8059

Безмолвный крик солдатских могил

Парламент Польши решил снести монументы советским воинам, но память о нашей совместной борьбе с нацизмом не убить.
Парламент Польши решил снести монументы советским воинам, но память о нашей совместной борьбе с нацизмом не убить.
Фото: rusvesna.su

Почти пятьсот памятников советским солдатам будут снесены в Польше – решение сейма власти уже готовы исполнять. Уже выделены деньги на демонтаж, более пяти миллионов злотых, уточняются списки. Уничтожение памятников планируют начать сразу, как кончится нынешнее лето. 

Точно так же осенью в 1939 году гитлеровцы сносили польские мемориалы. Нацисты разгромили не только памятники воинской славы – распилили и переплавили памятник Шопену.

Освободили Польшу советские войска, плечом к плечу с нашими солдатами сражались и добровольцы-поляки. Помню об этом с детства не только по знаменитому сериалу про четырёх танкистов и их собаку.

В Войске Польском сражался мой сосед генерал Ромуальд Малиновский. На его кителе вместе с советскими наградами висел и Грюнвальдский крест, полученный за освобождение Варшавы.

"История побед написана нашей общей кровью, - говорил тогда Ромуальд Фелицианович нам, мальчишкам. – Это не чернила – не стереть, не вытравить из памяти."


Фото: rusvesna.su

Прав был старый генерал – солдатскую кровь и кости не выкорчевывать из земли. По всей Европе лежат воины, погибшие во Вторую мировую войну: русские, поляки, немцы, люди других наций. Ничто на свете не взывает к миру громче, чем тихие солдатские кладбища.

Молитва о мире

Одно из таких воинских захоронений находится в курортном посёлке Тойло в Эстонии. Я бываю там в разное время года, тропинка к санаторию, где я лечусь, проходит через воинское кладбище. Оно интернациональное – в братских могилах вместе с немцами похоронены эстонцы, голландцы, шведы, сражавшиеся под знаменами Гитлера. После войны надгробия снесли, но в 2002-м мемориал восстановили.

На граните высекли имена всех похороненных здесь солдат. Почти все они погибли молодыми, не дожив и до двадцати. Столько же было моему дяде, минометчику Дмитрию Ширай, который сражался с ними. Его кровь тоже пролита на этой земле – в боях за Прибалтику он был тяжело ранен, стал инвалидом. Эстонские политики сейчас считают таких, как он, советских солдат оккупантами. Забыли, видимо, о том, что настоящими оккупантами были гитлеровцы: эстонский флаг в Таллине подняли только тогда, когда ушли нацисты.  

Мне приходилось встречаться с ветеранами, сражавшимися в ту войну друг против друга. И все они – немцы, эстонцы, русские, евреи, поляки, украинцы – проклинали войну. Каждый на своём языке говорил слова, смысл которых я запомнил крепко: "Берегите мир!"

Уже потом, в Афганистане, я сам увидел всю мерзость и подлость войны. А после трагедии в Беслане, когда вместе с осетинскими добровольцами бежал под пулями террористов к охваченной огнем школе, стал пацифистом.

Война – величайшее зло, каждая солдатская могила свидетельствует об этом.

Каждое воинское захоронение для меня теперь как молитва о мире. Пока мы храним и почитаем павших в боях, пока жива память о миллионах жертв, есть шанс избежать Третьей мировой. Я верю в это, и не я один – так же думают миллионы людей.  

Подвиг милосердия

История капитана Черкасова стала для меня символом милосердия и интернационализма. Родных погибшего офицера искали в России, Узбекистане, а нашли в Киргизии. Подмосковная деревня, на окраине которой в еловом лесу был похоронен Анатолий Черкасов, разрослась. Обелиск обступили частные владения. Памятник оказался зажатым между ними, словно в плену – пять лет назад я написал статью об этом. А ещё о том, что ребята из московского поискового отряда "РВС" решили найти родственников капитана Черкасова.

Они, юные туристы Центрального округа Москвы, и сотни других людей искали наследников этого офицера. К поискам подключился депутат Госдумы Андрей Альшевских, его запросы помогли, словно тяжёлая артиллерия.

Капитан Анатолий Черкасов, командир третьего батальона 47-й отдельной стрелковой бригады, родом из Ташкента, на фронт ушёл из Свердловска, но следы его родных отыскались в Бишкеке. В июле внук капитана Черкасова, тоже Анатолий, вместе с женой Мариной приехали на могилу деда.

"Место захоронения пытался найти пятьдесят лет назад ещё мой отец, служивший в Подмосковье, - рассказал поисковикам Анатолий. – Но на его запрос тогда пришёл ответ, что капитан Черкасов погиб в декабре 1941-го при взрыве, ничего не осталось. Теперь могилу наконец-то нашли – для нашей семьи это большая радость. Перевозить прах в Киргизию мы не планируем. Пусть мой дед лежит в России, под Москвой, которую защищал от фашистов."

Вот такая интернациональная цепь протянулась через государственные границы. Честь и слава всем добрым жителям деревни, которые сберегли могилу, всем следопытам, которые через Интернет организовали масштабный поиск.

И ещё – несколько слов про Польшу. Вести оттуда идут сейчас добрые: местные жители протестуют против сноса советских солдатских мемориалов. Мой прадед был поляком, и я искренне люблю эту страну. И радуюсь, что здравый смысл в Польше всё-таки берёт верх. Значит, "ещё Польска не сгинела", как поётся в их гимне.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх