470

Врачебная ошибка: Лечить или калечить

Появление независимой медицинской комиссии может стать тем самым мостом, который сократит пропасть между врачом и пациентом.

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин на днях привел следующую статистику: в прошлом году потерпевшими от врачебных ошибок признаны 888 человек. Погибло 712 человек, в том числе 317 детей. В 2016 году из 352 человек, погибших вследствие врачебных ошибок и ненадлежащего оказания медицинской помощи, – 142 ребенка. Цифры страшные, а главное – неполные, как признают специалисты, потому что многие такие ошибки почти нельзя выявить.

Самый вопиющий случай произошел буквально на днях: 9 человек ослепли после введения препарата в московском институте глазных болезней им. Гельмгольца. Другой случай недавнего времени: смерть пятилетней девочки в подмосковном Наро-Фоминске после посещения стоматолога. И все это на фоне новости о том, что Россия заняла последнее место в международном рейтинге здравоохранения, составленном агентством Bloomberg.

Девочка сгорела за несколько дней. Незадолго до трагедии ей лечили зуб в районной поликлинике, после чего у девочки поднялась температура и заболела нога.  

Отец девочки рассказал, что врач, обследовавший его дочку, поставил неверный диагноз – артрит тазобедренного сустава. Родителей смутил столь серьезный диагноз у пятилетней малышки, но не спорить же с врачами, годами изучавшими болезни. Неправильный диагноз не позволил вовремя начать лечение. И девочка умерла от заражения крови.

Общественность взывает к совести медиков, но белый халат словно броня. Выстоять любыми способами в судебных тяжбах важно для всей медицинской системы и ее репутации.

Некоторые доктора, когда при неверном диагнозе происходит трагедия, валят все на патологию. Ведь главный аргумент в судебных разбирательствах – медицинская карта, на основании которой эксперты выносят свое постановление.

И так называемая "белая халатность" по всей стране: где-то не долечили, не досмотрели, не приняли. Эти случаи никто не считает. С каждой трагедией между врачом и пациентом пропасть становится все больше, а саму суть врачевания разглядеть все сложней.

Почти у каждого доктора есть скелеты в ординаторской. Несчастный случай со смертельным исходом для врача – страшный опыт. Ведь часто трагедии происходят из-за стечения обстоятельств, а не по злому умыслу.

Проверку в таких случаях проводят лицензированные медицинские эксперты, которые изучают все подробности: историю болезни, ход лечения – чтобы понять, была ли вообще в трагедии вина врачей. Затем уже судья выносит вердикт.

Медицинское сообщество давно пытается найти модель, которая защитила бы в равной степени права обеих сторон.

Медицинский судебный процесс – юридические дебри для непосвященных. Сегодня даже термина "врачебная ошибка" не существует. Люди в суды идут неохотно: в тяжбах с медиками много подводных камней.

Однако врачей-профессионалов, которые несмотря ни на что просто и честно выполняют свой долг, гораздо больше. Однако, судя по текущему положению вещей, поход в районные больницы – как игра в рулетку: повезет – не повезет. Хорошо, если есть личное знакомство с проверенными докторами и им можно доверять. А если их нет? Не исключено, что с лечащим врачом придется встретиться в суде. Появление независимой медицинской комиссии должно стать тем самым мостом, который сократит пропасть между врачом и пациентом, которая сейчас иногда смертельно опасна для здоровья. 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх