5957

Три года без Украины: итоги

Донбасс отмечает третью годовщину независимости от потерявших рассудок.
Донбасс отмечает третью годовщину независимости от потерявших рассудок.
Фото автора

Донецкая и Луганская народные республики отметили трехлетие своего существования. Не Юго-Восток Украины. Не абстрактный Донбасс. Не Новороссия. А ДНР и ЛНР.

Образования, которые 3 года назад никто вообще всерьез не воспринимал. Противники с украинской стороны говорили, что "республики" просуществуют от силы месяц-два. Потом, когда стало понятно, что там все серьезно, на военный разгром республик отводили от 3-4 месяцев до полугода. Потом стало ясно, что победить военным путем не получится, и уже на экономическое удушение отводили максимум год-полтора. И ведь душили, с еще большим энтузиазмом, чем до этого заливали огнем, впрочем, и продолжили заливать. Но республики отмечают трехлетие. И отметят еще не одну годовщину того дня, когда жители Донецкой и Луганской областей впервые в истории Украины пришли на избирательные участки в таком количестве и проголосовали.

Проголосовали, конечно, кто за что. Кто-то за то, чтобы не было фашистов в Киеве, во всяком случае, чтобы они не пришли к ним домой. Кто-то за обнуление итогов "Майдана" и едва ли не за возвращение "законного президента" Януковича. Кто-то за новую Украину, федерализированную. Кто-то за большую Новороссию в составе восьми (Донецкая, Луганская, Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Николаевская, Херсонская, Одесская) областей. Кто-то за Новороссию в составе двух областей Донбасса. Кто-то (на самом деле, конечно, большинство) – за присоединение к России (его тоже все видели по-разному: кто-то, что нужно присоединить Донбасс, кто-то – Новороссию, а кто-то всю Украину).

Слишком много тогда было мнений, жарких споров. Слишком мало прошло времени с момента победы "Майдана", чтобы люди успели осознать, что же произошло с их страной и в какой вообще они теперь хотят жить стране. Объединяло всех лишь категорическое неприятие "Майдана" и всего того, что он нес Донбассу и всему Юго-Востоку. Как показала практика, опасения были не просто оправданы, а даже преуменьшены, и неприятие "Майдана" с возможностью рассуждать о гипотетическом общем будущем Украины после ее денацификации сменилось неприятием самой Украины, ее людей, культуры, языка.

Нет, в республиках Донбасса украинский язык - второй государственный, никто не закрывает украинские театры, не запрещает литературу. Просто спроса на них нет. Те, кто жил при Украине, предпочитают не вспоминать о ней и детей своих учить так, будто этой страны вовсе не существует. Была такая страна и нет ее. Сгорела в кострах "Майдана", догорела в Доме профсоюзов. И уж окончательно утратила право на существование после варварской трехлетней агрессии против мирного Донбасса. Три года агрессии и многие десятилетия боли и ненависти впереди. И ведь конца и края этому ужасу не видно.

Тогда, три года назад, конечно, все по-другому воспринималось. Меня тогда еще не было там, я в Донбасс впервые попал в июне 2014-го, когда вовсю полыхал Славянск, когда украинские силовики активно пытались перекрыть границу, перемещаясь вдоль нее, но жители Донецка тогда еще не знали войны. Мне рассказывали это уже потом – о том, с каким энтузиазмом и надеждами люди шли на референдум, в который и в Москве тогда еще не особо верили. Но еще дымились руины Дома профсоюзов в Одессе, дымился Мариуполь, подвергшийся агрессии в День Победы, и люди воспринимали все более чем серьезно. Впрочем, и этих рассказов не нужно было – я видел по телевизору огромные очереди желающих проголосовать, более чем убедительная картинка.

Впрочем, повторю, голосовали тогда кто за что. Республики тогда мало кто воспринимал всерьез. Ну, в смысле, что воспринимали их как временные образования, как трамплин на пути "домой" вслед за Крымом. Тогда ведь многие на полном серьезе были уверены, что сразу после референдума Россия примет их, как Крым, иного развития событий никто не допускал просто, не думали даже об этом, не ставили вопрос: а что дальше? Ведь Россия придет и все решит.

Россия не пришла. И все решать пришлось самим. В свое время даже Стрелков признавался, что не был готов воевать, ставил задачу дождаться прихода "вежливых людей". Но они не пришли, и пришлось воевать самим. Без всего. Поначалу вскрывая "оружейки" МВД и СБУ, отбирая оружие у украинских силовиков или добывая в бою, или у них же покупая его. Пришлось строить с нуля армию из разношерстой массы ополченцев.

Я хорошо помню это в первый приезд, когда на всех дорогах стояли блокпосты, сделанные на скорую руку из чего придется – республики защищали себя как могли. И людей на них – ополченцев еще первой войны, вчерашних шахтеров, рабочих, медиков, учителей, студентов, пенсионеров, многие из которых оружие видели только в кино. Одетых кто во что, вооруженных кто чем: от охотничьих ружей до вил и топоров. Этим они собирались останавливать танки противника. Наивные. Но разве какое-либо самое совершенное оружие может сравниться с силой духа этих людей, которые шли с топорами на танки? Не знаю, будет ли у меня в жизни еще событие, сравнимое с этим, почую ли я еще где этот воздух свободы, который словами описать невозможно?

Это сегодня я становлюсь свидетелем того, как многие добровольцы первой и второй волны уезжают из Донбасса. Кто-то считает свою работу сделанной, кто-то понимает, что армия это не его. Потому что нет давно никакого ополчения, есть армия, обученная, одетая, сытая, вооруженная. Настоящая. Кончено, нет уже той романтики. Зато есть работа, лучшая в республиках, оплачиваемая лучше любых других. Но это лирика.

Армию построили. С нуля. Из ничего. Из лохмотьев, вил и топоров. А еще пришлось строить государственность. Тоже с нуля. Не имея опытных кадров в различных жизненных сферах. Не имея финансирования. Не имея даже понимания, кто мы, куда идем, как долго продлится эта ситуация, какое государство мы хотим строить и зачем нам вообще это государство, если мы все голосовали за Россию, сколько еще ждать, что Россия обратит на нас внимание?

Помню весну 2014-го, незабвенную "русскую весну". Полная неразбериха, никто не знает толком, что делать. Группа людей во главе с Губаревым ищет по городу казначейство, чтобы не отправлять деньги в Киев, захваты ОГА, потом откаты назад, непонятно, кому подчиняется милиция, кто вообще власть в городе. Потом, 7 апреля недавно, к сожалению, покинувший этот свет Владимир Макович провозглашает Донецкую народную республику. Я уже тогда писал, что пора прекратить этот спектакль с захватами пустых правительственных зданий, надо брать оружие, создавать вооруженные структуры, брать под контроль границу, выявлять лояльных киевской власти и изолировать их, а то все было больше похоже на какой-то карнавал. И уже потом пошел захват "оружеек", объявление "АТО", приход Стрелкова. И все как-то само собой завертелось.

Но и тогда еще люди с недоверием и скепсисом вслушивались в названия: Донецкая и Луганская народные республики. Все были убеждены, что это ненадолго. Что либо повторится "крымский сценарий", либо поднимется вся Украина и все вместе они скинут эту нацистскую хунту, приведенную к власти Западом. Как бы там ни было, словосочетание "Донецкая республика" тогда воспринималось (как и Новороссия) не более чем исторический термин, отсылающий к непродолжительному периоду существования Донецко-Криворожской республики. Или к общественной организации Андрея Пургина, существовавшей аж с 2005 года, но идеи которой во всем Донбассе воспринимались маргинально, - как вроде что-то свое, родное, но совершенно дремучее и совершенно оторванное от реальности. Про словосочетание "Луганская республика" я вообще молчу, это резало слух примерно так же, как "люберецкая республика".

Кто бы мог подумать, что риторика и терминология, в недавнем прошлом безнадежно маргинальные, станут в одночасье единственным, что можно противопоставить агрессивной риторике и идеологии бандеровщины, грозно накатывающейся с Запада, как когда-то шли немецко-фашистские захватчики, которые в течение года оккупировали Донбасс, принеся ему неисчислимые беды?

Кто бы из дончан и луганчан образца зимы 2013/2014 мог представить себе, что у них будут свои республики?

Сколько таких историй мне удалось услышать и даже увидеть, сколько судеб, главным образом, искалеченных жестокой насмешкой судьбы, ходом событий, который пошел тем путем, которым по определению не мог пойти. Вот жил человек в Донецке, работал, имел семью, квартиру, машину. С семьей встречал новый 2014-й год, конечно, с некоторой брезгливостью глядя на то, что происходит на Майдане в Киеве, но разве это было его дело? Он продолжал работать. Планировал летом в отпуск с семьей съездить в Европу. Потом ремонт в квартире сделать. А тут пришла война. Бабах – и нет машины. Бабах – и нет квартиры. Бабах – и нет семьи. Друзья все ушли в ополчение, многие сразу погибли, ибо воевать тогда еще никто не умел, и война была чисто "русской рулеткой" для многих. Пошел и наш герой. И вот я встречаю его в блиндаже осенью 2014-го, и он мне рассказывает все это: как летом хотел в отпуск, как сын его собирался в следующем году в Киев (а то и Москву) ехать поступать в университет, как дочь мечтала выйти замуж. А еще как брат его, который давно живет на той стороне, пошел воевать в ВСУ и недавно по телефону обещал прийти и убить его, "сепаратюгу", предавшего Украину.

Сколько было таких историй за три года. Сколько сломанных судеб. Сколько людей вот так раз, и оказались в совершено иной реальности. Но ведь надо как-то жить дальше, что бы ни случилось.

И они начали жить. В своих республиках. Все еще где-то в отдаленных уголках сознания мечтая, что когда-нибудь они таки воссоединятся с матушкой-Россией. И что война закончится на Сбруче или как минимум в Киеве, где они на Майдане будут поминать товарищей, не доживших до этого праздника, напишут названия своих городов на администрации президента или Верховной Раде. Чего греха таить, об этом и сегодня мечтает большинство жителей Донбасса. Но есть мечты, а есть реальность, с которой приходится мириться.

И реальность – это непрекращающаяся война. Киев не смог одним наскоком взять Донбасс, и тогда ему пришлось перейти к тактике осады. Помимо непрекращающихся ни на день обстрелов, продолжается экономический геноцид республик, который ощущают на себе все, даже те, кто живет в глубоком тылу и на чьи города ни разу не падали снаряды.

Это ведь тоже происходило не сразу. Сначала закрылись банки, начали закрываться государственные конторы, магазины. Стало невозможно обналичить деньги, получить пенсии, соцвыплаты. Взлетели цены, начался дефицит товаров. Только чего они в итоге добились? Ничего, кроме укрепления государственности республик, о которой они и слышать ничего не хотели, что там о государственности – даже об автономии. Теперь в республиках давно не ходит гривна, большая часть товаров – из России, Белоруссии, да откуда угодно, только не из Украины. Дошло до того, что не только стоимость коммунальных услуг в Донбассе осталась на уровне 2014 года (то есть в разы ниже, чем на Украине), так еще и цены на некоторые товары ниже, в результате чего люди с украинской территории начинают ездить на территории республик за… продуктами.

Еще больший удар по имиджу Киева нанесла объявленная республиками программа гуманитарной помощи оккупированному Донбассу. Это и выплата пенсий и пособий, и возможность бесплатно лечиться (в республиках с медициной в разы лучше, чем на Украине), возможность бесплатно учиться и получить диплом российского образца. Сегодня благодаря этой программе в республики едут не только с оккупированных территорий бывших Донецкой и Луганской областей, но и из других областей Украины.

Последний и, видимо, самый сокрушительный удар по попыткам запихнуть пасту в тюбик – то есть Донбасс в состав Украины – нанесли т.н. "блокировщики", которые не только спровоцировали энергетический кризис на Украине, но и окончательно оторвали от нее Донбасс, реализовав мечту о национализации предприятий Ахметова и К°, о необходимости которой говорили еще весной 2014-го. Да, перевод под внешнее управление – это еще не национализация, но есть факт: предприятия Донбасса больше не платят налоги в Киев, на которые последний изготавливает для жителей Донбасса снаряды. И удалось это сделать практически безболезненно, без катастрофического обрушения экономики и потери сотен тысяч рабочих мест, как пугали противники этой затеи. Не все еще заработало в полную меру, но процесс идет, всему свое время. И на этом фоне помощь, которую выделяет Россия, особенно кстати. Например, те 10 миллиардов, что выделили на закупку сырья для металлургии. Это уже не просто гуманитарная помощь – это иной масштаб.

Республики состоялись. Состоялись в военном плане. Состоялись экономически. Состоялись политически. И если еще три года назад мало кто понимал, а зачем нужны эти республики, хотя большинство и голосовало за их создание, то сегодня уже мало кто задается этим вопросом.

Если кто-то еще по привычке пишет ДНР и ЛНР в кавычках, добавляет к ним слова "самопровозглашенные" и "так называемые", поезжайте в Донецк 11 мая – в День Республики. Нет, можете поехать в любой город ДНР или ЛНР, просто именно в Донецке – самом крупном городе Донбасса (и в недавнем прошлом одном из крупнейших городов Украины - и по размеру, и по населению, и уж точно по промышленным показателям), ощущается весь размах этой молодой государственности, ее масштаб, высота полета мечты миллионов жителей Донбасса, которые свою мечту продолжают строить, несмотря на тонны металла, которые Киев ежедневно сыплет им на головы, несмотря на ежедневные смерти родных и близких, отключения воды, света, экономический террор и т.д.

В Донецк лучше приезжать накануне 9 мая, который здесь отмечается как один из двух главных праздников. Только здесь можно увидеть настоящий военный парад, а не постановку. Многие с парада сразу отправляются на передовую, как 7 ноября 1941-го. Только здесь можно увидеть легендарных прославленных командиров ополчения, которые своими реальными военными достижениями доказали право идти или ехать в этот праздник по главной площади страны, которая еще не привыкла к танковым тракам и наплыву такого количества публики, ведь еще три года назад она была всего лишь центральной площадью одного из областных центров Украины. Но уже тогда на нее выходили десятки тысяч людей сказать свое "Нет" происходящему в Киеве и "Да" народным республикам.

Почитайте украинские СМИ, что они пишут про 9, а главное – про 11 мая. "Террористы" насильно сгоняют людей на праздник, под дулами автоматов дончане угрюмо идут по улицам оккупированного Донецка, российские боевики, изображающие мирных дончан, веселятся на концерте сепаратисткой песни, на шествие в честь 11 мая пришло всего сто человек и т.д.

Самое интересное, что на Украине многие верят в это. Верят в то, что, как им вещают 24 часа в сутки 7 дней в неделю по всем каналам, большинство дончан против республик, действует сопротивление, как во времена немецкой оккупации, и все с нетерпением ждут "освободителей". В прошлом году все украинские СМИ распространяли фейк о том, что неким "патриотам" якобы удалось во время парада запустить в Донецке над площадью Ленина какой-то беспилотник и разбросать листовки проукраинского содержания. Откровенно говоря, смешно было читать это, находясь на том самом месте в то самое время. Ну-ну. Пишите дальше. Бумага все стерпит.

Увы, верят в это и многие в России. Нет, если вы сомневаетесь – съездите и посмотрите все своими глазами. Посмотрите, как народ цветами встречает 9 мая своих защитников, которых в Киеве называют террористами. Посмотрите, как тысячи людей идут на шествии в честь 11 мая, и отнюдь не под дулами автоматов. Посмотрите все вы, кто пишет ДНР и ЛНР в кавычках, кто считает, что это такие организации, в которых состоит полтора инвалида, но которые при этом терроризируют миллионы донбассцев. Приезжайте и увидите, что такое ДНР и ЛНР, сколько на самом деле людей состоит в этих "организациях". Приезжайте на "отжатые" и "украденные" российскими "террористами" шахты и заводы. Они работают. И они платят налоги здесь, на своей земле, а не в столицу ставшего за три года совершенно враждебным государства, ведущего против народа Донбасса подлую войну. Приезжайте в окопы и блиндажи, посчитайте сами число чеченцев и бурятов, которых Путин переодел в шахтеров и трактористов, – у вас обязательно хватит пальцев на руках, ломать голову запоминанием сложных цифр не придется.

Просто приезжайте 11 мая в Донецк, и вы не увидите здесь проукраинских граффити и листовок, которые распространяют под покровом ночи члены подпольных "групп сопротивления" украинских "патриотов". Вы не увидите угрюмых людей, которых насильно согнали изображать счастливых горожан.

Вы не увидите здесь никакой Украины. Нет, здесь все еще много надписей на украинском (в некоторых селах ДНР и ЛНР и вовсе почти все говорят по-украински, называют себя украинцами, но ненавидят Бандеру и все, что с ним связано), работают украинские театры, библиотеки. Но тут нет Бандеры, нет факельных шествий националистов, нет нападений на ветеранов. Тут никто ни на кого не нападает, даже стычек с "патриотами" не наблюдается. Ибо те давно уехали отсюда на Украину.

Вы не увидите тут жовто-блакитных цветов, вместо них – три цвета: черный, синий и красный (голубой, синий и красный – в ЛНР). Кто, кроме соратников Пургина, три года назад знал эти цвета? А сегодня в эти цвета украшен весь город, десятки воздушных шаров в этих цветах постоянно взмывают в небо, дети несут флажки, а подростки просят нарисовать им триколор краской на щеках. Эти цвета стали для них родными. Желтый и голубой вызывает лишь отторжение даже у тех, кто прожил четверть века при Украине. Что говорить про тех, кто родился незадолго до событий весны 2014 года или уже после них. Пройдет еще пять-семь лет и появится поколение, для которого не будет существовать иных цветов, кроме этого черно-сине-красного триколора и иной Родины, кроме Донецкой республики. Судя по тому, как Киев стремится выполнять минские соглашения, эти пять-семь лет у них будут, и, скорее всего, даже больше. В итоге переговоры о "возврате" в "единую Украину" представители Киева будут вести уже с поколением людей, у которых свои цвета, свой менталитет и свое понимание будущего. И хорошо, если эти люди, многие из которых потеряли родителей в результате украинской агрессии, которые с детства не видели ничего, кроме войны, захотят вообще слышать слово "Украина" и вообще что-то обсуждать с ее представителями.

Может, обидно будет тем, кто хотел присоединения к России или Новороссии, кстати, флагов Новороссии все меньше и меньше – это и грустно, и закономерно. Если три года назад я практически не видел флагов ДНР в Донецке, то сегодня даже подвыпившие молодые люди на концерте в честь Дня Республики накидывают триколоры в качестве накидок на плечи. Кому-то это может показаться неприятным, но это вершится история. Она уже свершилась. Три года – это немного, это совсем ничего для истории. Но это очень немало для людей, которые все эти годы живут на линии сотворения истории, на линии фронта.

И эти люди заслуживают получить, наконец, то, за что они стоят уже три года. Отчасти они это получили. У них есть республики, это действительно много. И сердце замирает, когда видишь, что народ совершенно искренне отмечает День Республики. Это не как у нас 4 ноября, которое некоторые до сих пор называют днем согласия и примирения. Это действительно всенародный праздник, который прижился очень быстро. На войне вообще все очень быстро приживается и ко всему быстро привыкаешь.

Сегодня десятки тысяч людей, военные, труженики тыла, шахтеры, сталевары, хлеборобы, представители всех районов и городов республики (и даже оккупированных ВСУ городов-героев Славянска, Краматорска, Мариуполя), спортсмены и физкультурники, бюджетники, студенты, школьники – идут в праздничном шествии по улице Артема с разноцветными флагами, транспарантами, лентами и инсталляциями в духе сталинских маевок. А после этого людская река по центральной улице города втекает на городской стадион, где проходит масштабный праздничный концерт, который заканчивается праздничным салютом.

"Измученные обстрелами дончане жаловались, просили сепаратистов пощадить их нервы и не устраивать никаких салютов и концертов", – писали некоторые украинские СМИ. Каким же подлецом или наивным человеком надо быть, чтобы писать такое. Ну да бог им судья.

Кстати, о подлецах. Укропы таки попытались испортить праздник людям, стрельнув из РСЗО "Ураган" (разумеется, запрещенного минскими соглашениями) прямо по центру в разгар шествия, но ПВО республики свою работу выполнили ювелирно. Как и силы безопасности. Обещали ведь теракты и на 9 мая, и на 11-е, пугали. Нет, попытки были – так, 8 мая пытались подорвать автомобиль главы ДНР Александра Захарченко – прямо по дороге на Саур-Могилу, знали же, что в этот день много мирного населения едет в это священное для многих донбассцев место. Много народу могли положить. Не получилось.

Хочется отдать должное тем, кто обеспечивал безопасность в эти дни. Объявлена террористическая война, ежедневно десятки ДРГ проникают на территорию республик, украинские политики открыто грозят терактами и убийствами, и ведь убивают – убили Моторолу, убили Гиви, одного в собственном доме, другого – в рабочем кабинете. Как бы намекают – любой из вас, если не покается перед Украиной, может стать следующим. Но на донбассцев эти угрозы не действуют. Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано, говорят здесь. Шахтеры – это люди особой породы, они каждый день спускаются в ад, они каждый день, уходя на работу, не знают, вернутся ли вечером домой. Вы их смертью хотели напугать? Наивные…

И все же донбассцы – это тоже люди. Как и все. И они тоже хотят жить, работать, растить детей, чтобы не слышать разрывов снарядов в своих городах, не хоронить друзей и близких. И для них этот праздник не просто отдушина (отменили комендантский час до двух ночи) и возможность гульнуть как в прежние времена, но и символ сопротивления, национальная гордость – то, за что они ведут войну четвертый год. И будут вести столько, сколько понадобится. До победы.

И война не прекращается ни на день. Я стараюсь всегда в ходе моих поездок в Донбасс посетить всех друзей, которые как раз обеспечивают покой мирных жителей трудового края, которых военная судьба разбросала вдоль всей лини фронта, ставшей границей между республиками и враждебной и ненавистной Украиной. Кому-то может показаться, что войны нет и там нечего делать, но это не так. Каждый день обстрелы. Каждый день кто-то гибнет в "серой зоне" на растяжках, кто-то взрывается в автомобилях на заложенных противником фугасах, каждый день трупы. И каждый день воины Донбасса со скрежетом в зубах матерят эти минские соглашения, по которым они не могут влепить полноценную "ответку" окончательно потерявшему берега и уверенному в собственной непогрешимости и безнаказанности противнику, который давно уже использовал бумагу с текстом минских соглашений по известному назначению.

Это реальность. Но реальность и то, что своими действиями, своими попытками силой оружия поставить Донбасс на колени, своим экономическим геноцидом Киев только закалил людей, заставил их еще больше увериться в своей правоте. И если в 2014-м 89 % жителей проголосовали за республику (96 % в ЛНР), уверен, сегодня, спустя три года беспощадного геноцида, эта цифра была бы в сто процентов. И сегодня, когда Порошенко в очередной раз призывает донбассцев "вернуться домой", рассказывает о коварстве и зверствах "российских террористов", когда снаряд разрывает в клочья целую семью Авдеевки, в то время как в Киеве лощеным иностранным туристам и миллионам зрителей демонстрируют голую задницу, а сам Порошенко, даже не объявив минуты молчания, лицемерно отказывается от посещения финала "Евровидения", его обращения к дончанам с предложением "вернуться" звучат как нечто неопределенное между издевательством и позицией человека, полностью потерявшего связь с реальностью в результате злоупотребления алкоголем или наркотиками.

Петро, предложи "вернуться" едва скрывавшей слезы матери двух солдат, которая шла с их портретами в шествии Бессмертного полка. Обоим было по двадцать с небольшим, и даты смерти были 2014-2015 гг. Не получится? Может, тогда предложишь это тем, кто еще не очень понимает, что происходит? Например, маленькой девочке, которая три из пяти лет своей жизни живет в сыром подвале, потеряв родителей, братьев и сестер. Тоже вряд ли.

Некуда возвращаться. Украина окончательно сгорела еще в Доме профсоюзов – так тут говорили в 2014-м. И все три года люди живут и строят свою жизнь, пытаясь отбиться от обгоревших костей этого зомби, который продолжат хватать их, пытаясь утащить с собой в свою зловонную майданную могилу, уже не для того, чтобы захватить землю или ресурсы, а просто из мести, из обиды, что нашлись те, кто не пожелал дышать с ними этим зловонием.

Только это уже невозможно. Поезд безнадежно ушел три года назад, и мне жаль тех вроде бы вменяемых людей на Украине, которые растерянно говорят, что, может, не при этой власти, но удастся выполнить минские соглашения.

В Донбассе иного мнения. Приезжайте сами убедиться!

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх