32270

Такси: нападение по тарифу эконом

Ещё одна социальная история, вспарывающая внешнее благополучие. А мы только начали разбираться, как жить после печальных историй со "скорой помощью" в Петропавловске-Камчатском и пожарной машиной в Санкт-Петербурге. На этот раз в кипящем котле – такси в Москве. Известная песня Боярского тут вряд ли пойдёт в качестве саундтрека. Такси действительно притормозит, но не для самых приятных целей.

На Воронцовской улице между водителем такси и женщиной с двухлетним ребёнком возник конфликт. Из-за того, что ребёнок испачкал автомобильное сиденье. Водитель в грубой, если не сказать жестокой форме приказал женщине очистить следы. Она заметила, что уже и так это сделала, садясь на грязное сиденье, а ноги ребёнка, которого вынесли из квартиры на руках, были чисты. Как отец двух малолетних детей, замечу, что обычно так и бывает – детей носят на руках.

Но даже если не так, то дальнейшие действия таксиста вряд ли объяснимы. Он вытолкал женщину из такси. При этом ребёнок упал и ударился о землю, получив черепно-мозговую травму. Сам таксист скрылся, но его разыскали и возбудили уголовное дело. Уверен, наказание будет.

Но важно понять, из-за чего в принципе случается подобное. И с психологической, и с профессиональной точки зрения. Тем более что печальных случаев с такси в последнее время становится всё больше. Апофеозом тут может считаться преступление таксиста Сергея Соколова, отрезавшего голову пассажирке.

Очевидная проблема заключается в том, что таксисты в Москве – да и в основном по всей России – недовольны своим положением. Реформы не улучшили, а ухудшили данный сервис прежде всего для тех, кто его предоставляет. Сначала таксисты бились за отдельные полосы, которые им не выделили, несмотря на обязательные лицензии, потом – за социальные права и адекватные тарифы.

Но многие фирмы, наоборот, прекратили существование. Их подмяли более крупные, замкнутые главным образом на интернет-приложениях. К слову, злодей-таксист, вытолкнувший маму с ребёнком, работал именно на одно из таких приложений. В результате "мобильные" такси становятся монополистом и начинают диктовать сугубо свои условия. Возможно, для пассажиров они относительно приемлемы, но не для водителей. Например, минимальный тариф составляет 99 рублей.

Но на пять пассажирских минут часто требуется масса времени для того, чтобы приехать к пассажиру. Из этих денег отдать на бензин, в службу – и останешься в лучшем случае ни с чем. А у нас ведь люди стали заказывать такси от дома к соседнему дому. Недавно знакомые таксисты сообщили мне пассажирский рекорд: человек заказал машину на расстояние 36 метров. Добавляем сюда расходы на амортизацию, выплаты за аренду автомобиля и, уж совсем не дай бог, если что серьёзное, вроде аварии. Фирма меж тем наседает, требует выполнения плана заказов.

Таксист становится всё менее прибыльной профессией, но при этом – всё более нервной, стрессовой. Из-за материальных факторов, ясное дело, но и к таким дорожными заторам, как в Москве, адаптироваться в принципе невозможно.

Впрочем, едва ли не ключевым здесь остаётся и поведение пассажиров. Я уже сказал о людях, заказывающих такси от дома к соседнему дому, – исходит подобное из потребительского и вместе с тем гедонистического инстинкта. Люди хотят платить деньги и тем самым чувствовать себя лучше. Люди хотят покупать услуги и тем самым покупать комфорт. Мир стал, конечно, эгоистическим, он утонул в потреблении и погоне за выгодой. Люди делают всё меньше приятных вещей для другого человека просто так. Товарно-денежные отношения заменили отношения человеческие. Любовь можно купить только в салонах и только в плотском её проявлении. Внимание тоже стоит значительных денег. Я тут вспоминаю известный роман Брета Истона Эллиса "Американский психопат", где главный герой, которого точно маркировали в названии, не хочет убивать лишь тех, кто испытывает к нему естественную симпатию.

Люди хотят, чтобы их обслужили, поэтому требуют всё более невозможного от тех, кто работает в сфере услуг. Они думают, что так возвысятся, станут лучше. У меня есть немало знакомых таксистов, работающих в этой сфере десятилетиями, и все они подтверждают одно: клиент стал непозволительно критичен, докучлив, самовлюблён. За 99 рублей – как тут не вспомнить "99 франков" месье Бегбедера? – он хочет купить внимание и заботу как об арабском шейхе. Он хочет, чтобы выполнились все его прихоти, чем изощрённее, тем лучше, и потому выдумывает всё новые задания. Всё – для клиента.

Часто за этим скрывается банальное желание не платить. Вспомните, например, классический случай в Перми, когда девица, чтобы не дать таксисту денег, хотела заявить о попытке изнасилования. Социальные сети забиты диковатыми роликами со странным, почти паталогическим поведением людей – особенно молодых девиц, которые подначивают, а зачастую изгаляются над водителем. И причина здесь глубоко внутри – они не видят в нём человека, но видят извозчика без лица, без души, без психики. За 99 рублей люди часто хотят приобрести не услугу, а раба.

Вспомним и образ таксиста в значимых произведениях искусства. Например, в "Ночных дорогах" Газданова. Или в "Таксисте" Скорсезе. С кем работали там водители такси? С низами, с маргиналами. Они выходили в ночь и видели всё непотребство оборотной стороны жизни города: от проституток и наркоманов до обездоленных и разбитых. Колеся дно, сложно не испытать то, что называют профессиональной деформацией, как у врачей, сложно не подвергнуться эмоциональному выгоранию.

Это бич всех профессий, связанных с людьми, но в случае таксистов наслаивается масса психологических особенностей. И, конечно, работать в такси должны люди как минимум стрессоустойчивые, а как максимум психологически подготовленные. Ведь часто от таксиста зависит жизнь: будь то неожиданный конфликт с преступником или необходимость моментально довезти роженицу в роддом (или самому принять роды). Таксист, как говорил мне человек, проработавший в этой сфере больше 30 лет, это призвание, познать, развить которое, как бы это ни звучало, под силу далеко не каждому.

Однако в такси может пойти - и идёт - работать едва ли не каждый. Тот, который зачастую не может найти себя в иных сферах. Много людей, которые понесли серьёзную утрату (любовную, бизнес и др.), идут в такси. Много тех, кого не берут ни на какую другую работу. Собственно, и героя "Таксиста" в исполнении блестящего Роберта Де Ниро взяли-то лишь в такси. И был он не в лучших моральных кондициях.

Выкинутые на обочину жизни везут людей. Таксопарк становится местом отверженных, потерянных – я сейчас не о всех, конечно, – а должно быть ровным счётом наоборот, потому что это крайне насыщенная людьми и крайне ответственная сфера жизни.

Безусловно, всё это не апология поведению таксиста на Воронцовской улице. Скорее наоборот. Потому что за любыми трудностями, за любыми стрессами важно прежде всего видеть перед собой человека, а не клиента и не раба. Важно не переходить за черту вседозволенности, когда клиент чувствует себя выше лишь потому, что платит деньги. Но в то же время нельзя и водителю доминировать, возвышаться, руководствуясь лишь тем, что он везёт, управляет ситуацией и может смухлевать, решить сам, а за это ему, как часто бывает, ничего не грозит.

С точки зрения же законодательства, нам ещё раз необходимо пересмотреть реформу такси, не монополизируя данный рынок, не превращая людей, работающих на нём, в рабов корпорации.

Тогда и поездка станет не путешествием на край ночи, а взаимовыгодным предприятием вежливых, достойных людей, где один помогает другому, а тот благодарит его за это. Да, определённо, благодарность - то, чего нам не хватает во всей этой истории. Впрочем, не только в этой.

Писатель, публицист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх