52698

Исповедь секс-рабыни: Каждый день выходить замуж

Завербованные террористами россиянки рассказали, каково это — попасть в плен к боевикам ИГИЛ.

Девушек, клюнувших на обещания псевдоженихов, связывали цепями, отвозили на рынки невольниц, насиловали, били.

Светлана провела на территории Сирии — в одном из лагерей террористов запрещенного в России ИГИЛ — почти полгода. И сегодня она впервые готова обо всем рассказать.

"Девушки! Не совершайте моих ошибок, вас там ничего хорошего не ждет!  Счастья там нет, там только боль и страдания!" — начинает свой печальный рассказ Света.


Света, кадр из фильма "Замуж за ИГИЛ"

Виртуальный роман в социальной сети увлек Свету очень быстро, девушка погрузилась в псевдолюбовь с головой. Каждый вечер она, как одержимая, бежала к компьютеру, чтобы начать переписку и общение в виртуальном пространстве с Амирханом.

Разговоры продолжались иногда до утра. Мужчина много писал о своей семье, об уважении к старшим, отношении к женщинам. Светлана поняла, что влюбляется.

Ее родители твердили постоянно о том, что не могут примириться с выбором дочери и не одобряют ее связи с человеком, которого не видела ни она сама, ни ее родственники. Что это за избранник такой, на которого нельзя посмотреть? Но женщина и слушать никого не хотела.

"Принца на белом коне", который переписывался с ней в интернете, Светлана по приезде в Сирию так и не увидела.  Ей сообщили, что он уже мертв — погиб в бою. Девушку вместе с другими женщинами поселили в женском общежитии.

"Там было очень много девушек. Все они ревели, просили о пощаде, молились. Там были как русские девушки, так и не русские. Одна из них сказала, что нас, скорее всего, отвезут в рабство. Как потом и получилось. Меня и еще нескольких девушек связали цепями и куда-то повезли. Позже, когда мы приехали… Место было похоже на аукцион, но торговали только людьми. Нас по одной заводили в какую-то комнату. В комнате было много мужчин. И каждый за нас предлагал цену", — рассказывает Света.

Светлане объяснили, что она выйдет замуж за моджахеда по имени Хаирбек. Он заслужил невесту в бою. И она должна быть счастлива, что ей достался такой правоверный кавалер.

"Единственное, что мне помогло не закончить жизнь самоубийством — это надежда на то, что я все еще смогу выбраться, смогу вернуться домой, увидеть своего сына и жить как раньше", — говорит девушка.

Спастись Светлане удалось чудом. У нее случился приступ астмы. Россиянку доставили в местный лазарет. Одна из санитарок сжалилась и помогла вернуть документы, чтобы выбраться в Турцию.

Асинат Аксанова попала в ИГИЛ по зову веры. Она не скрывает, что придерживается радикальных убеждений. Но то, что она увидела в провозглашенном халифате бандитов, повергло ее в ужас.

Религиозная девушка из Ингушетии много времени проводила на исламских интернет-форумах. Одевалась во все черное, закрывала лицо, но для веры ей этого показалось мало.

Родители видели, что целыми днями она просиживает в интернете — пытались вернуть ее к нормальной жизни, беседовали с ней о религии, уговаривали дочь не делать необдуманных шагов.

"Они уже знали, что я все время в интернете, что у меня другой жизни не было. Я наблюдала жизнь халифата, все, что там происходит", — вспоминает Асинат.


Асинат. Кадр из фильма "Замуж за ИГИЛ"

Когда родители поняли, что все тщетно, они обратились в правоохранительные органы. Однако Асинат уже никто не мог остановить. Она решила переселяться в мусульманское государство вместе со своим маленьким сыном. План побега был продуман до мелочей. Знала, что родители могут перехватить, — выбрала подходящий день, дождалась, когда все уснут, и вызвала такси, на котором уехала в Грузию. Оттуда — в Стамбул. Дальше переправку на территорию Сирии контролировали представители ИГИЛ. Девушку доставили в специальный лагерь, где она должна была дожидаться своей судьбы — моджахеда, за которого выйдет замуж.

"Перешли. Пришли в этот Макар, и там уже все выяснилось. Макар -— это не город, это арабское слово, обозначающее место, где женщины находятся без мужчин. Четверо мужчин охраняют Макар. Мужчины вообще не заходят на эту территорию, просто приносят продукты, оставляют на улице и уходят оттуда", — рассказывает Асинат.

Там девушка поняла: то, что ей рассказывали в интернете, полное вранье. Никакого праведного халифата не обнаружилось. Асинат увидела женщин, которые приехали в поисках сексуальных приключений, и фанатиков, понаехавших со всего мира, чтобы убивать неверных.

"Каждый день выходить замуж. Потом они выгоняют тебя из дому… И все эти кяфиры (неверующий, иноверец. — Араб.), кяфиры, кяфиры, кяфиры, кяфиры, кяфиры, кяфиры… Мои родители, например, они мои родители. Какими бы кяфирами они не были. Я их не собираюсь убивать, никакого такфира (обвинение в неверии. — Араб.) — они мои родители!" — восклицает Асинат.

Вновь прибывших предупредили, что скоро должны прийти моджахеды с боевого задания, и тогда они начнут выбирать себе невест. Девушка сумела сбежать до того, как ей пришлось выйти замуж в первый раз.

"Если я выхожу замуж, конечно, он быстро умрет. И потом я опять попадаю в этот Макар. Они выдают жилье! Потом отбирают, сколько бы у тебя детей там не было, опять ты попадаешь в Макар. Вот это мне не нравится. Я не хочу замуж выходить много раз. У меня цель была — выйти замуж ОДИН раз", — объясняет Асинат.

Асканова говорит, что своими глазами видела: то, что делают террористы в своем самопровозглашенном халифате, никакого отношения к исламу не имеет. В Коране это называется "смута", когда людей вводят в заблуждение.

"Я признаю: я радикал на самом деле. Я не поддерживаю никаких законов. У меня свое. Ну то, что я не поддерживала убийство женщин, вот этот захват… Я читала хадисы, я читаю Коран. Мухаммад не брал женщин и детей, не убивал их", — говорит сбежавшая от боевиков девушка.

Оказаться среди головорезов, которые рушат памятники и сжигают людей заживо ради эффектного кадра… Казалось бы, что может привлечь молодых и образованных людей в ИГИЛ? Но они уезжают. Десятками, сотнями, практически каждый день. По разным оценкам, за последние полтора года к террористам в Сирии примкнули уже 4,5 тысячи россиян.

Лиде из плена "всемирного халифата" помогли выбраться родители. Они обратились в спецслужбы Чеченской Республики.

"Там не только жизни нет, там ничего нет. Там бомбят, война страшная. И сразу же на четвертый день я передумала. И очень хотела вернуться домой. Обращение было ко всем людям в республике. Мне все помогли — я приехала домой".

Лида поняла, что попала не туда, сразу же. Но провести в халифате ей пришлось более четырех месяцев. Лида говорит: ее не интересовал радикальный ислам. Оказалась там в поисках женского счастья. Позади была разрушенная жизнь, неудачный первый брак, пятеро детей, с которыми не позволял видеться бывший муж. А тут — новое знакомство. Молодой человек из Грозного предложил начать новую жизнь. Изначально о Сирии и разговора не было, он позвал с собой в Турцию.

"Во-первых, я, когда ехала, ехала в Турцию. Чтобы жить как все люди. Чтобы была жизнь у меня. Чтобы я могла помочь своим детям. И чтобы в дальнейшем все было хорошо", — объясняет Лида свои мотивы.


Лида. Кадр из фильма "Замуж за ИГИЛ"

Уже там выяснилось, что новый муж собирается стать джихадистом и следующая остановка — самое пекло войны. В Сирии девушку поселили в общий женский дом, военный аналог восточного гарема.

"Я всегда находилась в комнате, как и все женщины там. Там бомбят, страшная война идет. Каждый день эти смерти. Помирают, погибают и бомбят, бомбят, бомбят. Такая страшная война", — говорит Лида.

Жизнь женщин строго регламентирована. По сути, Лида оказалась в положении пленницы. Без присмотра нельзя ступить ни шагу и доверять окружающим тоже опасно, действует шариатская полиция — хизба, у которой есть агенты в каждом доме.

"Я всегда готовила, убирала. Ну, то, что дома должна делать женщина, я это делала. На улицу выходила только по магазинам. Когда это надо", — говорит девушка.

Лида вспоминает: выходить на улицу не было и особого желания — вокруг смерть.

"При виде всех погибающих наших людей... Из Чеченской Республики, например... Наших именно очень много уезжающих. Очень много смерти. Раненых женщин. Каждый день там 200-300 человек умирали из-за бомбежек. Очень много детей. Очень много! Многие хотели домой вернуться", — рассказывает Лида.

Однако Лиду поразило не только это. Она ведь ехала на чужую войну, вслед за мужчиной. Но женского счастья отчего-то не случилось.

Прошло уже несколько месяцев, как девушка вернулась домой, но пройдет еще много времени на реабилитацию, чтобы вернуться к нормальной жизни.

"Там нет жизни, и не будет никакой жизни. Потому что там — страшная война. Например, она выйдет замуж сегодня. Она завтра доедет туда, а он, может, и умер. И что с ней будет? Дальше ей в любом случае придется выйти замуж. И, может быть, он тоже умрет. Потом опять замуж", — говорит бывшая жена боевика.

Девочкам из США и Европы вербовщики часто говорят, что они нужны в Сирии, чтобы помогать беженцам, ухаживать за ранеными исламистами, что их помощь нужна борцам за веру. Сердобольные, ответственные и юные клюют на это.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх