11196

Звезда, которую вычеркнули

Ветеран, бывший Героем Советского Союза, умер как бомж: не осталось даже могилы.
Ветеран, бывший Героем Советского Союза, умер как бомж: не осталось даже могилы.
Фото: автора

До Дня Победы осталось уже немного – на улицах раздают георгиевские ленточки, волонтеры готовят транспаранты "Бессмертного полка". Мы наклеим на эти фанерные щиты фронтовые фотографии победивших фашизм солдат, чтобы пройти с ними на параде 9 мая. Хороший, добрый обычай – помянуть в этот славный день фронтовиков, наших отцов, дедов и прадедов.

Снимок Героя Советского Союза сержанта Григина пока ещё никто не поднимал над победной колонной. Некому было его нести, не осталось у Василия Филипповича ни друзей, ни родных. И могила его затерялась – ветерана войны закопали словно бомжа, без креста и памятника.

Судьба обошлась с фронтовиком жестоко: нелепый случай, а вернее тыловик-следователь, сломал его жизнь на две половины. Фронтовой разведчик, Герой Советского Союза, уголовник, вор, бездомный бродяга – всё это один человек, Василий Филиппович Григин.

С июня 1941 года он воевал на передовой, был разведчиком, ходил за языками за линию фронта. Звание Героя Советского Союза, Золотую звезду и орден Ленина сержант Григин получил 24 марта 1945-го за то, что на Дунае взорвал мост с идущими по нему немецкими танками. Тот бой стал для него последним – после тяжёлого ранения в голову из госпиталя выписали инвалидом.

Сержант вернулся домой на Алтай уже после Победы. Верил, что самое страшное осталось позади, что теперь жизнь будет счастливой. В родном колхозе оказалось голодней, чем на фронте. Председатель гонял на работу даже тех, кто едва передвигал ноги, а фельдшер выписывал больничные только за взятки.

Григин решил поговорить с зарвавшимся лекарем по-мужски. Драка закончилась тем, что бывший разведчик окунул его головой в прорубь.

Утром за фронтовиком пришел милиционер: "Помер фельдшер, тебя арестовать велено!"

Следователь НКВД, который вёл дело, не стал разбираться в причинах конфликта. Мог бы пожалеть заслуженного фронтовика, тем более что при вскрытии выяснилось, что злосчастный медик умер не от побоев, а от инфаркта. Приобщил бы следователь к делу справку о том, что отставной сержант был контужен, ранен в голову, стал инвалидом, что вспыльчивость вызвана травмой мозга, – и отправился бы Григин не в тюрьму, а в больницу на лечение.

Наверное, позавидовал не нюхавший пороха следователь его орденам. А районный суд, в угоду местному начальству, наказал правдолюба так, чтобы другим вернувшимся с войны фронтовикам неповадно было самосуд над взяточниками вершить.

Григину дали четыре года. Освободившись, он вернулся в родные места и в день Победы попал за решётку опять: бросился на оскорбившего его хама, заведовавшего магазином.

"Какой ты герой? Ты вор!" – как Григин должен был ответить на те обидные слова? Наверное, потом не раз жалел, что не смог смолчать. Торгаш, которому он врезал тогда, оказался мелкой шишкой, но с очень большими связями.

Новый срок Григин отбывал уже с клеймом рецидивиста. А когда освободился, дома его уже никто не ждал. Он навестил могилку матери, а потом, подломав дверь в магазине, закатил гулянку на всё село. Убегать от приехавших на шум милиционеров Григин не стал: "Помянул мать, теперь забирайте обратно. Мой дом – тюрьма!"

Отчаяние обречённого

Кандидат юридических наук Михаил Михайлов, в прошлом следователь, а ныне заведующий кафедрой уголовного права, внимательно изучил уголовные дела Григина.

Вот вывод, которым Михаил Анатольевич поделился со мной: "У Григина девять судимостей: за хулиганство, сопротивление работникам милиции, грабёж, мелкие кражи. Похоже, что совершал он преступления от отчаяния – для того, чтобы вернуться на зону, в ставшую привычной тюремную жизнь. Стремился обратно в колонию, где будет сыт, обут и одет и где есть крыша над головой".

Ветераны МВД, которым довелось общаться с Григиным, отмечали, что в тюрьме он ощущал себя куда более уважаемым, чем на свободе. Зеки называли его не по имени – слово "герой" стало кличкой до гроба.

А для партийных бонз бесстрашный разведчик был позорным пятном, которое они постарались смыть. Звания Героя Советского Союза Верховный Совет СССР лишил Григина в 1964 году. Логика властей тогда была проста: как может рецидивист носить высшие награды страны? Нельзя советские награды позорить!

Лукавый, подлый закон! Жестоко отнимать заслуженные кровью фронтовые ордена и медали. Даже если сорвать с груди награды, а с плеч – погоны, подвиги на войне отменить нельзя. Тот мост, который под огнём взорвал сержант Григин, и уничтоженные им танки – их никаким указом не вычеркнуть из истории Второй мировой войны.

В Великобритании, например, награды за храбрость не отнимают, даже если орденоносец совершил самое тяжёлое преступление. Бывали случаи, когда награжденные боевым крестом Виктории поднимались на эшафот с этой наградой на груди.

Василий Филиппович Григин умер в 1991 году. В больнице в Барнауле, где он отдал Богу душу, никто не знал, что бездомный семидесятилетний бродяга был когда-то Героем Советского Союза.

"Закопали Григина как бомжа, в общей могиле на Михайловском кладбище, – рассказывал мне его земляк Борис Павлович Гусев, председатель совета Алтайской краевой общественной организации ветеранов. – То место затерялось, там не было даже креста. Григин, хоть и лишен всех званий и наград, но статуса инвалида войны у него никто не отнимал. По закону ему положено надгробие от государства, но могилу сейчас не найти".

Реабилитация возможна

Вернуть отнятое звание Героя Советского Союза можно – прецеденты уже бывали. Из полутора сотен фронтовиков, по различным причинам лишенных высшей награды СССР, примерно половина уже реабилитирована.

Однако пересмотр дела Василия Григина до сих пор не состоялся: однополчан, которые могли бы ходатайствовать за него, уже нет в живых.

И всё же шанс вернуть звание Героя Григину есть. Пять лет назад я обсуждал этот вопрос с председателем правления межрегиональной общественной организации "Клуб Героев Советского Союза, Героев РФ и полных кавалеров ордена Славы" генерал-полковником Николаем Тимофеевичем Антошкиным – он в курсе этой проблемы.

"Можно попытаться вернуть Григину звание Героя, – рассудил Николай Тимофеевич. – Он не изменник Родины, не убийца, его преступления не относятся к особо тяжким. Если составить юридически обоснованный документ от Алтайской краевой ветеранской организации, то ему можно дать ход".

Ветераны Алтайского края попытались было собрать бумаги для реабилитации Григина, но преодолеть бюрократические препоны фронтовики не смогли. Отвечать на вопросы чиновников – мол, зачем это вы бандита в герои тащите? – у стариков уже нет ни времени, ни сил.

Но для того, чтобы пронести портрет сержанта Василия Григина на параде Победы, никаких указов свыше не надо. Своей храбростью и своей кровью он сам зачислил себя в "Бессмертный полк". Возьмите его портрет с собой на праздник. Пусть среди многих других лиц фронтовиков над вашей колонной будет и снимок разведчика Григина – тот, где он с Золотой звездой на груди. Великий праздник Победы – не медаль, не орден. Его у нас не отнять никому!

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх