1477

Пятилетка ненависти

Пять лет, прошедших со дня государственного переворота на Украине, показали, что майданный режим понимает только язык силы.
Пять лет, прошедших со дня государственного переворота на Украине, показали, что майданный режим понимает только язык силы.
фото: bigmir.net

Прошло пять лет со дня победы Майдана, что привело к радикальным изменениям в мировой политике, к гражданской войне на Украине с миллионами беженцев и экономической разрухой.

Эти события привели и к значительной международной изоляции России, к ее огромным убыткам из-за западных санкций, из-за необходимости создания новых коммуникаций в обход Украины, укрепления границы с ней. Пять лет назад произошла фактическая интервенция НАТО в малороссийскую часть Русского мира с созданием там антирусского протектората США.

В те дни все основные СМИ планеты освещали события в центре Киева в первую очередь. В то время Евромайдан уже окончательно превратился в сборище террористов при полном одобрении и даже аплодисментах западных дипломатов, которые данный мятеж и финансировали. Они так хотели кровопролития, что порой даже открыто одобряли нападения необандеровцев на правоохранителей и захваты ими административных зданий. Например, после того, как террористы Майдана начали заживо сжигать милиционеров коктейлями Молотова в январе 2014 г., глава МИД Польши Сикорский публично заявил, что "считает действия радикалов оправданными". А спустя всего несколько месяцев после победы Майдана польские боевики из частных военных компаний массово отправились в Донбасс воевать против восставших там русских людей, и это было совершенно невозможно сделать без согласия польского правительства…


фото: specnaz.ru

Возглавляемое мною общественное движение "Народный собор", выступающее за интеграцию Украины с Россией, в феврале 2014-го перестало проводить массовые акции. Ведь я уже не мог поручиться за здоровье и жизнь людей, которых мы собирали на наши акции. Ранее мы провели немало таких мероприятий и самостоятельно, и в союзе с "Верным казачеством", ныне запрещенным режимом Порошенко, с другими общественными организациями православной и русской направленности. Теперь мы этого сделать не могли, поскольку Майдан уже был полон вооруженных боевиков, часть из которых проходила спецподготовку в лагерях НАТО. Преступно-трусливая власть фактически дала им право на применение насилия, она закрыла глаза на разгром майданщиками военных складов на Западной Украине. Власть дала им возможность ходить с похищенным оружием по центру Киева, она даже мешала защищаться милиционерам, которых постоянно калечили и даже убивали террористы.

15 февраля около 50 участников акции "За чистый Киев" подошли к майдану Независимости с намерением выразить свой протест мятежникам, превратившим центр города в помойку и скопище бандитов. "Самооборона Майдана" и боевики ВО "Свобода" (организация запрещена в России) зверски избили этих мирных людей, и об этом ни слова не сказали западные "ревнители свободы слова". "Евроинтеграторы" тогда без колебаний заставили замолчать противников майданного мятежа с помощью дубинок и кастетов, а придворные журналисты Майдана только одобрительно улыбались и фотографировали это действо для своих альбомов, не выставляя эти фото в СМИ. Самые ярые и авторитарные борцы с инакомыслием — это так называемые активисты, "борющиеся за толерантность"…


фото: unn.com.ua

При этом если бы мы, православные, русские общественники попытались хоть немного применить силу против распоясавшихся погромщиков, то нас попросту арестовали бы власти, до конца потакавшие бандитам, до конца надеявшиеся договориться со стоящими за ними западными кураторами.

И так было все время, еще и до Майдана: бандеровцам позволялось все, а патриотов Русского мира преследовали. Приведу простой пример: перед этими событиями в Киеве был концерт хора кубанских казаков. Мой соратник Дмитрий Жуков, ставший позже известным командиром в ДНР, начал в такт музыке махать транспарантом с лозунгом: "Украина, Россия, Беларусь — это вместе Святая Русь". За цитирование этих "крамольных" слов святого Лаврентия Черниговского его задержала милиция и приговорила к административному наказанию. В то же время необандеровцы тогда совершенно свободно раздавали ксенофобские листовки, подстрекающие население Украины бороться с Россией, разжигающие ненависть к русскому народу.

Еще до победы Майдана курировавшие его прозападные олигархи уже контролировали большую часть экономики, почти все украинские СМИ, примерно 40% депутатского корпуса Верховной рады, некоторую часть силовых структур и исполнительной власти. Также за Майданом стояла вся мощь объединенного Запада. Как известно, Госдеп США официально признал вливание в "демократические процессы" на Украине пяти миллиардов долларов, а ведь это делали еще и страны ЕС, и иные государства. А главное, Запад пообещал майданным олигархам признать результаты государственного переворота, без чего олигархат и не начинал бы этого бунта против законной власти.


фото: depositphotos

Что касается моих личных впечатлений, мне, как и многим другим участникам сопротивления Майдану, все время вспоминались две старые книги. Это — "Окаянные дни" Ивана Бунина, где автор красочно рассказал о толпах революционных бандитов в Москве в 1917 году, и роман Михаила Булгакова "Белая гвардия", в котором описаны такой же бандитизм и смены властей в Киеве в тот же период. Все революции очень похожи. В них всегда массово вливаются уголовники и маргиналы, ищущие возможность пограбить чужое добро и поиздеваться над мирными людьми. И часто революциям потакают трусливые правители — изменники, предающие свой народ ради спасения жизни. В тот период, когда Янукович исчез, мы все время повторяли крылатые фразы из "Белой гвардии": "Гетьман сбежал, его режим оказался опереточным".

На самом деле юмором мы пытались разрядить весьма сложную обстановку. Все прорусские активисты давно находились в черных списках террористов, причем некоторые, попав к ним в плен, подверглись жестоким пыткам, как, например, мой товарищ, известный журналист Сергей Рулев. Ему чудом удалось спастись после нескольких часов пыток, в том числе — вырывания ногтей щипцами. Я тоже давно был в черном списке неонацистов, в составленном их писаками "рейтинге украинофобов" даже занимал первое место, хотя я сам являюсь коренным украинцем, малороссом.

Но для них куда важнее политическое "украинство". Поэтому погибший на Майдане армянин Нигоян для них является героем "Небесной сотни", а я для них — "предатель".

Немало оппозиционно настроенных к Майдану людей в те дни просто исчезло без следа: майданщики захватили киевский крематорий и, судя по всему, широко использовали его по назначению… А нет тела — нет и дела.


фото: УНИАН

Незадолго перед решающим наступлением Майдана я вместе с покойным Олесем Бузиной был на телешоу в Москве. Участники выражали сочувствие нашей борьбе, Олесь смело выступал. Никогда не был с ним в близких отношениях, но иногда общался и всегда отдавал должное его мужеству. Было у нас и множество других храбрых киевлян, которые словом и делом выступили против государственной машины, захваченной террористами Майдана. И уж совсем много таких было на юго-востоке. С полной уверенностью можно утверждать, что большинство населения Украины Майдан не поддерживали, что это был переворот прозападного олигархата, поддержанного больше всего галичанами.

18 февраля я вернулся из Москвы в Киев. И это был самый разгар наступления боевиков на правительственные кварталы. Как на грех у меня не было при себе никаких законных средств самообороны, с которыми я обычно ходил по городу в последние месяцы. Офисное здание, в котором находился штаб моей организации, было внезапно оставлено "Беркутом" и захвачено террористами. Я увидел вооруженных боевиков в длинном коридоре через видеокамеру, которую заранее предусмотрительно установил над входом в свой офис. К счастью, им тогда было не до меня, хотя в их среде хорошо знали, где находится офис нашего движения. Я засунул в сумку иконы, документы и ноутбук и выскочил в коридор, надвинув шапку на лоб, улучив момент, когда они отошли в конец коридора. Чудом в другом конце оказалась открыта дверь, ведущая в следующее крыло здания, хотя обычно она была закрыта. Я проскочил в нее и благополучно ушел через другой выход.


фото: novorosinform.org

Через несколько дней мы узнали, что наш бездарный "гетьман" Янукович сбежал. И мы с соратниками, словно следуя канве вышеупомянутого романа, решили уехать из захваченного новыми петлюровцами города "на Дон", в смысле — в Крым. В то время полуостров представлял из себя зону массовых беспорядков, где еще работали украинские органы власти, где еще было много майданных боевиков, и нам хотелось оказать помощь в защите от них в рядах ополчения Крыма. В момент выезда из Киева, тогда обложенного блокпостами боевиков, проверявших все машины, мне снова Бог послал успех: нанятый мною таксист сам оказался участником "Самообороны Майдана" и нашу машину пропустили без всяких проверок.

И дальше уже пошла другая история: в Крыму последовало тотальное восстание народа против банды киевских путчистов, и его поддержала Россия, за что мы очень ей признательны. Это и есть единственно возможная стратегия борьбы против режима Порошенко и его западных кураторов. Иного языка, кроме языка силы, эти лица не понимают. И нет сомнения, что если Россия не применит эту линию, то режим Порошенко будет и далее проводить к ней такую же агрессивную политику, пользуясь покровительством блока НАТО. События пятилетней давности показали, что терроризм надо давить в зародыше, тем более — терроризм государственный.

Политолог, общественный деятель
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх