18782

С бешеными псами переговоров не ведут

К моменту вступления в должность Дональда Трампа вопрос размежевания и вывода боевиков из Алеппо должен быть решен
К моменту вступления в должность Дональда Трампа вопрос размежевания и вывода боевиков из Алеппо должен быть решен

5 декабря в Алеппо случилась очередная трагедия, унесшая жизни россиян. Когда я пишу слово "очередная", я вовсе не хочу придать обыденности ситуации, хотя понятно, что это война и на ней неизбежны смерти не только военных, но и гражданских специалистов. И все же это как-то слишком, когда убивают тех, кто приехал на войну для того, чтобы спасать жизни. Ведь медики не воюют, они спасают людей вне зависимости от того, кто перед ним: военный или гражданский, а если военный, то "свой" ли или "чужой". И еще более цинично выглядит тот факт, что это не просто обстрел, а банальное целенаправленное убийство. Ведь, как оказывается, у боевиков были координаты российского госпиталя. И они точно знали, куда они стреляют. Может, у них и не было цели убить российских медиков, может, они "всего лишь" хотели убить как можно больше посетителей — мирных сирийцев, которые обратились в госпиталь за медицинской помощью. Только по воле случая никто из них не погиб, хотя сообщается о пострадавших местных жителях, пришедших на прием.

"По счастливой случайности в момент обстрела в приемном отделении российского госпиталя с ними не оказалось десятков сирийских детей с матерями из освобожденных от боевиков восточных районов Алеппо. Из-за задержки в подаче автобусов они не приехали, избежав массовой гибели в приемном отделении российского госпиталя", — рассказал официальный представитель Министерства обороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

Конечно, нельзя обойти стороной реакцию международного сообщества. Например, в Международном комитете Красного креста (МККК) назвали атаку на российский госпиталь примером нарушений гуманитарного права, которые допускают все стороны конфликта. Интересно, каким образом нарушает гуманитарное право правительственная армия, которая, истекая кровью, продолжает освобождать город от террористов, которые простреливают гуманитарные коридоры, прикрываются мирными жителями, как живым щитом? Сирийская арабская армия, напротив, предоставляет коридоры, использует любую возможность, чтобы вывести как можно больше соотечественников из-под огня противника. И вдруг оказывается, что все стороны нарушают пресловутое гуманитарное право.

Интересно, что на Западе уже начали признавать, что Асад удержался в 2011-2012 гг., в отличие от Каддафи, и его до сих пор поддерживает значительная часть населения Сирии, благодаря его умелой внутренней политике. Так, побывавший в Алеппо и увидевший все собственными глазами корреспондент Politico Барак Барфи обращает внимание на то, что сирийский президент не бросил соотечественников на произвол судьбы, даже в тех районах, что были заняты террористами. Большей части населения, даже на неподконтрольных территориях, выплачивались зарплаты, по возможности сохранялось водо- и электроснабжение. За счет этого правительство обеспечило себе поддержку даже самых бедных и обездоленных сирийцев.


Фото: globallookpress

Но это пока что глас вопиющего в пустыне. Господствующий на Западе тренд пока что остается неизменным: "Асад — тиран", "Асад должен уйти" и т.д. Через эту призму и освещаются события в Сирии. Если где-то происходит трагедия, подобная вчерашней, и в ней не просматривается очевидной причастности "сирийской оппозиции" или войск "международной коалиции", ответственность немедленно возлагается на Дамаск и Москву. Если очевидно, что к варварству причастны боевики или те же американцы, ну что ж, бывает… ошибка, неизбежный человеческий фактор, и вообще виноваты все стороны.

Вчера в МККК заявили, что атаки на больницы в Алеппо свидетельствуют о неспособности сторон конфликта выполнять свои обязательства по защите медицинских работников. Вот так вот. Наши люди погибли, и мы виноваты потому, что не смогли их защитить. А если бы погибли не наши, то мы были бы виноваты вдвойне.

Даже не было осуждения действий боевиков. Они, выходит, вовсе и не виноваты. Виноваты те, кто не смог обеспечить безопасность. А как ее обеспечить? Это только в фантастических книгах можно накрыть огромные территории неуязвимым энергетическим куполом. Или, может, нужно было расставить по городу зенитные установки и палить во все, что летает? Но и это не поможет защитить от минометного обстрела. Тот, кто критикует наших за то, что не смогли обеспечить безопасность, наверное, никогда не был на войне. А может, нам стоит уже не церемониться и подавить боевиков одним решительным ударом, похоронив их вместе с частью города? Может, такого варианта критики добиваются, чтобы потом еще громче завопить о преступлениях "кровавого Асада" и "кровавого Путина"?

Госдеп, правда, осудил произошедшее. Впрочем, опять же — обтекаемо и максимально "политкорректно" по отношению к своим подопечным.

США осуждают "любые атаки на больницы и другие медицинские учреждения" вне зависимости от того, кто виновен в этих обстрелах — террористы, повстанческие группировки или правительственные силы, заявила известная "говорящая голова Госдепа" Марк Тонер. Хорошо все же, что это был Тонер, а не Кирби. От этого я бы ожидал совсем уж язвительных мерзостей.


Фото: скриншот Youtube

Конечно, осуждая террористов, нужно осудить и другую сторону конфликта. Так положено, видимо, по их внутренним инструкциям и темникам. И террористов, разумеется, нельзя называть террористами, чтобы они ни сделали. Хоть врачей убили, хоть голову ребенку отрезали — они для них останутся "повстанцами" и "оппозиционерами", и даже "УМЕРЕННЫМИ оппозиционерами".

И хотя американцы заверили в том, что это не они передали "умеренным" координаты госпиталя, это совершенно не оправдывает их действий по выводу боевиков из-под удара. Примером тому может быть вчерашняя резолюция в Совбезе ООН, которую благополучно ветировали Россия и Китай. Резолюция, напомню, предполагала установить в Алеппо режим прекращения огня на неделю для того, чтобы безопасно доставить в город гуманитарную помощь, а также создать условия для возобновления переговоров по политическому урегулированию конфликта в Сирии. При этом в тексте резолюции боевикам отводится 10 суток на то, чтобы определиться, соизволят ли они стать частью перемирия или нет. Как отметил наш постпред Чуркин, это приведет только к одному — к тому, что боевики в очередной раз получат передышку и смогут подготовиться к продолжению войны, а значит, к новым жертвам, в том числе среди мирного населения.

Ну правда, сколько раз это уже было. Ну ведь еще совсем недавно — в сентябре, когда мир узнал о существовании неких ужасно прорывных и в то же время ужасно секретных договоренностей Лаврова и Керри. Ужасно прорывного там особо ничего не было, основным пунктом было соглашение о размежевании террористов и "умеренных". А вот секретность была вызвана тем, что США упорно не хотели признавать вслух, что готовы пойти на такое, что означало их предательство по отношению к их же протеже, которых они с самого начала взращивали и защищали.

Да, это было с самого начала войны, когда Запад выкручивал руки Асаду, сажая его за стол переговоров с "оппозицией". Вернее, с ее т. н. представителями, которые никоим образом не управляли боевиками, влияние на которых имели разве что те, кто давал им оружие, — прежде всего Анкара, Эр-Рияд и, конечно, Вашингтон. Все эти переговоры нужны были для одного — дать передышку боевикам, остановить продвижение правительственных войск на позиции террористов. Перемирие всегда было односторонним. Запад поддерживал "своих", даже когда те совершали чудовищные преступления против человечности, и лишь совсем уж вопиющие случаи типа отрезания детских голов, просочившиеся в СМИ, заставляли говорить слова осуждения. При этом ни о каком размежевании не могло быть и речи. Был только "кровавый диктатор" Асад, который должен уйти и все такое, и свободолюбивые повстанцы. Потом появился ИГИЛ, и западной пропаганде стало чуток полегче: все можно было перекладывать на этот Западом же и выпестованный жупел.


Фото: Twitter

А когда стало ясно, что Россия пришла в Сирию не просто покрасоваться и что она намерена добиваться своих целей, которые шли вразрез с целями Запада и подразумевали победу над всеми террористами: черными, зелеными, серо-буро-малиновыми, Запад вновь начал вопить о свободолюбивой сирийской "оппозиции", которую снова давит Асад, на этот раз только с российской помощью.

И снова были выкручивания рук, попытки собрать мирные конференции по лекалам Вашингтона. Но когда прозвучал вопрос о размежевании, снова пошли требования прекращения огня, точнее одностороннего перемирия со стороны правительственных сил, так как всем было ясно, что боевики не просто используют его для зализывания ран, но и тупо не будут его соблюдать с самого начала.

Даже когда Москва предложила для начала отделить от общей куча-мала, каковую представляла из себя разношерстная и неуправляемая сирийская "оппозиция", тех террористов, чья принадлежность именно к террористам никем в мире не оспаривалась — "Джебхат ан-Нусру", сирийский филиал знаменитой "Аль-Каиды", американцы, да-да-да, именно американцы, которые больше, чем кто бы то ни было еще на Земле, пострадали от действий этой самой "Аль-Каиды", и этих попытались спасти от участи непременного уничтожения, к которой до того международным сообществом без каких-либо возражений было приговорено "Исламское государство".

Это американцы стояли за ребрендингом "Нусры", которая неожиданно (впрочем, ожидаемо, и причины этого не скрывали сами главари группировки) порвала с "Аль-Каидой" и стала наименоваться "Фронт завоевания (завоевания, Карл!) Сирии" — "Джебхат Фатх аш-Шам".

Впрочем, это не особо их спасло. "Нусра" осталась "Нусрой", и именно она сегодня является общим ядром обороны занятой боевиками части второй столицы Сирии, именно она смогла объединить разрозненные мелкие группировки. Сирийская т. н. "оппозиция" всегда представляла собой лоскутное одеяло, состоящее из великого множества банд, в большинстве своем отличающихся только названиями и фамилиями командиров. А так как существенной разницы между ними не было, боевики легко объединялись или переходили из одной группировки в другую, даже в ИГИЛ. Поэтому "Нусре" не составило труда объединить тех, кто остался в Алеппо. Так всегда бывает в тяжелое время, когда более слабые начинают тянуться к более сильному. А "Нусра" –  это бренд. Под который, кстати, дают деньги. Впрочем, тем, кто сейчас в Алеппо, деньги в скором времени могут уже не понадобиться.


Фото: Twitter

Так или иначе, "ан-Нусра" — это все те, кто сейчас продолжает сопротивление в Алеппо, неважно, вошли ли они в состав группировки или находятся с ней в союзнических отношениях. Сейчас им действительно не до выяснения разногласий друг с другом. "Нусре" удалось объединить боевиков для того, чтобы элементарно выжить. Где-то на идеологической почве. А где-то и силой и с помощью страха — рассказывают о том, что террористы просто расстреливают тех боевиков, кто готов воспользоваться предоставленным гуманитарным коридором и прекратить сопротивление. Чем они отличаются от ИГ? Да, в общем, ничем, кроме того, что они уступили "Халифату" по уровню маркетинга и вынуждены довольствоваться вторыми ролями. Но их роль в Алеппо сейчас отнюдь не вторая, а именно в Алеппо сегодня во многом решается будущее Сирии.

По правде сказать, размежевать там уже особо некого. Хотя, конечно, есть еще среди командиров террористов вменяемые люди, которые готовы договариваться, которые, в конце концов, не хотят быть похороненными там, под развалинами города в общей братской могиле для всех боевиков. Но США по-прежнему упорствуют, предлагая невыполнимые условия сделки: сначала прекращение огня, потом размежевание.

Нет, ребята, так дело не пойдет. Это мы уже проходили. Больше не проканает.

Еще в сентябре американцы вышли из, казалось бы, уже заключенной сделки, использовав первый же попавшийся повод — атаку на гумконвой ООН, в которой сразу же обвинили наши ВКС. И еще пригрозили России терактами со стороны боевиков, если мы не остановим наступление Алеппо.

А что потом? Мы уже полтора месяца не наносили ударов в том районе, предоставив армии Асада решать вопрос. Мы вместе с правительственными силами предоставляли гуманитарные коридоры, везли гуманитарную помощь, наши мобильные госпитали. А что мы получили? Обстрел и убийство наших медиков.

И ведь боевикам и так предоставили беспрецедентные возможности сохранить жизни и даже уйти с оружием. Но боевики оказались слишком зомбированными и отмороженными и обещают умереть в Алеппо, но не отступить. Или, может, они все еще надеются, что американцы их в очередной раз спасут, надавив на Москву и Дамаск, чтобы им предоставили очередную передышку?


Фото: Twitter

Тут стоит отметить, что и среди них нашлись вменяемые, дружащие с головой, которые понимают, что вариантов у них нет, и готовы договариваться. Что примечательно, без указки из Вашингтона. На прошлой неделе американская Financial Times написала о том, что Россия при посредничестве Турции ведет переговоры с боевиками.

Реакция Вашингтона оказалась на удивление сдержанной, мол, мы в курсе, разбирайтесь сами. Это демонстрирует вовсе не отчаянную попытку скрыть раздражение из-за того, что, кажется, в Сирии впервые за долгое время начали что-то решать без них, причем их же союзники (Турция) и их же подопечные. Это демонстрирует, что в Госдепе, как и в Пентагоне и везде, пока еще плохо понимают, что делать дальше и кто это будет делать. Новая администрация США еще не сформирована, переходная администрация Трампа еще ничего не решает, а уходящая администрация Обамы уже ничего не решает. Отсюда и все порой несогласованные действия, когда Госдеп, Пентагон, ЦРУ, казалось бы, работают каждый сам на себя, когда чиновники продолжают твердить привычные мантры о "кровавом диктаторе Асаде, который должен уйти", и "злодеяниях" российской армии против "мирных жителей Сирии". А между тем Пентагон, как заявил вчера глава объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд, уже разрабатывает для Трампа новую национальную стратегию по борьбе с ИГ (читай: новую внешнеполитическую стратегию на Ближнем Востоке).

Тем не менее эта новая стратегия пока в реальности существует только в предвыборных (и поствыборных) заявлениях Трампа, возможно, еще в пока сверхсекретных докладах его военных советников. А на практике, хоть и буксуя, реализуется старая стратегия Обамы со всеми привычными "асаддолженуйти", "россиявовсемвиновата" и т.д. И реакция на события в Алеппо пока что следует именно в этом ключе.

В этом же ключе продолжаются бесплодные консультации Госдепа с нашим МИДом.

После встречи в Риме 2 декабря Сергей Лавров рассказал о том, что Джон Керри передал Москве новые предложения по сирийскому урегулированию. Впрочем, при этом напомнил, что и раньше в ходе переговоров обсуждалась совместная схема по размежеванию боевиков и совместным ударам по террористам. Однако он подчеркнул, что Вашингтон вплоть до 2 декабря стремился "продвинуть в эти договоренности положения, выводящие "ан-Нусру" из-под удара".


Фото: globallookpress

Новые предложения США якобы касались согласования конкретных маршрутов и сроков ухода из восточного Алеппо всех без исключения боевиков и причисления со всеми вытекающими к террористам тех, кто откажется уходить.

Вы будете смеяться, но сегодня Лавров заявил о том, что США отозвали свои предложения и выдвинули некую новую инициативу. По словам Лаврова, "этот документ, судя по нашим первым впечатлениям, все возвращает на круги своя и выглядит как попытка купить время, чтобы боевики отдышались, перевели дух и пополнили свои запасы".

Глава российского МИД, по сути, прямым текстом заявил, что с нынешней администрацией договариваться НЕВОЗМОЖНО. И после этого кто-то будет удивляться или возмущаться тому, что мы ведем переговоры без участия Вашингтона?

В одном был, несомненно, прав Марк Тонер, комментируя то, что Россия и Турция разговаривают с боевиками без американцев, — в том, что это исключительно дело договаривающихся сторон. Это действительно так. Москве, безусловно, хотелось бы закончить битву за Алеппо как можно скорее и желательно избежав сценария полного уничтожения противника. Показательное сложение оружия частью боевиков было бы эффектной имиджевой победой, кроме того, это будет серьезный удар по "антиасадовской коалиции" Саудовской Аравии, Катара и Турции. Выступившая в качестве посредника Турция, впрочем, тоже от этого получает немало дивидендов — от возможности отомстить кинувшим их американцев до возможности в очередной раз столкнуть Асада с курдами в Алеппо, когда там не останется террористов, которые были в качестве общего врага объединяющим началом для этих двух не очень дружественных друг другу и однозначно враждебных Анкаре сил. Наконец, для турок это единственный способ сохранить лицо, чтобы их никто не смог обвинить, что они кинули "своих", которым иным способом, кроме как помочь сохранить жизнь, уже не помочь никак.

В результате в "дураках" остаются катарцы, саудиты и те же американцы, которые уже второй месяц никак не могут определиться, что они собственно хотят. Впрочем, Трамп, похоже, уже определился, и то, что хочет он — мало совпадает с целями пока еще действующей администрации. И ему не надо будет решать мучительную для Вашингтона проблему "как отказаться от обязательств по размежеванию боевиков и как вывести своих из-под удара". У Трампа там своих нет. А проблему размежевания, думаю, мы ему поможем решить еще до того, как он вступит в должность. К тому моменту просто некого будет размежевывать. После вчерашнего инцидента у меня в этом почти не осталось сомнения. Кто был вменяем, кто хотел выйти — уже вышел. Остались упоротые. Которые совершенно озверели и взбесились от крови. А разве с бешеными собаками ведут какие-то переговоры?

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх