9957

Трампа оскопили

Как американский Конгресс окончательно лишает президента возможности помириться с Россией и вообще влиять на внешнюю политику.
Как американский Конгресс окончательно лишает президента возможности помириться с Россией и вообще влиять на внешнюю политику.

Палата представителей Конгресса США подавляющим большинством проголосовала за законопроект, предусматривающий введение новых санкций в отношении России, Ирана и Северной Кореи. «За» проголосовали 419 конгрессменов, «против» — всего 3.

Многочисленные эксперты-американисты дружно отмечают, что такого единодушия республиканцев и демократов не было давно. Равно, как и столь беспрецедентно жесткой неприязни против какой-либо страны.

Впрочем, законопроект касается еще Ирана и Северной Кореи. Но это никого не должно вводить в замешательство. Просто, видимо, демократы очень хотели сделать что-то против России, в то время, как республиканцы традиционно выступают с агрессивной антииранской и антикорейской риторикой. Вот и нашли компромисс, свалив все в одну кучу. Ни у кого нет сомнений в том, кто главный адресат этого нового орудия американской внешней политики.

Думаю, также ни у кого нет сомнений в том, что Сенат этот законопроект также поддержит. Напомню, именно в недрах Сената он и родился. Просто внезапно выяснилось, что нарушена процедура — подобные законопроекты должна сначала рассматривать нижняя палата. Интересный вопрос: почему они нарушили собственную юридическую процедуру? Может, слишком спешили принять закон до встречи Трампа с Путиным в Гамбурге на саммите G20? Или специально итоговое голосование было перенесено на время после исторической встречи?

Так или иначе, оно состоялось до того, как парламентарии ушли на каникулы, причем редакция документа, одобренного палатой представителей, оказалась еще жестче предыдущей. В том, что Сенат с ней согласится, повторюсь, можно не сомневаться. Вон сам Маккейн буквально из-под ножа хирурга, несмотря на страшный диагноз — рак мозга, приехал голосовать.

Можно не сомневаться и в том, что закон в итоге подпишет президент.

Тем более, что Трамп до последнего «выцарапывал» для себя поблажки в этом документе. Впрочем, не очень убедительно, и результат вышел какой-то, ну, совсем, вялый, но видимость борьбы была соблюдена.

А как еще объяснить неопределенность вокруг того, подпишет Трамп закон или нет. То в Белом доме готовы его одобрить, то нет, то изучают. То позицию озвучивает Скарамуччи, то Сара Сандерс, потом Скарамуччи говорит, что верить надо все-таки Сандерс. Это что, вопиющий непрофессионализм или подтверждение того, что в команде Трампа до сих пор не знают, как реагировать на такой «подарочек» от Конгресса?

Ну а все эти заявления, что в Белом доме ждали доработки документа и учета в нем пожеланий президента? Собственно, пожелание у Трампа изначально было одно — не умалять его возможностей влиять на санкции. И что, кто-то всерьез верил, что авторы документа к этим «пожеланиям» прислушаются? Конечно, нет.

Трамп часто любит повторять в адрес Обамы, что тот, мол, не решился решить вопрос с Сирией, много чего еще не решился. Так вот: тут даже Обама не решился бы подписать такое. По иронии судьбы самый жесткий антироссийский нормативный акт со времен Холодной войны должен подписать президент, который свою внешнеполитическую программу изначально во многом построил на обещании нормализовать испорченные отношения с Россией.

Да, еще Трамп любит повторять о «выгодных сделках». Вот и с нынешним антироссийским законом он не раз это повторял, пытаясь заключить такую сделку с Конгрессом. Сделка получилась весьма выгодной для парламентариев и крайне невыгодной для президента. По сути, новый закон лишает президента возможности влиять на решения в отношении одного из ключевых партнеров по целому ряду стратегических вопросов, фактически лишает исполнительную власть возможности вести внешнюю политику, подрывает основы разделения властей в американском государстве.

Воистину, при Обаме, которого Трамп не устает обвинять в слабости, такого просто не могло произойти. Такое могло произойти только при действительно слабом и безвольном главе Белого Дома. И тут республиканцы и демократы в Конгрессе тоже проявили поразительную солидарность, несмотря на все былые разногласия. Им не нужен сильный президент, от которого можно ожидать любых «фортелей», если послушать его предвыборные обещания. Вчера они фактически оскопили Трампа, лишив его власти. То есть формально Трамп остается президентом США, но фактические его возможности исполнять данные ему по закону полномочия, сведены если не к нулю, то близко к тому. Напомню, что пресловутая отмена Obamacare до сих пор не осуществлена. Видимо, тоже как средство давления на президента. Обратите, кстати, внимание, как конгрессмены горячо поздравляли друг друга. Как будто проголосовали за Декларацию о независимости.

Это, конечно, если не главная, то одна из главных целей законопроекта — лишить президента его главных полномочий во вешней политике, сделать нормализацию с Россией, о возможности которой многие снова робко заговорили после встречи в Гамбурге, уже практически невозможной. Ведь санкции закрепляются на уровне законов, и ни Трамп, ни кто-либо из последующих президентов ничего не сможет с ними сделать без одобрения Конгресса. А для этого нужно убедить большинство парламентариев в необходимости нормализации. Что практически невозможно, учитывая тот градус русофобии, что царит сегодня в Америке и традиционную русофобию американского истэблишмента, особенно, политиков: конгрессменов, губернаторов. Зачастую эти люди готовы действовать наперекор бизнес-интересам самой Америки лишь бы сделать хуже России.

Это не классическое «назло бабушке отморожу уши». На самом деле те, кто недоумевают, как это получается, что США жертвует экономическими интересами ради политических (наказать Россию за Крым и Украину), не понимают двух вещей. Во-первых, не очень то они жертвуют, во всяком случае пока. Во-вторых, политические интересы, заключающиеся в стремлении наказать Россию за политические шаги — это в чистом виде экономические интересы, которые заключаются в том, чтобы не дать России возродиться как политически и экономически сильной стране, не допустить конкуренции для собственного капитала. А любое политическое усиление любой страны, в конечном итоге, нацелено как раз на обслуживание экономических интересов ее элиты, то есть создает конкуренцию нынешним «хозяевам жизни».

Просто одна цитата от одного из конгрессменов после вчерашнего голосования (не помню, кто именно сказал, но было точно): мы должны обеспечить энергетическую безопасность Европы, поставив туда наш сжиженный газ!

О, как! Поставляя Европе дорогущий американский газ, американцы стремятся обеспечить энергетическую безопасность Европы. От чего? Наверное, от меньших затрат на российский газ, намного более дешевый. Причем методами, далекими от убеждения —при помощи санкционного кнута.

Ничего не напоминает? На мой взгляд, чистой воды рэкет. Мы вам обеспечиваем защиту от дешевого товара, а вы за это покупайте у нас дорогой.

Кстати, помимо газа, закон касается еще и нефти. Он еще больше усиливает секторальные санкции на нефтяной сектор, такие, как запрет поставок оборудования и услуг для добычи нефти в Арктике, на глубоководном шельфе и из сланцевых залежей. Кроме того, теперь президент США обязан ввести не менее трех видов санкций в отношении компании или лица, которые инвестировали в «специальные» нефтяные проекты в РФ (Арктика, шельф, сланец). 

Еще один интересный момент. Современная история полна поистине удивительных совпадений. Вот и тут не обошлось без них. Накануне голосования американские СМИ сообщили, что несколько конгрессменов призвали начать расследовать возможное финансирование Россией борцов за окружающую среду, которые выступают против разработок сланцевой нефти.

Это, конечно, жесть. Впрочем, на волне нынешней антироссийской истерии «пипл» «схавает» все, что ему предложат. Сказали, что Россия вмешалась в выборы и фактически назначила США президента — многие поверили. Сказали, что Россия финансирует «Гринпис» — поверят. Завтра скажут, что Россия финансирует ИГИЛ, сомалийских пиратов и ЛГБТ-движение — тоже поверят. Ведь по версии американского агитпрома, Россия всесильна и стоит за всем, что происходит в мире.

Совпадение это или едва ли, но речь ведь идет… о сланцевых технологиях! Против тех самых, с помощью которых американцы активно пытаются вытеснить наши углеводороды. И те самые, против которых выступал… президент Трамп, который высказывал поддержку шельфовым разработкам. Не ответный ли это удар транснационалов по Трампу, в борьбу с которым они вложили немалые деньги.

Я даже удивился, что новость о том, как Россия «пытается убить» американский сланец, до сих пор не привязали к президенту, который, во-первых, сам выступал против сланца, а во-вторых, согласно канонической версии антитрамповской пропаганды, является «марионеткой Кремля».

Да, насчет нефти. Тут уже убытки несет не только Европа, но и сама Америка, ведущие нефтяные гиганты которой активно сотрудничают с Москвой. Среди них - ExxonMobil и Chevron. Они еще месяц назад выступили с резким осуждением нового санкционного закона. Они, кстати, убытки несут уже сейчас. И попадают под штрафы, как та же ExxonMobil, которую недавно «выставили» на $2 млн за «нарушение санкционного режима».

В каком-то смысле можно сказать, что уступок нефтяникам все же удалось добиться. В новой версии это ограничение вводится только для проектов, где доля российских участников превышает 33%, что оставляет право на существование тому же Каспийскому консорциуму, где 15 процентов имеет Chevron.

Однако это явно не удовлетворит тех, чей бизнес во многом строится на проектах в России.

Опять же, совпадение ли это, но ExxonMobil до недавнего времени возглавлял, а до того — занимался как раз российским направлением, тесно сотрудничал с «Роснефтью» и даже орден Дружбы из рук российского президента в Кремле получил – нынешний госсекретарь Рекс Тиллерсон. Тот самый, на которого многие в Москве определенно возлагали серьезные надежды.

И пусть Тиллерсон не имел никакого дипломатического опыта, зато он был человек из бизнеса, непосредственно связанного с нашей страной, так что надежды на него были вроде бы как вполне оправданы.

Однако реальность получилась несколько суровее. В реальности у Тиллерсона оказались связаны руки, как и у его шефа.

На днях CNN сообщила о возможной отставке Тиллерсона. Речь там, правда, шла не об отношениях с Россией, а о невозможности победить тот «бардак», который творится в Госдепе с обамовских времен.

Работать в таких условиях действительно невозможно, тем более, что Тиллерсон не дипломат, у него нет нужного опыта, связей и т.д. А тут еще и кадров нет, на которые можно было бы опереться. А ведь за Тиллерсоном стоят те самые нефтяные магнаты, чьи интересы он, оказывается, неспособен защитить. Как, впрочем, и президент, которого в США уже просто не берут во внимание при принятии судьбоносных для страны и ее экономических агентов решений.

Несмотря на то, что в Госдепе планируемую отставку Тиллерсона уже опровергли, это серьезный «звоночек» Трампу. Пожалуй, самый серьезный после отставки Флинна. Трамп медленно, но верно теряет людей, на которых мог бы опереться, и которые, будучи свободными от штампов и шор времен Холодной войны, могли бы составить команду, способную на конструктивные действия.

Строго говоря, через более чем полгода президентства у Трампа до сих пор нет команды. С одной стороны, понятно, что сразу такие дела не делаются, полгода — это, для Америки, в принципе, нормальный срок. Но происходившее за эти полгода дает основание полагать, что и в следующие полгода ничего не изменится.

Санкционная политика, по сути, становится основой внешней политики США. Причем, надо посмотреть правде в глаза и признать, что санкции теперь это уже практически навсегда, кто бы ни был в Штатах у власти.

Это и бесит Трампа. Поэтому он вынужден делать противоречивые заявления, суть которых сводится к тому, чтобы не вызвать гнев Конгресса, приняв его условия, но сохранив при этом лицо. Поэтому он говорит о мифических «хороших сделках», «выбитых уступках», которых нет.

Метания Трампа можно назвать истеричными. Внезапно он обрушивается с беспощадной критикой на собственноручно назначенного генпрокурора Джеффа Сешнса - за то, что тот самоустранился от расследования против, на минуточку, самого Трампа, о его якобы связях с Россией, грозится его уволить. При этом он делает резкие заявления о том, что якобы во влиянии на выборы виноват Киев, который действительно в свое время подставил его в истории с Манафортом, но который едва ли можно обвинить в том, в чем США сегодня обвиняют Россию.

Опять же для Трампа — это попытка защиты нападением. Мол, это не Россия помогала мне, а Украина помогала Клинтон. При всем моем сочувствии, звучит не очень убедительно.

Трамп потрясает кулаками, топает ногами, обвиняет всех во лжи, клевете, и распространении «фейков», грозится всех уволить. Тем временем, люди от него уходят сами. Взять того же Шона Спайсера, к которому я лично симпатий не испытываю, но его уход — это явный показатель глубокого идейного кризиса в так и не сформировавшейся команде Трампа. Слишком разные люди. И слишком мало было времени, чтобы создать какую-то внятную линию. А отвечать на агрессивные атаки надо уже сейчас, вернее… вчера.

Конечно, Трамп еще может попытаться ветировать закон напрямую (а вето в итоге будет преодолено большинством Конгресса, только при этом противники Трампа получат повод обвинить его в госизмене и вновь поднять вопрос об импичменте), начать затягивать его подписание, дождавшись как минимум парламентских каникул. Но что-то мне подсказывает, что на это у него уже нет политической воли.

Ну, и к вопросу об ответе. О потенциальном ответе в Москве говорят давно, правда пока нет никакой конкретики. Сегодня глава комитета Совета Федерации по международным делам КонстантинКосачев призвал подготовить «болезненный» ответ на новые санкции США: готовить такую реакцию, потому что она обязательно должна быть. Не симметричная, но болезненная для американцев. И на закон, и на все предшествовавшие этому действия по недвижимости, дипломатам и пр.

При этом Косачев предлагает сложившуюся ситуацию обсудить с Евросоюзом, с которым может сложиться «как минимум временный мезальянс» с учётом того, что и их экономическим интересам санкции Вашингтоном наносят ущерб.

Для Европы эти санкции действительно крайне болезненны. Тут уже не о производителях помидоров речь, а о государствообразующих концернах, которые уже вложили свою долю в строительство газопровода: французская Engie, австрийская OMV, англо-голландская Shell, немецкие Uniper и BASF/Wintershall обеспечили 4,75 млрд евро проектного финансирования. Это уже серьезные потери.

Но это потери уже случившиеся. Потери от вытеснения российского газа американским могут быть намного серьезнее.

Сегодня американская пресса отмечает, что даже противники строительства «Северного потока — 2» в Европе считают новые санкции Вашингтона против Москвы контрпродуктивными. Так The Washington Post цитирует эксперта по вопросам энергетики Георга Захмана, который считает, что американские санкции «Северный поток-2» или убьют или, наоборот, усилят, приводя в пример ситуацию с газопроводом «Ямал», которому активно противодействовали США, но который оказался жизненно необходимым для Западной Европы.

Сегодня ситуация схожа. Даже в Восточной Европе, которая всегда во всем поддерживала США и выступала против нового газопровода, должны понимать, что лишение дешевого российского газа, это подорожание электроэнергии, подорожание всех европейских товаров и в итоге — вытеснение их более дешевыми американскими.

Европейцы тоже не первый день ведут консультации о том, чем ответить на новые санкции. Речь может идти о нераспространении американских санкций на территории ЕС и даже об ответных санкционных мерах против США, например, ограничения доступа американцам к европейским кредитам.

В любом случае, надеяться на то, что Европа вдруг прозреет и даст отпор, особо не стоит. Зависимость Европы от США еще слишком велика, и мы в последние годы не раз могли наблюдать, как она проявляется. Даже тот факт, что на сей раз потери европейцев могут оказаться посерьезнее, чем все предыдущие вместе взятые, это не гарантирует того, что Европа все-таки отважится на решительные действия. Отрицательные последствия от разрыва с Америкой могут превысить потери от лишения доступа к дешевому российскому газу. Тут надо долго и кропотливо считать, взвешивать.

Кроме того, не стоит забывать, что Европа разобщена, даже по предыдущим санкциям давно нет единства, не будет его и сейчас, однако решения в ЕС пока принимаются коллегиально, и самые преданные американские марионетки по-прежнему имеют возможность поставить той же Германии, если она решится на противодействие США, палки в колеса. Так что не стоит рассчитывать на ЕС как на единый организм, который мог бы стать нашим «товарищем по несчастью» или союзником по борьбе.

Конечно, работать с европейскими партнерами необходимо. Но прежде всего необходимо работать над собой. По большому счету, все это переживалось бы намного менее болезненно, если бы «импортозамещение» было бы реальным, причем, далеко не только в сельском хозяйстве, и наша страна начала бы реальные движения по диверсификации экономики. Однако мы все еще слишком зависим от Запада по части технологий, даже на то, чтобы проложить газопровод по дну моря, нужны корабли-укладчики, которых у нас нет.

Если первоначальные санкции, введенные после присоединения Крыма в 2014-м ,были первым звонком для тех, кто продолжал верить в то, что Запад — наш друг, и что государство не должно вмешиваться в экономику, ибо «невидимая рука» рынка все разрулит, то вчера прозвучал второй.

Третий может стать последним, если не предпринять меры.

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх