21036

Рублю расти нельзя ослабнуть

Фото: depositphotos.com

С приходом февраля российская валюта стала уверенно отыгрывать у "зеленого" утраченные ранее позиции, существенно укрепляясь едва ли не каждую торговую сессию. Казалось бы, не этого ли страна так долго ждала? Ведь в разгар кризиса правительству пришлось задействовать целый комплекс антикризисных мер, направленных на поддержку рубля и спасения населения от разбушевавшейся инфляции.

Помнятся и заявления премьер-министра страны в апреле 2015 года о том, что "по мере улучшения дел в экономике будет происходить укрепление рубля". А глава ЦБ неоднократно заявляла, что с новыми всплесками курса "деревянного" по отношению к валюте янки покончено. Министр экономического развития, призывая иностранный бизнес к инвестициям в Россию на последнем Гайдаровском форуме, твердо констатировал, что "рублевые активы сейчас являются самыми предпочтительными и крепкими в мире".

Теперь же всё наоборот: в Минсельхозе внезапно заявляют, что "крепкий рубль – серьёзная проблема"; в Минфине обеспокоены новыми максимумами отечественной валюты, ведь там считают, что её рост "приведет к снижению конкурентоспособности нашей промышленности"; а Центробанк и вовсе спешит приступить к валютным интервенциям, чтобы ослабить рублевые позиции.

Складывается ощущение, что правительство есть некий "Вовка в тридевятом царстве", который уже второе десятилетие не может определиться, куда же ставить запятую в предложении "рублю расти нельзя ослабнуть". В чем же сложность такой "задачки"?

Февральская ситуация с курсом рубля, который целиком и полностью привязан к ценам на нефть, удивила всех – цены на нефть, по сути, топчутся на месте, а рубль укрепляется и укрепляется. Как так?

Однозначно ответить на этот вопрос пока не представляется возможным, но обозначить наиболее вероятный сценарий развития таких событий можно уже сейчас.

К весне предприятиям всегда требуются рубли для расчетов с бюджетом, а значит, традиционно возрастает спрос на национальную валюту. Если это является основным фактором роста рубля, то зачем переживать? Явление временное – как прихватило, так и отпустит, а возврат к доллару за 65 рублей случится сам собой уже в апреле. Но от крепнущего рубля внезапно заёрзал и Минфин, и Минсельхоз, и Центробанк, и все другие сразу. Тут сезонным спросом на российскую валюту явно не пахнет.

Валовый внутренний продукт в 2016 году сократился на 152 млрд руб. по сравнению с предыдущим годом. При этом если структурировать валовую добавленную стоимость по видам экономической деятельности, то в оптовой и розничной торговле провал совсем ощутимый – минус 313 млрд рублей, а в обрабатывающих производствах и добыче полезных ископаемых рост почти нулевой.

Так за счет чего же укрепился рубль? Тут всё просто и очень сложно для экономики страны одновременно. У обнищавшего населения нет денег покупать продукцию, отечественные производители и предприниматели не имеют средств к налаживанию выпуска новой продукции, импортёры страдают от нехватки финансов для закупок. Если раньше для нас сложность была в том, чтобы продать товар, конкурируя с импортом, то теперь сложностью являются сами деньги – их нет. Проще говоря, специфика данной стадии кризиса в том, что в стране нет никакого недостатка в товарах, как, например, ранее гречки или соли, дефицитом стали сами деньги.

Взлетевшие в 2015 году на пиковых курсах доллара цены падать совершенно не спешат, да и нет у них такой возможности, ведь показатели прибыли в розничной торговле неуклонно снижаются.

Люди не могут перестать покупать вовсе, но они будут покупать меньше и вынуждены сокращать свои расходы. Этим объясняются и оставленные без внимания скидки производителей цифровой техники, и снижение спроса на новые автомобили, и всё остальное потребительское затишье.

И вот как результат – сильный рубль. Просто потому, что в сложившихся условиях отсутствия как спроса, так и сбыта он стал важнее любого производства товаров.

С укреплением рубля у народа начинает просыпаться желание больше покупать. И не затем, что он приберёг сбережения в кубышке и теперь решил ими воспользоваться, а потому, что в условиях сильной зависимости от импорта на дорогой рубль вы купите банально больше.

Простой пример.

Пусть до кризиса вы получали 10000 рублей, а доллар стоил 35 рублей. В долларовом выражении вы получали примерно 285. Если доллар будет стоить 65 рублей, то ваши доходы станут равны 154 доллара. Следовательно, чем крепче рубль, тем толще ваш кошелек, а импортный телефон уже не покажется вам безумно дорогим. Почему бы не приобрести? Падает рубль – тут уже не до телефона, тут на еду бы хватило.

Но вот ведь удивительное дело – сильный рубль при дешевой нефти очень быстро может лишить вас не только мечты о новом мобильнике.

Государство получает большую часть доходов в бюджет в рублях от продажи углеводородов, но по курсу от продажи долларов. Когда нефть била рекорды отметками за 100 долларов за баррель, а сам "зеленый" равнялся 35 рублям, бюджет страны получал примерно столько же "деревянных", сколько и при нефти за 55 долларов за баррель и курсе американской валюты, равной 63 рублям.

Я думаю, вам не сложно будет посчитать, сколько будет недополучать бюджет страны, если нефть "зависнет" на 55-долларовой отметке, а рубль продолжит удерживать отметку 57-58 рублей? Отсюда и минфиновское беспокойство, а вместе с ним и сегодняшняя паника в остальных министерствах.

Зачем же было гнаться правительству за укреплением рубля в 2015-м и начале 2016 года, пусть бы так и висел на отметках в 70-80 рублей за "бакс". Тот запредельно дешевый рубль мог в итоге привести к такому рублевому профициту бюджета, что пойманный виток инфляции был бы просто неуправляемым.

Но вернемся к сегодняшней ситуации, она во всём иная. Внутренний долг страны неуклонно растет, рубль крепнет, а нефть торгуется на одних и тех же отметках, дыра в бюджете больше. Значит, придётся опять задействовать и без того оскудевшие резервы. А после окончания таковых - что? Страшно представить.

Интересным представляется раскрыть суть беспокойств руководителей министерств.

Глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев считает, что "укрепление рубля к доллару негативно сказывается на потенциале сельского хозяйства". Почему?

К сожалению, сельское хозяйство нашей страны в большей степени ориентировано на экспорт. А тут вдруг сильный рубль. При таком раскладе экспортировать, например, зерно становится менее выгодно – меньше рублей на выходе. К тому же внутренние цены вынуждены будут корректироваться сторону понижения, переизбыток зерна при этом будет только расти. Для Минсельхоза такое течение событий будет серьезным ударом.

Максим Орешкин, недавно возглавивший Минэкономразвития России, считает, что "тенденция к укреплению курса рубля носит сезонный характер" и является краткосрочной, не связанной с фундаментальными факторами.

Также министр добавил, что в министерстве и правительстве будут "внимательно следить за ситуацией" и при необходимости - реагировать.

Я думаю, подобных заявлений от разного рода высокопоставленных чиновников будет ещё очень много. Финансовый рынок очень чувствителен к громким заявлениям, а значит, и слова "больших людей" способны приостановить рост рубля. Причем стоит каждое слово гораздо дешевле, чем золотовалютные резервы при непосредственном влиянии правительства на курс с помощью финансовых интервенций.

В Минфине высказывания об опасности сильного рубля мы слышим еще с середины января. И при каждом удобном случае чиновники министерства не упускают возможности вновь обосновать необходимость девальвации национальной валюты. А министр финансов Антон Силуанов еще с конца ушедшего года констатировал, что "для нашей промышленности дальнейшее укрепление рубля приведет к снижению конкурентоспособности".

Правы или неправы высокопоставленные чиновники и правительство в целом, заявляя, что рубль необходимо "ослабить"?

Вроде бы правы. Всё дело в том, что наша экономика, несмотря на все потуги правительства, продолжает быть ориентированной на экспорт сырья, а большая часть доходов бюджета состоит из углеводородов. Крепнущий рубль на фоне застывших цен на нефть начинает поступательно сокращать доходы сырьевых монополий, гонящих за границу нефть, газ, металлы, лес, зерно, уголь и всё остальное сырье. А значит, мы получаем новый удар по и без того дефицитному бюджету и растущему госдолгу.

Но делает ли правыми чиновников тот факт, что если бы государство в большей степени зависело от собственного рынка и в меньшей степени от экспорта сырья, то укрепление национальной валюты не угрожало бы национальной экономике, а несло бы положительный эффект? Вряд ли.

Но у нас нет ни собственного рынка, ни собственной сильной экономики. С таким фактом любой чиновник всегда остается неправым. Хорошо хоть это понимают теперь в правительстве, раз задумались не только о финансовых "подушках безопасности", но и о реформах, способных помочь оздоровлению народного хозяйства. Это я о недавних "продуктовых карточках". Но одной программой точечной социальной поддержки экономика страны сыта не будет – нужно что-то решать дальше.

Пока же сильный рубль совсем не выглядит достижением, а слабый добавляет в перспективе еще больших проблем, ведь для населения он только обуза.

Экономике страны, чтобы начать движение вперед, как глоток спасительного воздуха нужен исключительно стабильный рубль. Все остальные валютные "американские горки" или "русские качели" ведут нас только в тупик.

Общественный деятель
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх