6998

Те же валютные грабли

Объем выданных в валюте кредитов увеличился на почти 50 процентов.
Объем выданных в валюте кредитов увеличился на почти 50 процентов.
фото: ТАСС

За зимние месяцы 2017 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года объем выданных валютных кредитов населению страны в среднем увеличился почти на 50 %. И, как ни странно, столица, на которую всегда приходилась большая часть валютных кредитов, в этот раз далеко не чемпион, а осталась где-то на задворках, если соизмерять с остальными регионами страны, которые в буквальном смысле впали в самую настоящую валютно-кредитную эйфорию.

Так, например, жители Поволжья нахватали долгосрочных заимствований в валюте более, чем в 5 раз, а на Урале такие кредиты увеличили свою популярность почти в 7 раз. В остальных регионах, конечно, население спешит за кредитным долларом в меньшей степени, но рост все равно имеется — от 1,5 до 3 раз.

Если в 2016 году банки повсеместно закруглялись с программами по предоставлению займов в иностранной валюте по причине как возросших валютных рисков, так и тотальной непопулярности таковых у граждан страны, то что же заставило народ всего лишь за считанные месяцы небольшого укрепления "деревянного" в корне переломить тенденцию и снова довериться кредитам в заморской валюте на долгосрочную перспективу? Причем все это, невзирая на ужесточение требований к "зеленым" заемщикам и все менее выгодным предложениям по валютному кредитованию. Давайте попробуем разобраться.

Изначальная привлекательность валютных кредитов заключается в более низкой ставке в сравнении с рублевыми. Но при этом выгода у такого заемщика перед тем, кто кредитовался в рублях, тает пропорционально увеличению сроков самого кредитования. В особенности это касается тех, кто собрался заимствовать на срок от двух лет и выше или, например, решил обременить себя валютной ипотекой.


Фото: соцсети

В нашей стране что-то там выиграть на валютном долгосрочном кредите просто нереально, а потерять — это всегда пожалуйста. В первую очередь такие заемщики напрочь забывают о волатильности валютных курсов, в особенности курса самого рубля, который, как я и объяснял в предыдущей статье, находится исключительно под влиянием внешней конъюнктуры, а никаким внутренним позитивом народное хозяйство страны, к моему глубокому сожалению, пока не обладает. Надеяться в таких условиях на эффект низкой базы и укрепляющийся рубль как минимум несерьезно.

Простой пример.

Небольшое финансовое затишье, и кажется, что кризис 2014—2015 годов вроде бы миновал: рубль крепчает, экономике страны пророчат подъем, а доллар даже немного просел. Предположим, что некие Вася и Петя решились взять кредиты в размере 1000 рублей на 10 лет. Изучив различные варианты, Петя решил взять рублевый кредит по ставке 15 % годовых, а Вася сделал выбор в пользу долларового займа под 9 % годовых.

Переплата по кредиту у Васи составит 520 рублей. В итоге тот вернет банку 1520 рублей.

Переплата по кредиту у Пети составит 936 рублей. Петя вернет банку 1936 рублей.


Фото: dengivsetakipahnyt.com

На первый взгляд кажется, что Вася отыскал более выгодное кредитное предложение на целых 416 рублей. Ведь курс доллара закрепился в диапазоне 59 рублей. Петя ежемесячно платит по 16 рублей, а Вася 21 цент, или 12,6 рубля. Вася не будет переживать, даже если доллар немножечко укрепится, ведь его процентная ставка все равно ниже, а значит, небольшое валютное колебание будет нивелировано. Петя полностью уверен, что разбираться с кредитом ему станет легче, ведь его сумма ежемесячной выплаты останется меньшей, чем у друга.

Но вдруг доллар стал укрепляться каждую сессию и за несколько недель добрался до отметки 80 рублей, а падать вроде и не собирается. Как такое может с нами случиться совсем скоро и каковы предпосылки, я уже писал ранее.

В пересчете на новый курс Васе теперь уже совсем не помогает его меньшая процентная ставка, хотя формально в долларовом эквиваленте он продолжает вносить ежемесячно тот же 21 цент. Из-за колебания курса его кредит стал дороже, чем у Пети. Ведь ежемесячная выплата перевалила за 17 рублей, а сам кредит в итоге стал дороже, чем у друга, на 150 рублей.

Такая ситуация заемщика Васю сразу же перестает устраивать, поскольку оставшуюся часть долга выплачивать еще целых 9 лет.

Может быть, Васе стоит надеяться, что курс рубля хотя бы через несколько лет вновь понизится до докризисных значений или даже провалится ниже? Нет. График динамики курса рубля по отношению к доллару это хорошо доказывает, а главными причинами этому являются наша ежегодная инфляция и сырьевая зависимость экономики.

А вот новое падение рубля и, может быть, даже не одно, за кредитные сроки Васи и Пети вполне может случиться. В итоге кредит Васи может обойтись дороже и в 2, и в 3 и даже в 4 раза.

Помните, сначала в 2008 году, а потом вновь после небольшой передышки в 2014 году, все те, кто нахватал себе валютных кредитов, особенно ипотечных, в буквальном смысле просто рвали на себе последние волосы от того, что их ежемесячные платежи по займам выросли более, чем в 2 раза. Плакаты и пикеты, требования и угрозы в адрес ЦБ — все это совершенно не оправдывает собственную безграмотность или намеренный шаг к долгосрочным валютным займам при существующих колоссальных рисках. Почему я так считаю?

Просто потому, что для банка абсолютно любой кредит в абсолютно любой валюте является не меньшим риском, чем для самого заемщика. Доллар снижается — банк недополучает прибыль от закредитованных валютных клиентов. Доллар растет — банк недополучает прибыль от выданных рублевых займов. В обоих случаях банк рискует не только своей прибылью, но и может остаться с клиентом, неспособным вернуть долг. Оно ему надо? Нет.


Фото: ТАСС

Означает ли это то, что валютный кредит есть непременное зло, от которого население страны нужно навсегда избавить? Думаю, что скорее нет, чем да.

Во-первых, потому, что любые искусственные валютные ограничения финансового рынка могут подтолкнуть экономику страны к новым диспропорциям и спровоцировать рубль к очередному пике.

Во-вторых, это лишит конкурентных преимуществ тех, кто имеет доход в валюте. Например, предпринимателей, экспортирующих свои товары или услуги. Таковым окажется невыгодно зависеть от валютного курса и каждый раз нести потери при конвертации одной денежной единицы в другую.

В-третьих, валютный долг может быть удобен тем, кому необходим краткосрочный заем. Вот тут как раз и можно получить более выгодный кредит за счет того, что на ближайшую перспективу незначительное снижение курса национальной валюты может быть компенсировано изначально меньшей процентной ставкой по кредиту.

В-четвертых, валютный кредит даже на долгосрочную перспективу может быть удобен тем, кто способен незамедлительно и полностью его закрыть в случае первых кризисных проявлений или имеет страховку по валютному риску, защищающую от любых колебаний выше определенного установленного в договоре порога. Правда, в таком случае и сам кредит оказывается куда менее выгодным.

Вообще, сейчас с любым кредитом стоит повременить. Но, если уж и решились на заем, то брать его желательно в той валюте, в которой вы получаете доход. Если это рубли, то брать кредит именно в рублях. И пусть тут не смущает более высокая процентная ставка. Она с лихвой компенсируется реальной инфляцией "деревянного". А если уж кредит долгосрочный, то будьте уверены, что в наших экономических реалиях он всегда окажется выгоднее любого валютного. И вот почему.


Фото: соцсети

Меня окружает множество людей, которые в начале 2000-х взяли кредиты на развитие бизнеса или ипотеку на сроки от 15 до 25 лет и совершенно спокойно расплачивались за них, причем без потери в качестве жизни. Их успех заключается в том, что взяли они именно рублевые кредиты в начале обозначившегося экономического роста, а не полной стагнации, как сейчас. Тогда зарплаты росли, а не снижались, инфляция не съеживалась запредельно от повального сокращения спроса, а стимулировала тот самый рост. В таких условиях месячная плата за ипотеку в течение 5—7 лет постепенно сравнялась с недельными тратами на продукты.

Согласно Росстату, последний экономический кризис оставил более полумиллиона россиян в сложном положении именно от того, что взятый кредит являлся валютным.

Означает ли это, что правительству в целом необходима новая программа, способная поддержать российских граждан в стремлениях расправиться со своими валютными долгами и выйти из затруднительного положения? Думаю, что нет. С одной стороны, заемщик сам предпочел изначально более низкую процентную ставку, игнорируя большие потенциальные риски. С другой стороны, если выбор был сделан по причине собственной финансовой неграмотности, то вообще не имеет смысла искать виноватого, кроме себя самого.

Единственное, над чем в данном случае необходимо работать правительству, так это в выработке таких инициатив, которые наконец-то сделали бы само кредитование доступным для большинства россиян. Ведь ставки по ним просто неимоверно высокие. Это губит всю экономику, начиная от жилищного строительства и заканчивая обрабатывающими отраслями. Когда предприниматели получат "недорогие деньги" для своих стартапов или на расширение бизнеса, а ипотека перестанет быть чем-то нереальным или адским бременем для тех, кто на нее все же отважился, тогда можно будет надеяться на какой-то экономический рост.

Пока этого не произойдет, правительство от кризиса к кризису будет искать лишь способы вновь реструктурировать кредиты тех, кто по собственной неграмотности или недооценке рисков угодил в валютный долговой "капкан". А из самого "капкана" мы снова услышим крики с требованиями "избавить от пени", "спасти от выселения", "помочь бизнесу" и т. п.

Сам тренд на увеличение доли валютных кредитов, взятых населением страны в 2017 году, мне совершенно непонятен. Привлекать заемные средства в кризисный период, да еще и в иностранной валюте как минимум ошибочный шаг. Стоит обратить внимание хотя бы на то, что иностранные банки приступили к распродаже рублей, капитал вновь намылился бежать из страны в "тихую гавань", а спрос на рублевые ОФЗ скатывается вниз.

Надеяться потом на рефинансирование действующих валютных кредитов? Тоже не имеет смысла, разве были те, кому когда-либо нравились условия нового договора?

Зачем же тогда россияне спешат скорее влезть в валютные долги? Казалось, что кризис 2008 года народ научил, кризис 2014 года знания должен был закрепить… Ан нет, число упорно готовых вновь встать на те же грабли только растет. Выходит, даже собственные ошибки нас ничему не учат?

Общественный деятель
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх