6635

Гнойные мечты несогласных

Фото: depositphotos

Очередной всероссийский опрос, выявивший, что 90% россиян не желают выходить на акции протеста, вызвал "горестное" недоумение некоторых не попавших, естественно, в эти 90 процентов. А почему — попытался объяснить креативный редактор "Собеседника", вечно недовольный Дмитрий Быков.

В самом начале своей интернет-статьи пышущий патриотичным румянцем автор сообщает: "Как показывает опыт (!), если люди не хотят выходить на протестные акции — это означает лишь, что поднять их на любую полезную деятельность и даже на защиту Отечества тоже будет проблематично".

Я неслучайно поставил восклицательный знак именно после слова "опыт". О каком же "опыте" вещает Быков? Напомню: непротестующий, верящий в себя СССР смог устоять, подняться и разгромить фашизм, непротестующие, единые Соединенные Штаты Америки победили во Второй мировой войне, верная императору Россия разгромила Наполеона без единого протеста и, как показывает уже доказательно всемирный опыт, те народы, коих лишали нормальной мирной жизни, наиболее яростно сражались с агрессорами всех мастей, а уж русские — особенно.

А опыт новейшей истории наглядно показывает, как протестные волны, часто вызванные искусственно, делают безвольными, беззащитными, рабски покорными, не желающими сражаться народы тех стран, которые просто погибли на глазах всего мирового сообщества. Это Ирак, Ливия, Югославия, убежден: Украина. В Сирии, как ни странно для ее врагов, протестных акций не было, потому и выстояла, объединилась страна в жуткой войне с мировым терроризмом. Многие скажут: потому что Россия помогла. Отвечу: а ИГИЛ (организация запрещена в РФ) помогали США, Франция и Англия.


Фото: РИА Новости

Вернемся в Россию. В своей статье Быков отмечает: "На кладбище тоже никто не выходит на протестные акции". На что он намекал, понять сложно, ведь именно похороны своих товарищей революционеры зачастую превращали в бунты и погромы.

Есть и другие примеры. Мощной, но мирной акцией протеста были похороны в 1980 году Владимира Высоцкого, но именно такая акция достигла полного триумфа — власть поняла, что значит для страны великий народный бард. Далее, оценивая жизнь страны, автор утверждает: "На поверхности все спокойно, а внутри кипит бурная, но довольно гнилая жизнь — потому что в подполье другой не бывает".

Вот здесь автор, хотя и противоречит сам себе, попадает в точку. В гнилую точку собственных протестных предложений, ведь коль подпольная жизнь гнилая, так откуда явиться чистым, здоровым и светлым протестам? В путаном, в общем нелепом тексте есть у Быкова и такая сентенция: "На улицы люди выходят, борясь с инфекцией. Но поскольку сейчас все защитные силы у этого общества (нашего, российского. — Прим. авт.) отключены, следующим этапом будет гангрена. Да она, собственно, уже здесь".

Вона как!

И не приходит на ум Быкову простая мысль, что просто нет желанной ему "инфекции", что народу приятны и нужны кошмарные для оппозиции "тишь да гладь да божья благодать", что устал он от потрясений, да и нагляделся на протестные штормы в других государствах. Быков не сдается, приводит в пример трагедию в "Зимней вишне", намекая, что "отключена сигнализация" собственного неблагополучия, то бишь вышел бы народ на протестные акции заранее — не было бы пожара и жертв. Чушь! Да и представлять трагедию в "Зимней вишне" именно российской — бред. Просто напомню о пожарах и катастрофах последних десяти лет в барах и торговых центрах Америки, Англии, Германии, Франции, Индии, Южной Америки, совсем недавно — в Китае. Эти трагедии — болезнь века, современных технологий, с которой надо бороться, надо предупреждать, но только не путем протестных акций.


Фото: скриншот youtube

Спокойствие, профессионализм, жесткие законы, жесткая проверка и жесткие санкции — путь защиты жизни и благополучия людей. Это понимают 90 процентов россиян. Но некоторые не хотят понять. И вот здесь их представитель Дмитрий Быков доводит чаяния "гнилой оппозиции" до логического конца, сообщая: "…Гной все равно вырывается наружу — но зачем обязательно доводить дело до гнойного нарыва?"

Значит, подпольная мысль становится осязаемой и четкой: "Вперед, на улицы, протестовать, протестовать, искать инфекцию, крушить и побеждать…"

Первое: о каком гное написал автор? Если о больном народе, то нет у него в данный момент гнойного нарыва, нет, хоть плачь. А вот у тех, кого Федор Достоевский назвал бесами, кто бурлит в растворе недовольных — этого мертвого гнойного зелья полно. Им прекрасно пользовались большевики, отравившие и развалившие великую империю. Сейчас его вдоволь у исламистов-террористов. Он в тайных колбах у лидеров оранжевых революций, организаторов химических атак. Именно гной, а не праведный народный гнев.

Дать гнойной отраве выход и русло путем непрекращающихся акций протеста — исполнить страшную мечту Льва Троцкого о постоянной, перманентной революции — вечно клокочущем международном вареве из смерти, крови, страданий. Удивительно, но именно руководители демократических, как они убеждены, "гуманных", антикоммунистических государств — США, Англии, Франции — вовсю пользуются идеями большевистских (читай, перманентных) оранжевых революций, погружая народы десятков стран в ужас смерти и страданий.

Отрицать полностью протестные акции, эту живую сущность жизни оппозиции нельзя, да и невозможно. Но допускать их разгул, превращать в смертельные волны ненависти, лжи и гноя — тоже нельзя! В обожаемых оппозиционерами США и Англии протестные акции жестко регламентированы и ограничены. Англо-американскими "майданами" там пока не пахнет. Пока…

И уж коль 90 процентов россиян не хотят сегодня протестовать — значит, надо подчиняться этому решению абсолютного большинства. Ей-богу, народ это заслужил! Сможет он и Отечество защитить достойно, если придется. Просто защитить, без акций протеста.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх