25642

Фантомная боль удаленного Крыма

Фото: depositphotos

Почти в каждой российской телепередаче, где в яростной схватке сходятся защитники Незалежной и российские правозащитники, журналисты, политики (всех и не перечислишь). Звучит болезненный словесный вопль от украинцев.

"Крым — это наша постоянная боль…" - кричат они. Боль, конечно, душевная. И даже, как настойчиво считают украинские социологи, "фантомная". Как будто болеть нечему, но можно чувствовать всегда потерю удаленного органа. Особенно когда хочется постоянно бередить исчезнувший орган.

Если внимательно разобраться, боль очень понятная. Больно осознать, что из двух с лишним миллионов населения Крыма в Россию, домой, вместе с домами, жилплощадью, участками и садами, вернулось полтора миллиона русских, то есть 65 процентов от всех национальностей, живущих там. С удовольствием восприняли возможность жить в РФ крымские армяне, молдаване, греки, болгары, евреи, белорусы… А уж самую неописуемую боль националистов вызывает тот факт, что согласно данным референдума от 16 марта 2014 года из трехсот с половиной тысяч украинцев (15% от населения Крыма) почти все (!) проголосовали за воссоединение с Россией.

Напомню уважаемым читателям, что эти данные собраны без учёта мнений жителей и военнослужащих Севастополя. Вот здесь-то чувствуется боль просто громыхающая. Мало того что под защиту матери-Руси вернулся овеянный порохом сражений, славой, забрызганный кровью бесчисленных боев Черноморский флот. Здесь Украина лишилась ежегодной стомиллионной не фантомной, а реальной халявной инъекции в свой бюджет от России за аренду севастопольской базы. Той базы, за которую заплачено гораздо большей ценой — ценой жизней сотен тысяч русских моряков.


Фото: flot2017.com

Конечно, были среди погибших и украинские хлопцы, что вызывает дополнительную боль у политиков и историков Незалежной, ведь гибли ребята за Россию и в Крымской войне 1853—1856 годов, и в сражениях Великой Отечественной. Я служил на Черноморском флоте на боевом корабле, и никому из экипажа, в том числе и украинцам, и в голову не приходило называть флот иначе, чем русским.

Напомню, что в петровских боях за Азов, беспрерывных драках с крымскими ханами ранее всегда принимали участие украинско-русские казаки, выходцы из самых разных станиц Кубани, воспитанники Запорожской Сечи. Дрались и завоевывали полуостров для России. Кстати, символично, но географический центр Крымского полуострова находится у села Азов.

Невероятную моральную боль испытывают неуклюжие адепты Украины, когда им приходится в бесчисленных теледебатах касаться темы культуры своей страны. А больно оттого, что писатели и поэты Лев Толстой, Антон Чехов, Александр Грин, Иван Бунин, Леся Украинка, Алексей Апухтин, Адам Мицкевич, Марина Цветаева, художник Иван Айвазовский — да все, кто любил и восхвалял Крым, — описывали и прославляли его как часть России. На русском языке.

Даже в космосе.

Не все знают, что малые планеты Крымия, Таврида открыты российскими и советскими астрономами в Симеизской обсерватории в 1916 и 1929 годах. Обсерватория, как ни больно это осознавать, была основана русскими астрономами из Пулково Алексеем Ганским, Сергеем Белявским, Гавриилом Тиховым и владельцем небольшого купола в Симеизе Николаем Мальцовым. В 1908 году она стала частью Пулковской обсерватории. Наверное, из-за этих российских корней кабинет министров Украины в декабре 2012-го издал приказ за номером 1415 "О прекращении деятельности Научно-исследовательского института "Крымская астрофизическая обсерватория". А Симеизская обсерватория к этому времени накопила удивительный звездный архив, открыла более 40 планет и переменных звезд.


Фото: krym-portal.ru

Не успели, слава богу, уничтожить прекрасную научную базу, и, конечно же, острую, почти зубовную боль испытывают сейчас украинские ученые, зная, что после вхождения Крыма в состав России в обсерватории провели масштабную реконструкцию и включили её в Федеральное космическое агентство России. Теперь и смотреть на звёзды украинским политикам больно.

Глубокую душевную боль обнародовал вслух и президент Украины Петр Порошенко, пожалевший бедную Россию, которая тратит "последние" силы и средства на строительство Крымского моста. И эта боль понятна, ведь после того как мост заработает в полную мощь (а это уже несомненно и будет в срок), окончательно сойдут на нет попытки укрвластей задушить непослушных жителей полуострова энергетически, экономически, товарной и транспортной блокадой. А мост уже сейчас начинает входить в ряд выдающихся строений современности, и можно поблагодарить Порошенко за его "болевое участие" в усилиях наших строителей. Невероятно больно президенту Украины и оттого, что мост, точнее — два моста, ещё и свяжет остров Тузла с Керченским и Таманским полуостровами.

Любая душевная боль — дело психически напряженное. До воссоединения Крыма с Россией на заседаниях Украинской рады ни разу никто из депутатов не высказал душевной боли за состояние многочисленных дорог — главных транспортных артерий полуострова. А они к 2014 году были в ужасающем виде. Также полуразрушенной, нередко — полностью разрушенной, оказалась и курортная сфера, рассыпался жилой фонд, но не стенали душой за это, организуя веселые майдановские дни и ночи, политики Украины. Они бились за власть, болея душой только за одно — чтобы шли к ним деньги за аренду Севастополя. Не фантомные, а реальные.


Фото: vk

При этом совершенно незаметно, чтобы эти средства помогли пятистам средним и крупным предприятиям Крыма трудиться на благо Украины, а вот как прекрасно были экипированы "революционеры-майданщики", было видно всем. В том числе и страдающим душой за народ политикам.

Сейчас боль за состояние инфраструктуры полуострова настолько захватила украинских деятелей, что они всеми силами стараются препятствовать крымчанам в получении пенсий, социальных пособий, современных средств связи, информатики. Прекрасно они понимают, что время перемен никогда не бывает безболезненным, что крымчанам вместе с Россией приходится не просто восстанавливать разрушенное. Идёт неустанная, не всегда удачная борьба за создание более комфортных условий жизни, развитие медицины, укрепление санаторной сферы, уменьшение смертности среди населения, смягчение межэтнической напряженности, которая особенно возросла во время массового возвращения крымских татар уже с 1989 года. Не болели душой украинские политики, когда крымско-украинские бойцы силовых структур обрушивали на головы вернувшихся домой татар дубинки, зато когда Крым перешел в структуру России, вспыхнула душевная боль за угнетённый крымский коренной народ, к которому сейчас постоянно приезжают эмиссары из Киева с одной такой ясной целью — вывести их на новую тропу войны со всем другим населением Крыма. Это значит — с Россией. А до этого они называли "головной болью" Украины проблему с возвращением на родину крымских татар. Мало того — считали политическим и экономическим аппендиксом для Украины весь полуостров. За исключением Севастополя — деньги-то шли.

Так почему же так душевно заболели за утраченный Крым современные украинские правители, политологи и националисты? Почему они так мучаются за россиян, вернувшихся домой? За строящийся великий мост? За успокоившуюся головную боль от возвращения крымских татар? Теперь-то это не их боль. "Больной аппендикс" из "здорового" тела Украины удалён. Напомню, что удаленный аппендикс восстановлению не подлежит. Это аксиома.


Фото: vk

Посему все стенания по утраченному Крыму выглядят фальшивыми, надуманными и неискренними. Посоветую надежный способ избавиться от душевной боли защитникам идеалов Незалежной — взять и "безвозмездно, значит, даром", как говорила Сова, подруга Винни Пуха, вложить свои средства в крымские больницы, детские лагеря, памятники старины, например, в реставрацию крепости Судак, Бахчисарайский фонтан. И боль утихнет сама собой, и нам, россиянам будет легче смотреть на интеллектуальные мучения участников теледебатов с украинской стороны и их верного, но очень неубедительного, с постоянно удивленным взглядом, защитника от США, журналиста Майкла Бома. Ему ведь трудно, да нет — невозможно разобраться с душевными болями своих соратников по телевизионным сражениям. Но долг союзника — превыше всего, выше даже своей личной душевной боли от несостоятельности позиции и отсутствия весомых аргументов в бесконечных дискуссиях о Крыме. А объединяющая США и Украину фантомная боль удобна тем, что может не нести конкретных объяснений, аргументации, диагнозов. Услышали слово "Крым" или "Черноморский флот" — заболело сразу всё. Но, как ни крути, а боли всё-таки фантомные, не реальные.

LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх