11986

Для спасения нации снова облигации

Фото: wikipedia

Тенденция к поступательному увеличению объемов внутреннего государственного долга при относительной стабильности внешнего наметилась еще в начале 2009 года, когда правительству в поисках выхода из мирового финансового кризиса фактически ничего другого и не оставалось. В итоге к концу 2012 года он вырос в 2,8 раза, а государственные гарантии РФ – почти в 9 раз. Несмотря на то, что общий объем долга смело перешагнул десятипроцентный рубеж к имеющемуся ВВП уже к концу 2013 года, эйфория от вновь взлетевшей цены на нефть ошибочно заставила тогда всех думать только о хорошем. А через год новый кризисный удар, подкрепленный затем ещё и санкциями. Объёмы внутренних заимствований резко возросли новой порцией – с 5 млрд рублей до 7,3, а вместе с тем и сам госдолг по отношению к ВВП превысил 13%.

Чиновники у нас любят прикрываться или даже порой восторгаются тем, что в этот сложный для страны период объемы растущего госдолга продолжают оставаться небольшими в сравнении с развитыми странами западного мира. Дескать, смотрите какие мы молодцы на фоне того, что "в США и странах ЕС госдолг переваливает за 60% к ВВП, нам с нашими прогнозными 15,7% на конец 2019 года вообще переживать нечего". На самом деле было бы чем гордиться. Почему?

Если абстрагироваться от задолженности как от процентного отношения к ВВП, а просто выразить её в денежном эквиваленте, то сразу возникает один вопрос: почему в списке лидируют Штаты, если по факту данная страна является одним из лидеров мировой экономики? Всё дело в том, что между уровнем развития государства и определенным ростом объема задолженности есть прямая связь. Те государства, экономики которых считаются наиболее передовыми, сталкиваются с профицитом бюджета гораздо чаще, а значит, и в долги они будут влезать едва ли не постоянно. Просто потому, что реальные темпы роста позволяют легко привлечь дополнительные финансовые ресурсы, а риски непогашения своих долговых обязательств практически отсутствуют, ведь и обслуживать взятые ссуды не представляется проблемой.


Фото: depositphotos

А вот у развивающихся стран, наоборот, с привлечением средств для перекрытия дефицита бюджета государства, особенно в кризисный период, всегда были проблемы, поскольку с каждым новым заимствованием растут пропорционально и риски. Именно поэтому теперь России получить ссуду на международном рынке на адекватных условиях практически невозможно. А тут еще и санкции. Следовательно, очередное внутреннее заимствование государства являлось едва ли не единственно верным решением.

В 2015 году правительству было необходимо срочно взять под контроль очередной виток инфляции, постараться предотвратить массовое бегство капитала из страны, заставить потенциальных инвесторов отказаться от стратегии валютных депозитов. Так Минфин решился, пожалуй, на один из самых значимых шагов – выпуск облигаций федерального займа с защитой от инфляции (ОФЗ-ИН).

Главным достоинством ОФЗ-ИН была фиксированная ставка купона при постоянно индексируемом номинале бумаг. Раз инфляция постоянно "подъедает" деньги, то никакому инвестору к завершению сроков облигаций будет совершенно не интересен первоначальный размер номинала по причине несоответствия покупательной способности моменту выпуска, если он не будет индексироваться. Принимается решение впервые выпустить бумагу, которая будет индексироваться на величину именно реальной инфляции. И тут Минфин не прогадал.

Будущим держателям таких облигаций такой ход сразу понравился: пошла вверх инфляция – растет и цена бумаги вслед за ростом потребительской корзины. Если инфляция остановилась, то тоже неплохо – ведь купоны умножаются на номинал до этого момента.

С позиции долгосрочных потенциальных инвесторов получался постоянный реальный положительный доход, а значит, даже в кризисных условиях защита накоплений на длительный промежуток времени обеспечена. Кроме того, у таких облигаций потрясающая ликвидность в сравнении с банковскими депозитами, при расторжении которых теряются ощутимые проценты.


Фото: соцсети

Ну, и государство получает жизненно необходимые средства на латание бюджетных дыр. При всём этом, несмотря на мой крайний скептицизм в денежных "играх" с нашим государством, никаких явных опасностей в такой схеме вроде бы не было.

Да и сам Минфин "в шоколаде", поскольку низкая ставка купона позволяет легче обслуживать текущий долг, а сами платежи по купонам получаются в меньших объемах, нежели по стандартным ОФЗ. Конечно, от проиндексированного номинала никуда не убежишь в итоге, но тогда, может, и санкций не будет, а посткризисная экономика наконец-то попрощается со стагнацией и вырулит на долгожданный рост.

Конечно, пара-тройка недостатков всё же имелась.

Первый связан с тем, насколько точно считает инфляцию Росстат, который в расчетах порой явно лукавит. Но тем не менее такие облигации все равно являются хорошей возможностью если не приумножить, то хотя бы сохранить свои сбережения.

Второй предполагает открытие брокерского счета для получения возможности приобретать данные бумаги на бирже Москвы. Это явилось главным барьером на пути своевременного вывода "из-под подушек и матрасов" средств населения. Открывать брокерский счет, отдавать деньги в доверительное управление… Всё это не для уровня финансовой грамотности большинства наших простых граждан.

Третий недостаток заключался в том, что расставаться со своими кровными на столь длительные сроки в условиях неопределенности многие были не готовы, а среднесрочных займов на таких условиях не предполагалось.

Хотя стоит отметить, что ОФЗ-ИН сразу же разошлись и уже к апрелю 2016 года номинал бумаги был равен почти 1050 рублям вместо заявленной тысячи. В целом, как инструмент защиты инвесторского капитала от инфляции в период экономической и геополитической напряженности 2014-2016 годов, ОФЗ-ИН себя отлично оправдали.


Фото: соцсети

На сегодня перед силуановской конторой по-прежнему остались две задачи:

- Создание удобного инструмента ОФЗ, чтобы его могли понимать даже пенсионеры и малограмотные.
- Суметь переплюнуть по доходности и привлекательности банковский депозит.

Задачи непростые, особенно с учетом того, что показатель вовлеченности населения в фондовый рынок практически нулевой и любая инициатива государства в этом направлении сразу же воспринимается как "попытка залезть в чужой карман". А что делать? Увы, такова исторически "подмоченная" репутация государства в глазах населения по финансовым вопросам.

И вот в рамках сочинского инвестиционного форума 2017 глава Минфина Антон Силуанов заявляет о том, что министерство планирует в середине весны выпуск новых ОФЗ, теперь доступных каждому.

Мне было крайне интересно, что же предложит на сей раз населению Минфин, который всё никак не дождется роста цены на нефть. К тому же, по мнению ЦБ, на депозитах в российских банках "морозятся" без дела приличные суммы.

Сам Силуанов из предстоящего выпуска ОФЗ делать никакой тайны не стал, констатируя, что "инструмент выпускается на три года, а каждый новый выпуск будет происходить раз в полгода". Возможно, будет предоставлена и возможность расстаться с бумагами" раньше заявленных сроков, но с урезанием части доходности.


Фото: globallookpress

Лимит на приобретение таких ОФЗ в одном выпуске составит 25 млн рублей, а стартовая отметка ограничена 30 тысячами "деревянных". Предполагается, что Сбербанк и ВТБ предоставят всем физлицам возможность приобрести такие бумаги под 8,5% годовых.

Теперь о главном. Какие выгоды Минфину, а какие населению?

Понятное дело, что прямая цель Минфина – получение в распоряжение дополнительных финансовых средств, которые могут быть направлены на покрытие бюджетного дефицита. При этом вышеупомянутое министерство распинается о том, что сами заимствования второстепенны, а главным является "повышение финансовой грамотности населения и их стимулирование к среднесрочным сбережениям".

Самое интересное, что если население внезапно начнет становиться финансово грамотным, то успех данных ОФЗ будет стремиться к минимуму.

И вот почему.

Во-первых, несмотря на то, что купонный доход по государственным облигациям не облагается налогом, не стоит упускать из виду факт невозможности продажи будущих "народных облигаций" другому лицу и осуществления транзакций по ним.

Несложно представить себе ситуацию, в которой нельзя терять ни минуты: "грянул гром" - рухнула нефть, рубль падает, доллар ползет вверх каждую сессию, девальвация национальной валюты, инфляция. Если у вкладчика имеется банковский депозит, то по закону банк обязан выдать денежные средства по первому требованию, пусть и возможно с каким-то урезанием процента по доходу. В случае с "народной" ОФЗ это уже будет проблематично, поскольку предъявить бумагу к выкупу эмитентом можно будет не раньше, чем через год. И что мешает оставить новую ОФЗ ликвидной подобно ОФЗ-ИН 2015 года? Боязнь спекуляций? Или всё же предчувствие того, что потенциал дальнейшего укрепления рубля исчерпан? Думайте сами.


Фото: depositphotos

Во-вторых, средняя доходность 8,5% при трехлетних сроках изначально вызывает опасения. Если Минфин всё же решится предоставить возможность расстаться с ОФЗ по прошествии года с полным сохранением доходности, то ещё куда ни шло. Но пока в планах 8,5% предполагается лишь на весь срок, а на год только с урезанием процентов. Учитывая темпы роста реальной инфляции, вообще, на мой взгляд, получается неинтересное предложение. Вложиться, чтобы ничего не заработать и в лучшем случае не потерять? Надо ли?

В-третьих, схема реализации через банки вроде бы проста, но какой смысл банкам, предлагающим фактически аналогичный процент доходности по депозитам, проталкивать населению ОФЗ себе в ущерб? Для того, чтобы банковским вкладам не была составлена конкуренция, доходность по трехлетним "народным ОФЗ" должна быть не менее 10-11%. Тогда простым смертным занимать государству, может быть, и станет интересным делом.

В прошлой статье я упоминал о том, что ставка на финансовый сектор в роли локомотива для роста экономики страны преувеличена. При этом, как ни крути, какая-то, пусть и маломальская, часть банковских вкладов всё же попадает в экономику, хотя бы в виде кредитов бизнесу. Похоже, у апрельских заимствований по "народным" ОФЗ четко прослеживается лишь одно назначение – новый способ латания финансовых дыр в области социальных гарантий, вместо какого-либо спланированного и целенаправленного индустриального займа. Не означает ли это, что Минфин стремится забрать у экономики последнее, на что она теоретически может рассчитывать? Если так, то, проев последнее народное, что будем делать дальше?

Общественный деятель
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх