них был чемпионом, многократным чемпионом Сирии. Также многие лошади получили ранения, мы всегда их лечили, прятали от снарядов боевиков, которые не жалеют ни людей, ни животных", – вспоминает член клуба конного спорта Алеппо Мухаммад Набан.

И все же работникам конного клуба удалось спасти часть табуна. Двадцать скакунов они под обстрелом вывезли в западную часть Алеппо, которая находилась под контролем сирийской армии.

"Вот эту лошадь зовут Юкевед, он большой и черный, и очень красивый. А характер, ну, не очень хороший", – говорит Сара Щрейбари.

Молодая наездница Сара помнит всех коней не только по именам, но и по характеру. Арабские скакуны знают себе цену.

Вот эту лошадь зовут Хандул. Он оранжевого цвета, очень маленький, и характер у него очень сложный.

У каждого породистого скакуна с богатой родословной документов больше, чем у обычного человека. В них указаны предки лошади, которые брали призы на скачках десятки, а то и сотни лет назад.

"Эту лошадь зовут Сара, ее отца зовут Фархан, маму – Сурейо. Дедушка – Рамадан Холеоль, он считается одним из самых красивых скакунов в Европе, 7 лет подряд он становился чемпионом континента. Фархан был личным конем принцессы Иордании Алии. Это очень редкая порода – в мире всего три особи, они берут начало от очень редкой и известной породы в мире", – говорит Нейаль.

В сложном характере арабских скакунов журналист РЕН ТВ убедился на собственном опыте. Хозяин клуба разрешил мне проехать верхом пару кругов, с условием, что за последствия этого эксперимента он не отвечает.

Арабский скакун чувствует неопытного наездника и почти не слушается его. 

А вот российские военнослужащие держались в седле как влитые. Большая часть сотрудников батальона военной полиции родом с Северного Кавказа. Верхом ездят с детства.

Кони этой породы могут без остановки проскакать 120 километров. Но чтобы оставаться в форме, животным нужно ежедневно тренироваться. Поэтому занятия на этом ипподроме не прекращались никогда. Даже в разгар боев.

"Мы тренировались в очень трудных условиях: тут падали снаряды, я во время тренировки получил осколочное ранение от снаряда, осколок попал в голову. Вот, видите? В черепе стоит платиновая пластина. Врачи говорят: тебе нежелательно заниматься конным спортом, – но я продолжаю тренироваться", – отмечает Мустафа Наулю.

Сейчас главная задача клуба – сохранить и возродить уникальную породу. Создать все условия для того, чтобы два десятка выживших арабских скакунов положили начало новой, особой сирийской династии.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх