1608

Последний Новый год без хамона и пармезана?

Почему новая американская администрация хочет отменить антироссийские санкции и готовы ли мы к этому
Почему новая американская администрация хочет отменить антироссийские санкции и готовы ли мы к этому
Фото: Globallookpress

Скоро наступит новый, 2017 год. В последнее время все сложнее и сложнее загадывать, каким он будет – новый год. События последних лет еще больше демонстрируют, что невозможное может внезапно стать возможным, а все ожидания, наоборот, оказываются напрасными. Одно можно сказать однозначно: скучно не будет. Мы вступаем в эпоху перемен планетарного масштаба, которые знаменуют собой смену исторических циклов. Что там говорить – уже вступили, если кто еще не заметил.

Уходящий год принес немало неожиданностей, от Brexit до победы Трампа – все они так или иначе символизируют новый вектор в мировой истории, который может изменить международную конфигурацию политических сил. Не секрет, что этого ждут люди на всех континентах, которым надоел однополярный мир, установившийся после окончания холодной войны, мир, который привел к фактическому ее возобновлению, факт которого западные политики уже не отрицают.

Но к власти в западных странах постепенно приходят новые элиты, которые не хотят ни холодной, ни тем более, упаси боже, "горячей" войны. Элиты, которые по горло сыты искусственно раздутым глобализмом, которые боятся утратить идентичность. И они готовы принимать идентичность других такой, какая она есть. В том числе и идентичность России, которой на протяжении долгого времени пугали детей, и они росли клиническими антикоммунистами и русофобами, которую представляли в образе свирепого медведя, грозящего поглотить половину мира, а если его не остановить – то и весь мир целиком. В первую очередь идентичность России, без которой самая большая страна на планете превращается в полуколонию, вместо самодостаточного партнера, с которым хочется взаимодействовать, торговать, дружить, вместе решать общемировые проблемы.


Фото:depositphotos

Процесс создания общего пространства давно назрел. Это нужно России. Это нужно Европе. Совсем недавно мы рассуждали о гипотетическом едином экономическом пространстве от Владивостока до Гибралтара. Совсем недавно готовились перейти с Европой на безвизовый режим. Но все изменил 2014 год, украинский кризис, вбитый между нами клином, санкционное противостояние, переходящее в полноценную холодную войну.

Казалось бы, нас просто столкнули деятели из Вашингтона, которым категорически не нужно было никакое сближение России и Европы. Казалось бы, там за океаном радостно потирают ручки, глядя на все это: им-то терять нечего, американские потери от санкционной войны по сравнению с европейскими – пшик.

Но не все так просто и однозначно. И в Америке нашлись люди, которые осознают, что это тупик: не только санкционная война с Россией, но и сама американская политика силового подчинения и доминирования на всей планете. Оказалось, что у Америки куча собственных проблем, с решением которых роль "мирового полицейского" никак не совместима. Напротив, роль эта превратила Америку в заложника собственных амбиций. И Америку решили сделать снова великой. В другом смысле. Не в смысле великого "полицейского". Это не значит, что Штаты готовы резко развернуть свою экспансионистскую политику, это значит, что они готовы пересмотреть некоторые пункты своей повестки дня, которые откровенно мешают двигаться вперед. В первую очередь – во взаимоотношениях с остальным миром. И в первую очередь – с Россией, которая последние два года наглядно демонстрирует, что с ней неплохо бы считаться при решении острых международных проблем, а попытка их решения без России, в обход России – ни к чему хорошему не приведет.

Итак, я снова о санкциях. О них, родимых. И еще про Новый год.

Есть у меня некоторые гастрономические слабости. Одна из них – французские сыры. Правильнее, наверное, сказать – были, ибо с 2014 года, с начала санкционной войны, я эти сыры видел исключительно на картинках. Впрочем, и раньше для меня это было скорее экзотикой, которую я позволял себе нечасто, – продукт-то недешевый. Но на Новый год у меня обязательно были рамболь, рокфор и камамбер. Для меня это было естественно, так же, как для миллиона моих соотечественников оливье, шпроты и мандарины. Повторюсь, было. Последний Новый год, что я встречал с рамболем, был 2014-й, когда, впрочем, уже вовсю бушевал Майдан, но еще поздравлял украинцев с Новым годом Янукович, и казалось, что все там устаканится. Во всяком случае, такого ужаса, что случится в ближайшие месяцы, точно никто представить не мог. И того, что мы вновь окажемся втянуты в глобальное противостояние с Западом, которое достаточно быстро ощутим на себе мы все, обычные граждане – и на табло обменников, и в собственных холодильниках.


Фото: depositphotos

Впрочем, все это результат вовсе не санкций, вернее, не только санкций. Тут все наложилось одно на другое: и санкции, и совпавшее с ними по времени падение нефти и курса рубля. Если кто не заметил, в мире продолжается кризис, начавшийся еще в 2008-м, который мы слишком легко проскочили, что впоследствии нам и аукается. Наша экономика начала падать еще в 2013 году, когда темпы роста ВВП упали с 3,7% до 1,3%. Цена на нефть от санкций тоже никак не зависит. Тут целый букет факторов, который санкции, несомненно, усилили, но и без них продолжения безоблачных "тучных лет" сидения на "нефтяной игле" у нас не получилось бы, тем более что с "иглы" мы так и не слезли и не слезем в обозримом будущем. Если какой-то экономист начнет уверенно вам по полочкам раскладывать, что именно мы потеряли от санкций, думаю, это будет лукавство: отделить вред, нанесенный экономике только санкциями, очень сложно. Можно называть лишь приблизительные цифры, которые всегда можно будет оспорить.

Однако санкции, вернее, наши ответные меры – контрсанкции – дали несомненный положительный результат. Нет, конечно, не произошло большинства из того, чего мы искренне ожидали от этого противостояния, – полноценного отказа от "нефтяной иглы" и полного импортозамещения. Во многом этого не произошло потому, что мы и не пытались этого сделать на глобальном уровне, политика экономического блока нашего правительства (один из капитанов которой, кстати, сейчас находится под следствием за взятку) не предусматривала развития. Она предусматривала борьбу за снижение инфляции, кстати, во многом этой самой политикой и создаваемой. Борьбы за развитие как не было, так и нет, и в этом смысле мы обнаружили вопиющее несоответствие реальной экономической политики тем масштабным геополитическим задачам, которые мы перед собой поставили. Вернее, не столько мы поставили, сколько нас перед ними поставил Запад, вынудив играть в противостояние. Искусственно нам навязанное. В политических и военных аспектах мы справились. В экономических пока не очень. Впрочем, это отдельная тема.

Нельзя сказать, что никакого импортозамещения у нас не произошло. В определенных отраслях, в первую очередь в сельском хозяйстве, произошло. Конечно, уровень наших сыроваров пока не дотягивает до рамболя, но это, при всей моей к нему любви, все же блажь, без которой можно обойтись. А вот такую дикость, как клубника из Польши или картошка (!) из Израиля, наши производители все же потеснили, от чего, несомненно, на душе приятно, можно и потерпеть без хамона.


Фото: depositphotos

Впрочем, ограничения, вызванные санкциями и контрсанкциями, мы как-то пережили. Помню, когда все начиналось, либералы всех мастей подняли невообразимый вой на всю страну: мол, как же мы теперь без хамона и пармезана! Большинству россиян было как-то все равно на хамон и пармезан. Думаю, большинство россиян про тот же хамон тогда впервые услышало. А то, что горстка представителей "креативного класса", которые привыкли в "тучные" нефтяные годы, ничего не производя, лишь протирая штаны в офисах, сидеть в "Жан-Жаках", попивая элитный виски с пармезаном, при этом отчаянно и в хвост и в гриву ругая власть, которая им создала все эти условия, то, что они вдруг этого лишились, – да какое до этого дела бабушке из глубинки, которая едва сводит концы с концами на свою пенсию или молодой сельской учительнице или библиотекарю, зарплата которых равна сумме среднего ресторанного чека у этой публики?

В общем, откровенно говоря, ничего катастрофического не произошло от этих санкций. А то, что уровень жизни заметно снизился, – так тут вовсе не в санкциях дело, как я уже говорил, точно не в них одних. Поэтому говорить, что санкции как-то серьезно повлияли на благосостояние граждан – означает демонстрировать невежество. На отдельных представителей и целые отрасли бизнеса – да, повлияли, факт.

Но ведь не только на наших. Посмотрите на Европу.

С Европой, вроде бы, все понятно: она несет серьезнейшие потери от навязанной ей Вашингтоном санкционной войны. Но вдруг выясняется, что и в Вашингтоне далеко не все рады этой политике. Не потому, что они что-то теряют. И тут дело даже не в том, что у нас уровень товарооборота слишком незначителен для того, чтобы это как-то вообще ощущалось. Кстати, замечу, что там, где нужно им, они про санкции быстро забывают – достаточно вспомнить те же ракетные двигатели, которые они с удовольствием покупают у нас, – с Рособоронэкспорта они санкции просто сняли. Так что там, где для них это действительно критично, они сами пошли на отмену санкций. Они бы и все санкции сняли бы, если бы было критично.


Фото: depositphotos

Нет, не критично. В плане экономики не критично. Но может быть критично в другом плане.

Просто Америка меняет курс. Вернее, наверное, преждевременно так говорить. Это не так просто, взять и изменить курс. Это чрезвычайно сложно. Но у Америки новый президент, который дал понять, что он хочет этого. А тот факт, что его выбрали президентом, что он не пришел из ниоткуда, говорит о том, что он не один хочет, за ним стоят определенные силы, которые протолкнули его к вершине власти как раз для того, чтобы он этот новый курс реализовал.

Нет, конечно, этот новый курс совершенно не значит, что Россия, которую в последнее время демонизировали так, как не демонизировали до этого сам СССР, вдруг по новому курсу должна стать другом Америке. У Америки нет друзей кроме доллара. У Америки, как, впрочем, и других стран, есть только национальные интересы. Так вот, часть элиты решила, что конфронтация, в которую втянул Америку, да и весь мир, Обама, на самом деле Америке не нужна и даже вредна. И эта часть элиты на сегодняшний день взяла власть в свои руки. Теперь, после того, как проголосовали выборщики и чуда не случилось, об этом можно говорить вне сослагательного наклонения, – они взяли власть в свои руки и будут реализовывать свой курс. Как, сколько на это уйдет времени, сколько препятствий их ждет на пути, и хватит ли сил преодолеть их – это уже вопрос второй, третий, четвертый и так далее. Курс обозначен.

И курс этот однозначно не сочетается ни с политикой изоляции России, ни с санкционной войной. Не потому, что Россия из "плохой" вдруг стала "хорошей", не потому, что санкции нанесли американской экономике значимый ущерб, как европейской. А потому, что новый курс. А раз курс обозначен, значит, должны быть сделаны первые шаги. Шажки. Шажочки. Робкие. Прощупывание почвы. Но они должны быть сделаны. И они уже делаются.

На минувшей неделе Москву посетили сразу два советника Дональда Трампа: Картер Пейдж и Джек Кингстон. Оба они демонстративно подчеркнули, что не планируют встречаться с политиками: Пейдж встречался с представителями экспертного сообщества, Кингстон — с предпринимателями. Тем не менее оба они занимались, что называется, зондированием перспектив решения именно политического вопроса – снятия санкций. Пока неофициально. Пока это можно назвать встречей клуба по интересам. Но этот клуб в конечном итоге будет определять большую политику.


Фото: politics.blog.ajc.com

Кингстон прямым текстом заявил, зачем он приехал. По его словам, новая администрация должна спросить себя: был ли достигнут желаемый результат? "Думаю, большинство скажет, что итоги были в лучшем случае смешанными, – сказал он. – Не думаю, что можно сказать, что санкции принесли те результаты, на которые надеялись люди".

Еще он сказал, что новый президент США не должен продолжать политику уходящего президента Барака Обамы и у него будет возможность начать с чистого листа.

То есть Америка, которая и выступила инициатором санкционной войны как минимум готова обсуждать снятие санкций. Во всяком случае, готов обсуждать президент. Ему еще предстоит убедить в своей правоте Конгресс, и не только: всех тех, кому эти санкции, как и общая атмосфера холодной войны, жизненно необходимы, кто этим кормится. Не стоит забывать, что и они будут пытаться переубедить Трампа, давить на него, наконец, они могут и на крайние меры пойти: мы уже видели, как в Америке вполне "демократично" слишком много себе позволяющих президентов отправляют в отставку и даже убивают. Но, повторю, отстаивать точку зрения в интересах не столько самого Трампа, сколько той части элиты, что стоит за ним. В интересах Америки. По словам Кингстона, США следует "сохранять хорошие отношения с крупнейшими в мире странами, экономики которых входят в число самых больших". "В условиях, когда американцы ведут бизнес в России на $ 50 млрд., следовало бы сохранять возможности для хорошей коммуникации с русскими".

Едем дальше. Во вторник агентство Bloomberg сообщило, что ЕС продлил санкции в последний раз. Издание отмечает, что в Европе наблюдается укрепление позиций пророссийских политиков, в частности, за ослабление санкций и за восстановление отношений с РФ выступает претендент на пост президента Франции, бывший премьер-министр страны Франсуа Фийон.

Раскол в рядах ЕС становится все более заметным, отмечает Bloomberg. Великобритания, Германия, Скандинавия и Прибалтика твердо намерены продлять санкции, но другие европейские лидеры явно настроены скептически.


Фото: globallookpress

Согласно проведенному Bloomberg опросу среди экономистов, 55% спрогнозировали ослабление ограничительных мер США против России в 2017 году. Это на сорок пять процентов больше, чем при аналогичном опросе в октябре! Издание считает, что есть косвенные признаки, что новая администрация США не станет настаивать на продлении санкций.

Косвенные признаки. Ха!

Что касается Европы, то аналитики Bloomberg уверены: если Вашингтон ослабит санкции, Евросоюзу не останется ничего другого, кроме как последовать его примеру. Собственно говоря, Европа сегодня выглядит жалко, когда евробюрократы продолжают повторять мантры о том, что Россия должна выполнить Минские соглашения, и только тогда они рассмотрят вопрос о снятии санкций, что даже если Вашингтон снимет их в одностороннем порядке, они продолжат продвигать свою линию, потому что Минские соглашения, "агрессия" против Украины, "аннексия" Крыма и бла-бла-бла. Смешно и жалко. Вашингтон втягивает Европу в санкционную войну, от которой страдает как раз Европа, а не Америка, после чего Вашингтон демонстрирует готовность исправить ситуацию, но Европа намертво вцепляется зубами, да еще и начинает отговаривать Трампа от нормализации отношений с Россией. Терпилы какие-то…

Впрочем, опросы, прогнозы, это все хорошо – реальность может им вовсе и не соответствовать. Повторюсь, оппозиция такому решению Трампа слишком сильна. К тому же нынешние санкции – это лишь эпизод. Не будем забывать, что подобного рода формы экономического давления – излюбленная фишка американцев во все времена. Сначала почти сорок лет действовала поправка Джексона – Вэника, даже через много лет после того, как исчезла причина, по которой она была принята. Не успел Обама ее отменить в 2012-м, как на смену ей пришли всякого рода списки Магтнитского и так далее. Америка всегда будет прилагать все усилия для сдерживания роста экономической и политической мощи России, так что этот эпизод далеко не первый и уж точно не последний. Через него Вашингтон может и переступить, если понадобится, санкции – не самоцель. А уж Европа действительно никуда не денется – им все сложнее удерживать единство по этому вопросу, так что, вполне возможно, что им удалось продемонстрировать его в последний раз. И вполне возможно, что наступающий 2017-й Новый год – это последний Новый год без хамона и пармезана.


Фото: globallookpress

Кстати, о хамоне и пармезане. Мы действительно привыкли обходиться без них, привыкли к состоянию санкционной войны, оно уже большинству из нас кажется естественным. Как мы безболезненно вступили в этот процесс, так не менее безболезненно мы сможем и выйти из него. А что с теми, кому санкционная война – что мать родна?

Я говорю об отечественном производителе, который уже прочно занял нишу, оставленную европейцами по глупости и несамостоятельности собственных правителей. Ведь в случае отмены санкций иностранный производитель обязательно захочет наверстать упущенное. Сможет ли отечественный конкурировать с ним, учитывая, что в Европе производство сельхозпродукции дотируется, а западный товар как был, так и остался более конкурентноспособным за счет более низких налогов, энерготарифов и т. д?

Думаю, сегодня мало кто сможет дать однозначный ответ, как повлияет гипотетическая отмена санкций на российскую экономику и полезна ли она будет для нее. В представлении нашей общественности снятие санкций – это некий священный ритуал, почти как наступление коммунизма. Что будет дальше, никто объяснить не может. Вопросов больше, чем ответов.

В любом случае, мы все же пока говорим о гипотетической отмене. В реальности, конечно, все очень и очень непросто…

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх