1995

Маргиналы против министра

Имя Летова спустя 11 лет после смерти сотрясает российскую культуру.
Имя Летова спустя 11 лет после смерти сотрясает российскую культуру.
фото: соцсети/ ТАСС

В Сети новый скандал - вокруг конкурса по присвоению имен великих соотечественников российским аэропортам. В центре скандала — аэропорт Омска.

В шорт-лист победителей не вошло имя лидера "Гражданской обороны" Егора Летова, хотя за него проголосовало большинство интернет-пользователей.

Наверное, в России привычное дело, когда чиновники пытаются сверху организовать какую-то кампанию, но натыкаются на непредсказуемую реакцию общественности снизу. Тут можно вспомнить всякие конкурсы, где по результатам голосования лидировали Ленин и Сталин, но в итоге почему-то опускались в рейтинге. Думаю, это особенности менталитета.

Летов и ГО — это, безусловно, бренд. Как мне кажется, цель этой кампании именно в брендинге. Любому прилетающему в тот или иной город будет интересно видеть что-то оригинальное, что-то связанное с историей города.


Фото: соцсети

Летов, безусловно, один из символов Омска, один из самых известных омичей современности. Нет, я не умаляю заслуг того же генерала Карбышева или Роберта Рождественского, но все же.

Судя по результатам голосования, так думают многие омичи. Конечно, можно воскликнуть, что голосование в Сети — не показатель, в нем участвует в основном молодежь, а ей рок-музыкант ближе, что активная молодежь, — это не мнение большинства горожан. Но а для чего тогда устраивать эти голосования?

Странно, что никто из чиновников пока не додумался объявить, что победа Летова сфальсифицирована. Это хоть приличнее выглядело бы.

Но в Минкульте пошли по более простому пути. Пресс-секретарь ведомства Юрий Бондаренко просто заявил, министерство не собирается прислушиваться к предложению назвать аэропорт в честь Летова, потому что соцсети - "еще не показатель общества".

А что тогда показатель?


Фото: РИА Новости

"Есть масса достойных людей, подозреваю, их большинство, которые понятия не имеют о существовании соцсетей, и им в голову не приходит туда заглянуть. Их мнение тоже должно быть учтено. Мы живем не в стране соцсетей, а в стране российского народа", — сказал он.

Бондаренко подчеркнул, что в целом Министерство одобряет общественные инициативы, идущие из "народных глубин". По его мнению, это свидетельствует о том, что в стране "жива демократия".

Ага, жива. Только, если мне память не изменяет, демократия — это власть народа, а какой в ней смысл, если народ не может осуществить эту власть? Это не демократия, извините, а дырка от бублика.

Еще дальше пошел шеф Бондаренко — Владимир Мединский. Сначала он проявил вопиющее незнание современной рок-культуры, заявив, что Летов, умерший 11 лет назад, жив.

Дословное заявление Мединского о том, что Летов — жив: аудио >>

Тут за шефа вступается Бондаренко. Оказывается, СМИ переврали его слова. Якобы Мединский имел в виду не Летова, а Сергея Шнурова (имя которого также участвовало в конкурсе, но не прошло). Бондаренко привел в Twitter еще одно заявление Мединского, которое появилось намного позже: "И Летов жив, и Ленин жив, и Леннон жив. Цитаты надо давать полностью". 

Но это еще не конец истории. Двумя днями спустя глава минкульта назвал маргиналами всех, кто голосовал за Летова.

Мединский назвал поклонников "Гражданской обороны" маргиналами >>

Он также назвал поведение поклонников "бестолковым хайпом", который делает проект "Великие имена" более популярным.

В Cети министру ответили те самые "маргиналы". В итоге акции за присвоение аэропорту имени Летова уже идут не только в Интернете.

Министр сам дал повод. Зачем нужно было вот так брать и обзывать "маргиналами" целую социальную группу?

Песни ГО слушали далеко не только маргиналы. Хотя… если посмотреть на публику, слушавшую такую музыку в 80-х, когда рок в стране был фактически под запретом, а ГО с ее антисоветской риторикой и вовсе – музыканты подвергались репрессиям, — то да, конечно, маргиналы. Тогда все, кто слушал какую-либо другую музыку, окромя официальной эстрады, были маргиналы. Все, кто носил длинные волосы или серьгу в ухе (вспомните легендарную "Ассу": "Тебя народ кормит-поит. Сволочь! Сволочь! Ненавижу вас! Гады! Гады! Да, я рабочий. Посмотри - вот мои трудовые руки. А?! Не смотришь?! Ты ненавидишь народ! Тебе по фигу народ!"), были маргиналами. Все, кто работе, семье, комсомольским и партийным собраниям предпочитал посиделки на кухне с гитарой и портвейном — были маргиналами.

А кем тогда был сам Мединский?

Читаем биографию. Увлекался военной историей, поступил на факультет международной журналистики МГИМО, посещал открытые лекции исторического факультета МГУ. В институте Мединский был отличником и получал Ленинскую стипендию, состоял в комсомольской организации и три лета работал вожатым в пионерском лагере. Входил в Учёный совет МГИМО, занимал пост вице-президента Ассоциации журналистов МГИМО, вступил в партию. В общем, образцовая советская биография. Неформалом не был. Имеет право свысока смотреть на маргиналов.


 Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов        

Правда, с тех пор прошло уже почти 30 лет, и многие из тех, кто в 80-х был неформалом, носил длинные волосы, читал запрещенные самиздатовские журналы, посещал подпольные концерты "маргинальных" групп, сегодня стали уважаемыми людьми в современном российском обществе. Полагаю, в те годы образцовый советский юноша Мединский многим из них руки бы не подал.

Идем дальше, 90-е. Рок вышел из подполья, многие музыканты быстро включились в рынок и начали зарабатывать деньги. Но только не Егор Летов. Он ведь всегда был и будет против. Летов сразу встал на баррикады антиельцинской оппозиции, участвовал во многих акциях прямого действия, призывал к революции, сотрудничал с представителями радикальных партий как правого, так и левого толка, был одним из отцов-основателей ныне запрещенной в России НБП.

Соответственно, менялась и его публика. Оказалось, что среди тех, кто слушал его в 80-х, многие видели в нем прежде всего антисоветчика, а когда тот "переметнулся", сразу разочаровались. Да и вчерашняя молодежь к тому времени повзрослела и социализировалась. Но ей на смену приходило новое поколение.

К этому поколению принадлежал, к примеру, я. Да, мы были панками и маргиналами и не стеснялись этого, напротив — гордились. И Летов для многих был путеводной звездой, и в политическом и метафизическом смысле, и просто как человек и образец для подражания.

Тогда, в 90-е, мы, будучи подростками, играли на гитаре в переходах, чтобы заработать на алкоголь и сигареты. Однажды к нам подошел натуральный "новый русский". Такой классический персонаж в пиджаке и с "голдой" сказал нам, что он бывший панк, и попросил сыграть ГО. Подпевал нам весь репертуар, дал сто долларов и укатил на своем "мерине". Сто долларов! Нереальные для нас тогда деньги.


Фото: nationmagazine.ru

Тогда я подумал, что панков бывших не бывает. А еще о том, что ГО — это больше, чем просто примета времени, это нечто, проходящее через десятилетия, нечто, связывающее поколения. Понимает ли это Мединский? Понимает ли, что он умрет, и о нем через год если кто и вспомнит, то разве что в связи со скандалом с Летовым, а ГО будут слушать еще десятилетия?

Да, я не спорю, что мы были маргиналами в 90-е. Но прошли и они, и уже в "нулевые" появилась новая аудитория Летова. Сам он остепенился, отказался от политики и уже не был таким радикалом. И его слушали уже не подростки, у которых нет денег на пиво, не деклассированные элементы, не маргиналы, а вполне себе социализированные представители среднего класса.

ГО перестала быть последней группой российского андеграунда (именно культовой — мало кто из легенд 80-х добровольно оставался в полуподполье еще 10 лет), ее стали крутить на радио, телевидении, что было бы невозможно в 90-е. Целые концерты стали крутить. И сегодня среди тех, кто составляет целевую аудиторию, уже днем с огнем не сыщешь реальных маргиналов, все больше бородатые хипстеры в свитерах и с ноутбуками.

Но Мединский почему-то упорно не хочет признавать, что времена изменились, что использовать обсценную лексику, петь непонятные вещи о метафизике — это уже не маргинальщина. Он все мерит какими-то комсомольскими (в худшем смысле этого слова, конечно) мерками.

Один журналист (кому интересно кто – сами найдете) в комментариях у меня в Facebook охарактеризовал музыку ГО как "сплошное шарлатанство, 50 альбомов дилетантской музыки и текстов в духе "метафизический ёжик экзистенциально *** в г…". Что ж, наверное, такой взгляд тоже имеет право на существование. Не исключено, что так же думает Мединский, хотя упомянутый выше товарищ, в отличие от Мединского, Летова все же слушал.


Фото: соцсети

Можно к Летову по-разному относиться. Но записывать скопом в маргиналы целую когорту людей разного социального положения, профессий, пола, возраста — как минимум непрофессионально. Повторю, Летов, каким бы он ни был, остается частью российской культуры и истории, игнорировать которую неправильно и постыдно.

Кстати, сам Летов, полагаю, пришел бы в ужас от идеи назвать в честь себя аэропорт. Он вообще не гнался за славой и чем-то материальным, несмотря на то, что прилично зарабатывал на своей музыке в последние годы. Он вообще жил в своем мире, в котором не было места "хайпу" вокруг его имени. И больше родного Омска он любил Новосибирск — город своей юности, где он встретил Янку Дягилеву, Ревякина и многих других, кто стал тем пластом неповторимого русского явления под названием "сибирский рок", который сегодня на Западе многим известен не меньше, чем матрешка и балалайка.

Но тут уж вопрос принципа. Лично мне все равно, буде ли аэропорт Омска назван в честь Летова. Но мне хотелось бы, чтобы чиновники у нас в кои-то веки научились прислушиваться к общественному мнению и осознали, что когда такое количество людей начинает высказывать возмущение, то они никакие не маргиналы, а маргиналы — как раз те, кто их таковыми называет.

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх