8808

Не трогать! Он свой!

Понятия не имею, украл Кирилл Серебренников миллионы рублей или нет. Материалы следствия не видел, как не видел их и хор яростных защитников корифея театрального искусства. Допускаю, что он вообще бескорыстный деятель и квартиру за 300 тысяч евро в Берлине он купил на добровольные пожертвования театральных меценатов, так как знаю: в целом российский театральный мир беден и никто из честных театральных директоров не купается в роскоши.

Не буду касаться и глубин театрального искусства Серебренникова, хотя, увидев в одном его представлении в "Гоголь-центре" абсолютно голых актеров, трясущих своими гениталиями перед зрителями, понял, что не достоин лицезреть и понимать столь высокое искусство, и попросту ушел из зала. Гения всегда понять сложно.

Во всем этом деле меня сначала поразила, а потом стала понятна столь неистовая и мгновенная защитная реакция всех, кто, ни черта не зная материалов следствия, кинулись защищать неулыбчивого театрала в темных очках. Кинулись так, как будто заранее знали, что арестуют их кумира, кинулись так, словно получили команду "Ату!", и, что весьма симптоматично, кинулись все те, кто еще ранее встал на сторону наших (России) врагов в ситуациях в Донбассе и Крыму.

Это напоминает атаку с ходу, когда команда звучит неожиданно, когда появляется шанс прорваться и ошеломить противника. В этой компании, конечно, Лия Ахеджакова, считающая бандеровских убийц героями, вконец запутавшийся Андрей Макаревич, все более погружающийся в мир русофобов Борис Акунин вместе с группой "грузинских товарищей" и т.д. Многие из них, как, допустим, великая актриса и светлой души человек Чулпан Хаматова, считают, что они просто защищают своего друга, примерно так, как когда-то мы защищали своих дворовых товарищей, не рассуждая, прав он или виноват. Раз свой — дерись за него!

В этих ситуациях позиции друзей-товарищей режиссера, если они бескорыстны, вызывают даже симпатию, дружба есть дружба. Хотя я твердо знаю, что театральная дружба столь специфична, переменчива, эмоционально взвинчена, частенько лжива, непрочна и порочна, что разобраться в ней, найти истину бывает просто невозможно. Но в любом случае это особая сторона сегодняшнего скандала с Кириллом Серебренниковым. Главная составляющая всего происходящего другая — это возможность для оппозиции создать новую политическую волну, снова попытаться раскачать российскую государственную ладью. И посылом для этого, провокацией послужил не мягкий домашний арест режиссера, а вся его предыдущая деятельность.

Кирилл Серебренников по духу протестант. Что же, это его право. Но все его протесты носили антироссийскую и даже антиправославную направленность. Будучи выходцем из еврейско-украинской семьи, он всегда принимал сторону тех, кто так или иначе сражался с нашей страной. Когда вспыхнул в 2008 году российско-грузинский конфликт, он предлагал пройтись по Москве с плакатом "Я — грузин"! Заметьте, уважаемые читатели, ему и в голову не пришло изготовить плакат "Я — мирный осетин" или "Я — абхазец". А уж плакат "Я — русский" даже в бреду не смог быть поднят над его головой. Это была бы суперложь. Защищал режиссер и группу Pussy Riot, осквернившую храм Христа Спасителя, определил все российское телевидение как "ложь и пропаганду", называл Россию "нищим гопником", то есть шаг за шагом "свободный от политики" режиссер создавал для оппозиции хорошо удобренное антироссийское политическое поле. Его арест был принят с восторгом именно оппозицией, получившей благодатный шанс ударить власть с тыла. Подхватили этот шанс истинные и мнимые друзья режиссера, и сейчас протестная и полностью политизированная волна стала неописуемо мутной и грязно-пенистой.


фото: РИА Новости

Ее грязь не только в политической и антироссийской возне. Грязь и в том, что именно Кирилл Серебренников, как никто другой из режиссерской братии, был так щедро обласкан, награжден и обогащен российской властью, нашей страной. Он получал деньги на телевидении, греб их для съемок фильмов, создания творческих проектов ("Платформа"), без конкурса в 2012 году стал худруком Московского драматического театра имени Н.В. Гоголя, а затем руководителем созданного "Гоголь-центра", где и бегают голышом известные актеры. И продолжал протестовать и лить грязь на Россию.

Создавалось ощущение, что он провоцировал не только свой арест, но и последующую кампанию в свою защиту, сознательно погружаясь в политическую борьбу. Недаром петиции в его защиту подписал ряд заграничных деятелей культуры, среди которых Софи Калле, Кейт Бланшетт, Томас Остермайер, Нина Хосс… И почти в каждом письме или петиции говорилось о политической подоплеке всего происходящего. А политическую подоплеку год за годом создавал сам Кирилл Серебренников, словно будущую защиту для своих криминальных дел. Прием, кстати, далеко не нов. Зная, что когда-то все равно хватанут за руку правоохранительные органы, многие деятели, в особенности бизнесмены, создавали себе ореол политического узника, адепта свободы совести.

Театральная среда, которую я, работая в нескольких театрах, знаю изнутри, необыкновенно интересна. Она многослойна, наполнена талантливыми людьми, дышит творчеством, фантазиями, юмором. Там нередко добрыми светлячками живут долголетние супружеские пары, такие как Светлана Немоляева и Александр Лазарев, там блистают маяками настоящие корифеи искусства, там много добрых и искренних людей, способных мгновенно, не думая, просто поддавшись эмоциям, кинуться на защиту своих коллег.

С таким же пылом они могут начать и осуждение недавнего кумира. Тоже искренне. Эту среду словно воспаленными нервами пронзают амбиции, зависть и ревность, глухая злоба, обиды к более талантливым или более удачливым товарищам по театральному цеху. К тем, у кого круче успех, кто больше на виду, кто более популярен.

Эти дурные чувства нередко усиливаются к старости, когда угасает востребованность артиста, падает популярность, а желание блистать, быть в центре внимания остается. Я уже писал о том, что для них новой возможностью возникнуть на сцене жизни становится политика, особенно та, где можно ударить, куснуть или просто плюнуть в сторону России. Так заметнее они, так ярче пиар в той самой стране, где они стали известными, были обласканы народом и властью. Донбасс, Луганск и Крым стали для некоторых из них стартовой площадкой для собственной войны с Россией, где можно вполне безнаказанно громогласно высказываться, бравировать и пиариться. А ведь верно: никто их не трогает, не вышвыривает за линию фронта, а на мощную волну негодования русского народа им, в общем, наплевать. Никчемную старость мы еще со времен СССР умеем беречь.

С Серебренниковым сложилось все иначе. Он обрушивался с самыми резкими и уничижительными выражениями на русский народ, Россию, на сторонников власти, будучи на вершине успеха, обладая премиями ТЭФИ, "Хрустальная Турандот", поставив десятки спектаклей в провинциальных и столичных театрах. Выпускник физического факультета Ростовского государственного университета, он обрел театральную профессию еще студентом и к своим 48 годам стал одним из самых энергичных, известных режиссеров и продюсеров в театральном мире России.


Фото: РИА Новости

Казалось, он был в ладу со зрителями, успех и деньги были налицо, мало того, некоторые высказывания, например "С любой властью нужно идти и разговаривать", показывали, что он хочет быть в ладу и с властью, что и здесь он пытался создать броневой жилет от возможных преследований. Для многих театральных деятелей он казался защитником свободы совести, театрального пространства, творчества. Потому они, некоторые искренне, встали на защиту предприимчивого режиссёра, начисто отвергнув даже мысль об элементарном хищении государственных средств.

Вернёмся, как говорится, к "нашим баранам". Обращаясь к тем, кто искренне и бескорыстно защищает своего кумира или друга, предлагаю вспомнить, что истинно правовым государством считается не то, где можно обо всем кричать или высказываться, все громить и расшвыривать, а то, где первым делом все граждане следуют законам этого государства и все равны перед законами страны.

Громогласно и спешно подавать гневные или слезливые письма, петиции, о которых с едкой иронией писал в своем "Томе Сойере" великий Марк Твен, — это оказывать давление на ход следствия, нарушать законы, бить по устоям правового государства. Обращаться с подобными предложениям к тем, кто сознательно пользуется историей с Кириллом Серебренниковым для политической борьбы, своих целей, раскачивания корабля по имени "Россия", конечно, бессмысленно. Они зомбированы ненавистью к своей стране, ее народу, и им, в общем-то, наплевать, за кого выступать с протестами. Был бы сам прецедент. Лозунг иезуитов "цель оправдывает средства" вечно живет в их сознании.

Я же просто напомню всем, что как раз в тех странах, кои оппозиция считает своими идеалами, кого обожают, а это первым делом США, меньше — Англия, необходимость соблюдения законов стоит на первом месте в общественном сознании, в самом устройстве государства. Мало того, нарушение их собственных законов вызывает жестокие и решительные действия полиции, прокуратуры, шерифов и национальной гвардии, всех, кто ревностно и яростно защищает строй и покой своей страны. И сажают они в тюрьмы, приговаривают к безумным штрафам, бьют дубинками по головам нарушителей законов, протестующих, не обращая внимания, кто он — простой работяга, сенатор или деятель культуры и искусства. Понятие "свой — не свой" здесь исчезают полностью. А степень вины определяет суд. Пора и нам следовать этому правовому порядку. Всем, исключив из общественного сознания само понятие "неприкасаемый" или "свой". Должно остаться лишь "Закон есть закон"! Это понимал даже хулиган Федя из кинокомедии "Операция "Ы". Оттого и получил он лишь 15 суток, а не длительное тюремное заключение.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх