9036

Собаки могут быть крайне опасным оружием

Гибель пенсионерки в Москве и ребёнка на Урале должны стать уроком для всех
Гибель пенсионерки в Москве и ребёнка на Урале должны стать уроком для всех

Волосы дыбом встают от февральских новостей: в центре Москвы собаки растерзали 80-летнюю женщину, а в Свердловской области псы загрызли маленькую девочку. Описание этих ЧП в СМИ похоже на строчки из сценария для фильма ужасов. Лязг клыков, ручьи крови и отчаянные крики – которые никто не услышал, не пришёл на помощь.

Наверняка новость о смерти пенсионерки от укусов собак прошла бы незамеченной, такие случаи у нас в России, увы, не редкость. Общественный резонанс вызвало то, что беда случилась на улице Казакова, в самом центре Москвы. До Кремля – всего полчаса пешком, звёзды на башнях видно. Территория, на которой произошло ЧП, относится к Министерству спорта. И бабушка, погибшая там, оказалась не простой пенсионеркой: Валерия Игоревна была вдовой известного актёра и диктора Кирилла Ваца. Собаки, охраняющие двор министерства, загрызли её среди бела дня, около одиннадцати часов утра.

Вот что сообщила журналистам старший помощник руководителя ГСУ СК РФ по городу Москве Юлия Иванова: "На теле женщины обнаружены множественные рваные раны, характерные при нападении животных. Установлено, что сотрудники охранной организации использовали четырех собак для охраны указанной территории".

 

Заметьте – сторожевые собаки несут службу в самом сердце Москвы, охраняют двор федерального министерства! Абсурд, отрыжка ГУЛАГа, немыслимая для XXI века: сейчас масса электронных систем, которые позволяют надёжно следить за периметром. И стоят они куда дешевле, чем содержание собак и охранников.

С электронной системой охраны ценностей мне пришлось лоб в лоб столкнуться в национальном художественном музее в Швеции. Там в залах нет привычных нам бабушек-смотрителей, но стоит приблизить объектив фотоаппарата к любому из шедевров ближе допустимого или попытаться тронуть рукой, звенит сигнал. Появившийся откуда-то улыбчивый охранник вежливо попросил меня быть осторожнее, и конфликт был исчерпан.

Даже возле тюрем в Скандинавии не услышишь лая: периметр и ворота охраняют при помощи электроники. У нас же в России, помнится, МВД лет пять лет назад планировало увеличить штат служебных собак на сорок процентов. Собаки в полиции стран ЕС, конечно, тоже используются, но задачи у них, как правило, не связаны с охраной периметра. Псы задействованы для поиска взрывчатки, наркотиков, следа преступников или потерявшихся людей. Наверное, многие туристы заметили, что на европейских таможенных и пограничных постах всё чаще встречаются не немецкие овчарки, а спаниели и лабрадоры. Однажды в Испании я спросил кинолога, который вместе с маленьким спаниелем осматривал наши чемоданы – почему у него на поводке кокер, ведь овчарка бы справилась с задачей лучше. Полицейский рассмеялся: "Чтобы вы не пугались!"

Наверное, именно в страхе весь корень нашей российской собачьей проблемы. Целые поколения жили в постоянном ожидании опасности – история научила нас, что врагом может оказаться даже сосед. Поэтому и городим железные заборы на своих шести сотках, хотя куда красивее и функциональнее живая изгородь из кустарника. За последние двадцать лет почти в каждом подъезде появились бронированные двери. Ну а в иных квартирах (и в моей тоже) на входе стоят по две стальных двери.

"Это преграда лишь от честных людей, - объяснял мне участковый инспектор, рекламируя электронную сигнализацию. – Любой замок вор может вскрыть за считанные минуты, а влезть через окно – за секунды: стеклопакет вскрывается куда проще деревянной рамы".

Когда друг опаснее врага

Собаки для нас, россиян, чаще всего не просто компаньоны для души: мы надеемся, что сердитый лай отпугнёт злоумышленников от нашего жилья.

Держим хвост пистолетом, забывая, что натасканный для охраны пёс – тоже оружие.

Каюсь, я тоже собачник, причём с многолетним стажем. Держал и охотничьих, и служебных, и декоративных. Сейчас двенадцатилетний пёс по кличке Бин лежит у моих ног, помогает писать эту заметку. Он абсолютно мирный, никогда не обидел ни одно живое существо, хотя своими мощными челюстями, играя, запросто перегрызёт палку в руку толщиной. Я очень рад, что не дрессировал его по курсу защитно-караульной службы (ЗКС), как своего предыдущего пса, немецкого дога.

Мысль сделать из дога охранника для сына-школьника и дочери-студентки пришла ко мне в начале девяностых. Чанг, так звали пса, прошёл полный курс ЗКС. Инструктор, которому дог порвал через ватный дресс-костюм рукав кожаной куртки, сказал, что будет гордиться таким питомцем.

Навыки охранника пригодились только раз: пёс свалил с ног пьяницу, который пытался угрожать ножом. И однажды едва не стоили мне самому жизни: я лежал без сознания, а Чанг не подпускал ко мне врача. После того случая раз и навсегда понял: собака – это не только друг, но и оружие.

"Собака – словно губка, впитывает в себя то, чему её научишь", - объяснял мне профессор Вячеслав Махмудович Касимов, старейший сотрудник кафедры кинологии института Внутренних войск МВД.

Мне приходилось видеть его питомцев в работе, и это был высший класс дрессировки. Собачий спецназ успешно применялся в Чечне даже в борьбе со снайперами: при маскировке можно спрятать всё, кроме запаха. Смазку оружия тренированные собаки чуют за километр.

У профессора Касимова была шикарная идея - использовать для подобных служебных задач волков. Их носы раз в сто чувствительнее собачьих, выносливость и сила на порядок выше. Но природа выработала у волка нечто вроде предохранителя – у них врождённый страх перед человеком. За шестнадцать лет Касимов смог вывести гибридов волка и собаки, лишенных этого страха.

Получилось нечто вроде идеального солдата, но таким воякам не нашлось место на службе. Причина одна – люди боялись их куда больше, чем немецких овчарок. Даже не все инструкторы смогли преодолеть свой страх.

"Обычные собаки куда опаснее гибридов с волками, у них в генах привычка жить рядом с людьми, - говорил мне профессор Касимов. – Стаи бродячих псов для природы и человека куда страшнее волчьих!"

В деревне Пальмино Таборинского района Свердловской области, где собаки растерзали семилетнюю девочку, именно так и случилось: псы, у которых хозяева, похоже, числились лишь номинально, свободно бегали по улицам, убивали кошек и кур, добывая для себя корм…

Я очень люблю собак и хочу, чтобы общение с ними было безопасным для окружающих. Как добиться этого? Да хотя бы перенять опыт соседней Финляндии. Собаки там в почёте, путешествуя с псом можно запросто снять даже номер в гостинице. Но у каждой собаки должен быть хозяин, каждому щенку вживляется чип с данными о прививках и владельце. Как правило, в финских семьях хвостатые питомцы играют роль компаньонов. Служат не для охраны, а для "согрева" души. Пройти курс защитно-караульной службы в скандинавских кинологических центрах так просто, как у нас в России, нельзя. Главный принцип, по которому живут финны: ваша собака должна быть безопасна для всех. Если возникают проблемы, просыпается агрессивность, то нужно вызвать собачьего психолога, есть такая модная профессия, и он поможет устранить проблему.

Чипизация, то есть тотальный собачий контроль, – это ещё и очень удобно. Недавно вся Финляндия радовалась возвращению пса по кличке Рэму, он заблудился в тумане и попал в Россию.

Его эпопея закончилась в Выборге – ветеринары определили адрес хозяев по данным чипа. Собаку благополучно вернули семье Хииринен, которая живёт в сорока километрах от границы. Девятилетняя Бриттани, хозяйка пса, была на седьмом небе от счастья. Такая вот приятная новость: как хочется, чтобы все собаки в России стали такими же доброжелательными, как рыжий Рэму! Но для этого нужно подобреть нам самим, дорогие соотечественники, наконец-то избавиться от своего многовекового страха. Пусть собака в вашем доме и в вашем дворе будет только другом, а не оружием! А в Министерстве спорта собаки действительно ни к чему. Ну если только парочка пуделей - для допинг-контроля.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх