3071

У подельника Васильевой за время следствия украли 1 млрд рублей

Супруга фигуранта дела "Оборонсервиса" Александра Елькина рассказала о "золотых унитазах" мужа, юбилее с Джей Ло и шикарной квартире.
Эксклюзив
Супруга фигуранта дела "Оборонсервиса" Александра Елькина рассказала о "золотых унитазах" мужа, юбилее с Джей Ло и шикарной квартире.
РЕН ТВ

Бывшая супруга фигуранта громкого коррупционного дела "Оборонсервиса" Александра Елькина впервые за время расследования откровенно рассказала о своем экс-муже. Ирина Елькина прокомментировала информацию о приглашении на юбилей ее супруга министра обороны Анатолия Сердюкова и певицы Дженнифер Лопес, о несметных сокровищах Елькина и показала его "трехуровневую" квартиру в элитном жилом комплексе "Патриарх" на Малой Бронной.

По словам Елькиной, за время расследования уголовного дела у ее мужа похитили компанию, на счетах которой на тот момент находилось 22 млн долларов, что по курсу на 23 апреля составляет 1 миллиард 135 миллионов 860 тысяч рублей.

Попасть в ЖК "Патриарх" оказалось довольно просто. Необходимо лишь, чтобы охрана в вестибюле получила команду от жильца: пропустить. Ирина Елькина – женщина бальзаковского возраста – встретила у лифта. В простеньком платье с затейливым принтом. В прихожей той самой квартиры (действительно шикарной) под тумбой обнаруживаются кроссовки младшей дочери, явно знававшие лучшие времена: обувь порвана, но, судя по всему, ее продолжают использовать.

- Давайте сначала поищем двухуровневую квартиру, - начинает разговор Ирина Елькина.

- Трехуровневую…

- Вот и поищем. Вот детская комната. Вот спальня мужа. Давайте уж все обследуем, чтобы потом не говорили, что много дверей. Здесь санузел. Дверей много, я первое время тоже путалась. За это дверью – просто шкафчик. Здесь – прачечная, стиральная машинка. Здесь гостевой туалет. Без всяких золотых унитазов, кстати. Это - моя спальня. Бассейна нет. Может, они ванну приняли за бассейн? Да, есть большая ванна. С кранами в виде лебедя. Вот та шикарность, которую показывали по телевизору. Я считаю, что человек, работающий на такой должности, может себе позволить. За этой дверью - гардеробная. А вот еще дверка, здесь просто белье постельное, тайного хода на второй уровень квартиры тут нет. Здесь кухня. Люстра не работает, мужчины дома нет. Есть еще зал. Вот и все хоромы. Самое интересное, что следователь, который у нас обыск делал – тоже удивлялся: "А где же еще два уровня?" Дело в том, что в этом доме действительно есть двухуровневые квартиры. По-моему, на самом последнем этаже. Но вот у нас, к сожалению, только один уровень. Причем не самый шикарный из тех, что здесь есть.

- Красиво.

- Согласна. Но чтобы прямо "ах"… Да, хорошая квартира. Четырехкомнатная. Да, есть еще лоджия. Очень шикарная. Тут вот Ветлицкая живет, - Ирина показывает на соседскую лоджию.  - Правда, ни разу ее не видела за три года.

- При обысках ничего не повредили?

- Нет, все было достаточно корректно. Я даже была удивлена. Единственное, конечно, эти маски-шоу были ни к чему. Никто ничего не скрывал. Никто ничего не собирался от них прятать. Мы даже знали, что будут обыски, что к нам придут. Достаточно спокойно ко всему этому относились. Правда, не думали, что "закроют" так серьезно и надолго. Жестко поступили. Жестко вылили информацию о семье. Это, я считаю, аморально, неправильно. Информацию о квартире, о шикарной свадьбе дочери. А что, у нас другие не делают хороших свадеб для дочерей, для сыновей? Родители жениха достаточно обеспеченные люди. И у нас были деньги. Почему мы не могли своему ребенку сделать нормальную хорошую свадьбу? У людей бывают и пышнее и богаче и представительнее свадьбы.  Я человек не политический, и для меня все это было слишком выходящим за рамки. Украли материалы из семейного архива – семейные фотографии, свадебные. Кто-то же слил это все. За это же можно, наверное, и предъявить телеканалу.

- Вы в курсе того, что появилось новое дело по факту попытки отнять компанию вашего мужа?

- Да, мы над этим работаем уже в течение года. Я знаю все все, что случилось с компанией "Безопасность и связь" ("БиС") после того, как арестовали Александра Николаевича. Кому как не мне это все знать? Александр Елькин и Андрей Луганский к тому, что происходит с фирмой сейчас не имеют никакого отношения.

- Новый гендиректор компании "Безопасность и связь" Юрий Иванов – коллега вашего мужа?

- Нет. Ни Луганский, ни Елькин понятия не имеют, кто это такой. Когда Александра Николаевича арестовали, во главу бизнеса стал Андрей Луганский. В бизнесе было более 1000 человек. Им нужно было зарплату платить, были контракты, которые нужно было выполнять. Интересы Александра Николаевича в суде представлял адвокат Юрий Ширинян. Я устроила встречу Шириняна с Луганским. Андрей Петрович рассказал ему, как ведется бизнес. После этой встречи Луганского арестовали. И в материалах уголовного дела мы нашли запись этого разговора. Понятно, что записывал адвокат.

После Луганского должность гендиректора заняла Вишнякова Ирина Владимировна. Тогда наш любимый адвокат предложил Александру Николаевичу ввести в управление бизнесом Талатая Василия Алексеевича. С этим человеком муж учился в военной академии в Монино. Потом Талатай более чем на 10 лет пропал из нашей жизни. И вдруг он появляется. Где-то в 2011 году. Но не суть. Суть в том, что Ширинян предложил ввести его в управление бизнесом. Дескать, женщине трудно, бизнес большой. Александр Николаевич согласился. И тут началось самое интересное. Ширинян и Талатай, понимая, какие находятся деньги в бизнесе, а на тот момент на счетах фирмы было более 22 млн долларов, начали выводить деньги. Они делали все, чтобы убрать Вишнякову, которая им сопротивлялась. Они сделали на нее уголовное дело.

- Вишнякова в розыске?

- Они начали вокруг нее будоражить следствие. Она поняла, что ей грозит и уехала. Куда – я не знаю.

- Будоражили следствие по тому самому делу "БиС"?

 

- Да. На нее тоже завели дело по 159-й, часть 4 (мошенничество в особо крупном размере). То есть она оказалась тоже во всей большой компании. Короче говоря, Талатай и Ширинян делали все, чтобы она им не мешала. И когда ее не стало, второго совладельца "БиС" – Иванова Андрея Всеволодовича запугали, сказали, что тоже сделают его фигурантом дела, и таким образом переписали его акции на двух людей Талатая – на Юрия Иванова и на Пархоменко. А акции Александра Николаевича мы переписали на тогдашнего его адвоката Александра Климова. Это – наш друг. Он тоже был вхож в дело. И вот, вторую часть акций переписали на него. Но в управление компанией его просто не пускают. Он просит предоставить какие-то отчеты, ему отказывают. В такой ситуации мы живем год. Пытаемся пробиться в компанию, но нас не пускают. В феврале 2014 года Юрий Иванов, которого мы до этого не знали абсолютно, стал гендиректором. При этом Климову следствие запретило общаться с Елькиным. Так Ширинян и Талатай убрали единственного человека, который мог рассказать Александру Николаевичу, что творится с бизнесом.

- Но Юрий Иванов являлся генеральным директором компании "РСУ-Строй", подрядчика "Славянки" и должен был общаться с Елькиным.

- Нет, он возглавил "РСУ-Строй" после того, как "закрыли" Луганского и Елькина.

- Что сейчас со счетами компании, на которых было 22 млн долларов?

- В феврале 2014-го Юрий Иванов из учредителей перешел в гендиректоры. Это решение должны были подписать Климов и Пархоменко, как соучредители. Климов не подписал, и тогда подписи подделали. Этим самым нас лишили доступа к любой информации о том, что творится в фирме и начали потихоньку выводить деньги. В настоящее время "БиС" обратилась в арбитражный суд для банкротства фирмы. Я считаю, что тем самым Талатай и Ширинян хотят скрыть свои преступления. Представляете, на начало 13-го года было 22 миллиона долларов. А сейчас они говорят: денег нет.

- Вам лично говорят?

- Да. Говорят, что денег нет, компанию банкротят. Климов пытается получить какие-то документы, ему ничего не объясняют. Причем, был действующий контракт с Минобороны, заключенный в 2012 году. Там большие деньги шли. Очень большие. Где они?! Их нет. Получается, на тот момент, когда посадили Елькина, шла работа, были деньги, были люди. Сейчас мы уже в течение года пытаемся возбудить уголовное дело. Сначала обратились в "Таганский" ОМВД, потом в головинский МРСО. Сначала возбудили уголовное дело по нашему заявлению по 159-й, часть 4 (мошенничество в особо крупном размере), потом была 170-я (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц). Потом эти дела каким-то образом прекратили. И вот сейчас возбуждено по 185-й (фальсификация решения общего собрания акционеров). Мы год пытаемся достучаться: ребята, тут на самом деле преступление, разберитесь. Но почему-то до этого никому дела нет.

- То есть с ваших слов получается, что адвокат захватил бизнес вашего мужа?

- Да, это самый настоящий рейдерский захват. Я уже и в прокуратуру Москвы и куда только не писала. Мне не хочется, чтобы вот это дело о том, что в "БиС" пропали деньги – повесили на Елькина и на Луганского. Они в данном случае не при чем. С тем уголовным делом, по которому Александра Николаевича "закрыли", пусть следствие разбирается. Но свалить это новое дело на них – это неправильно. Когда мы начали подавать заявления – в Головинский, в Таганский – они начали угрожать. Мне, моей семье.

- Чем угрожали?

- Говорили: если вы это не прекратите, мы следствию сольем то, что знает товарищ Ширинян, как адвокат. Или вы все это прекращаете, или мы пойдем дальше и сделаем так, что вас посадят всех. У меня даже есть свидетели этих угроз. Я даже была вынуждена уехать с ребенком отсюда. Я не знала, на какие они действия пойдут. То есть мало того, что Ширинян за два года получил 4 миллиона долларов за дело, в котором ничего не сделал. Никаких экспертиз не проведено. Он взял эти деньги, а работы никакой и из фирмы выведены деньги. Это нормально, когда у нас адвокат за два года такие "бабки" получает?! Когда я пыталась говорить с ними, просила ввести в управление компанией Климова, они отвечали мне: "Ты о чем? Это не ваш бизнес". Вот и весь разговор. Я знаю, что за этот период Талатай на Арбате где-то двухуровневую квартиру купил. Другой где-то во Франции дом купил и еще в Черногории. Машины поменяли. То есть у всех все хорошо. Это у нас плохо, у них – все замечательно.

- Вы говорите, что никаких дивидендов от бизнеса экс-супруга не имеете, а на что живете?

- Работаю. Друзья помогают. Брат помогает. Не могу сказать, что я в шоколаде, но как-то крутимся.

- Вы упомянули, что были в курсе о том самом первом уголовном деле, по которому задержали Елькина.

- Предупреждали безопасники его фирмы, что вполне возможно такое развитие событий.

- А почему именно он, а не второй совладелец "БиС"?

- А вот этого я тоже не знаю. У меня много вопросов ко всем.

- 50-летие он действительно собирался…

- Никакой Дженнифер Лопес мы точно не приглашали! Ради Бога! Был круг близких, родственников.

- 250 человек?

- Нет! Я вас умоляю! Написать можно все, что угодно. Да, рассматривался такой вариант, чтобы пригласить Анатолия Эдуардовича (Сердюков). Он рассматривался. Но никто его не приглашал.

- А то, что Елькин был другом Сердюкова – правда?

- Ни разу его не видела, не общалась. Но, наверное, Александр Николаевич по службе общался. В банях не были. На шашлыках не были. Ничего подобного. Были чисто рабочие отношения.

 

- Евгению Васильеву вы знали?

- Я ее никогда не видела. Вообще, много чего напридумали. Никакой Дженнифер Лопес. Я еще смеялась, дочери говорила: слушай, надо кличь кинуть – пусть фанаты пойдут, стоят, ждут. Были приглашены артисты. Из знаменитых у нас была приглашена группа "Любэ". Александру Николаевичу нравился этот ансамбль. Больше никого из знаменитых или высокопоставленных не должно было быть.

- Отмечать где собирались?

- Около Театра Российской армии комплекс, не помню, как называется. Обычный зал, там свадьбы играют. Пришли, сняли, заплатили деньги. Никакого пафоса.

- Про то скандальное видео, на котором следователи пересчитывают и никак не могут пересчитать несметные суммы денег, что можете сказать?

- Это было не здесь. У нас в квартире нашли 2 миллиона рублей. Для меня и в те времена это были большие деньги, а сейчас – тем более. Я не могу сказать, что как-то чувствовала количество денег в семье. Я всегда жила в рамках нормального человека. Если у Васильевой кучу украшений нашли, то у меня, когда следователь увидел мои украшения, он спросил: "И это все?" Есть люди, которые больны этим. Я – нет. Я найду куда потратить деньги. Но мегаденег мне никогда не надо было.

- А вот эта обстановка вокруг?

- Это от старого хозяина. Здесь все квартиры такие.

- И мебель, и все эти канделябры?

- Абсолютно! Когда мы заехали, единственное, что я поменяла – матрасы на кроватях. Мы купили эту квартиру в 2011 году. Сколько она стоила не знаю. Честно. Но точно не тех аховых денег, которые все озвучили. Нам подфартило с ней. Мы не думали и не гадали в таком месте купить квартиру. До этого у нас тоже была хорошая 4-комнатная квартира в хорошем доме на Нежинской. Мы оттуда уехали, потому что оттуда очень затруднительно выезжать. Пробки. И школа меня там не устраивала. Я нашла в этом районе школу и попросила Александра Николаевича: давай купим квартиру, так чтобы можно было жить. Чтобы без ремонта сразу въехать, потому что до 1 сентября мало времени оставалось. И ему до работы ближе добираться, его ведь могли вызвать в любое время суток.

- Ваш муж начинал именно с компании "БиС" и в "Славянку" пришел уже после того, как начал с ней по разным контрактам работать?

- Да. Он хороший хозяйственник. Что бы там не писали, отрицательных каких-то отзывов или негатива от людей, кто с ним работал нет. Даже люди, которые не в управлении, о нем хорошего мнения. Буквально сегодня разговаривала с одним сотрудником "Славянки", не буду называть фамилии. Он позвонил, поинтересовался, как у нас дела. Я его спросила: "У вас-то как дела". Он ответил: "У нас все плохо в "Славянке". Сейчас Елькина там вспоминают как хорошего руководителя. Меня иногда спрашивают, почему мы развелись. Я отвечаю: "А как можно жить с человеком, которого никогда дома нет".

- Но вы продолжали жить вместе?

- Был период, когда мы не жили вместе. Но у нас есть сокровище – поздний ребенок. И оторвать ее от папы и папу от нее – очень тяжело. Можно по-разному жить в разводе. То, что он много работал, это не значит, что он плохой отец. А вот то, что сейчас следствие делает – это неправильно. Оно не дает свидания ребенку. Ни мне, ни ребенку. Уже год.

- Первое время вам давали видеться?

- Да, я брала дочь с собой. Но год уже нам не дают свидания под предлогом, что я себя плохо веду. В чем это выражается – я не знаю. И при этом говорят: вам не дадим, а ребенку дадим. Как я могу отпустить ее одну? У нее проблемы со здоровьем, с сердцем. При волнении бывает задыхается. Начнет там задыхаться – кому эта ответственность нужна? Они говорят: пусть адвокат с ней идет. А адвокат тоже не хочет такую ответственность на себя брать. Я и в суд обращалась, но не дают.

- Теперь вы в этой квартире живете вдвоем с дочерью?

- Да. Слава Богу, дети взрослые, все понимают. Что есть – то есть. Хотелось бы лучше. Очень хочется, чтобы разобрались. Чтобы все-таки как-то решился вопрос не очень строго. Конечно хочется. Как говорят, мы попали. Но то, что он работал – это неоспоримо. Были вообще смешные моменты. Помню, как-то утром звонила бабушка с Чебаркуля из военного городка: "Александр Николаевич, помогите: дверь в подъезде плохо закрывается". Он ей: "А вы телефон мой откуда взяли?" А она: "Мне сказали, кроме вас никто не поможет, дверь в подъезде бухает". Вот так до смешного доходило. Может быть, если бы не работал столько, то и не было бы всего этого, и с семьей было бы по-другому.

 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что прибыль объединенного бюджета Крыма в 2016 году составила около 40,6 миллиарда рублей. Этот показатель на треть больше, чем в 2015 году, и в 2 раза больше, чем в "украинские времена".
Вверх