12666

Редкие кадры: новые перестановки в высшем эшелоне власти

На этой неделе Центральная избирательная комиссия официально огласила результаты выборов в Государственную думу. Никаких неожиданностей: "Единая Россия" получает конституционное большинство, то есть при необходимости может вносить изменения в конституцию России. Другое дело, что пока такой необходимости мы не видим. Зато сразу после оглашения результатов произошли очередные кадровые перестановки, причем в высшем эшелоне власти. Михаил Фрадков уходит с поста руководителя Службы внешней разведки и станет главой "Российских железных дорог". На его место переходит Сергей Нарышкин, освобождая пост спикера Госдумы. На место Нарышкина президент рекомендовал Вячеслава Володина, первого замглавы администрации президента. Он курировал в том числе вопросы внутренней политики. Безусловно, если опытный и методичный технолог Володин будет утвержден Госдумой в качестве спикера нижней палаты, – а так и случится, я уверен, – это усилит влияние парламента, которому предстоит работать в напряженном режиме. С уходом Володина в Госдуму из администрации президента открывается очень важная вакансия первого заместителя руководителя администрации, который традиционно курирует внутреннюю политику и процесс проведения выборов. В том числе и президентских. А президентские у нас – в 18-м году.

Еще один интересный результат выборов: новые губернаторы, которые были предложены президентом в качестве исполняющих обязанности на места, либо тех, кто ушел сам, либо тех, кого увели под белые ручки сотрудники центрального аппарата ФСБ. Они в короткое время смогли завоевать доверие своих избирателей и победили с очень показательными цифрами. В Тульской области генерал-лейтенант Алексей Дюмин набрал более 84 процентов голосов. В Тверской Игорь Руденя  – 72 процента. В Коми, бывшей вотчине Вячеслава Гайзера, 62 процента голосов получил еще один выдвиженец Путина – Сергей Гапликов. Почему такой высокий результат? Технология простая: ты начинаешь решать проблемы, которые при прежних губернаторах почему-то не решались годами.

Помните скандал с цыганским бунтом в поселке Плеханово в Тульской области? Когда выяснилось сначала, что они незаконно подключились к газопроводу, а потом, что и дома в цыганском поселке  были построены без документов и разрешений? Что сделал Дюмин? Провел спецоперацию – при поддержке полиции и ОМОНа начал снос незаконных построек, прекратил практику незаконных врезок в газопровод, и судя по всему, дал понять цыганским лидерам, что устраивать беспорядки больше не стоит, потому что это вызовет крайне жесткую ответную реакцию. И все вопросы теперь решаются только через суд. Все. Кстати, интересная подробность: на губернаторские выборы Дюмин пошел не от какой-то партии, а как самовыдвиженец.

Были и другие кадровые изменения. В силовых ведомствах. Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин подал в отставку. И также стало известно, что глава московской полиции Анатолий Якунин назначен руководителем Оперативного управления МВД России. Напомню: именно Якунин начал  процесс борьбы с беспределом золотой молодежи на дорогах столицы. Интересно, что уже вторую неделю либеральные СМИ со ссылкой на всевозможные "кремлевские" источники говорят о грядущей реформе в силовых ведомствах. И это обсуждение уже перекинулось в западные СМИ. Они хоть и ничего не понимают в российской политике, зато традиционно боятся слова из трех букв – КГБ. Речь идет о том, что ФСБ якобы сливают с ФСО, СВР и еще несколькими спецслужбами, и все вместе по функциям, правам и влиянию становится чертовски похоже на КГБ. Только называться это будет не Комитет государственной безопасности, а министерство госбезопасности. МГБ. Ну, либералы традиционно считают, что это против них, против их многомиллионных демонстраций, что наступил 37-й год. Они горячо обсуждают репрессии, сидя по вечерам в московских хипстерских кафе за чашкой травяного чая. И кровь течет из стейков ти-бон. А вообще, возродить КГБ – это неплохая мысль. Ведь его разделение на несколько ведомств, которые тут же начали соперничать друг с другом, произошло в 90-е.

С того момента, как назначенный Ельциным главой этой уже тогда кастрированной спецслужбы господин Бакатин в знак дружбы с американцами передал послу Роберту Страуссу план здания посольства США, в котором были раскрыты все элементы нашей уникальной системы слежения. Мне кажется, та дружба-то уже давно кончилась? И пора бы избавиться от благодушия господ Ельцина и Бакатина. Мы ведь, в отличие от них, живем совсем в другое время и совсем в других обстоятельствах. Уже то, как разворачивались на этой неделе события в Сирии, показывает: возврата к прежним "радушным" отношениям с Америкой нам лучше не ждать.

В начале недели кто-то сжег гуманитарный конвой из Саудовской Аравии около города Алеппо. И тут же с трибуны Генассамблеи ООН сначала Барак Обама, а потом госсекретарь США Джон Керри обвинили в этом и сирийские ВВС, и Россию – разом. Западные СМИ и наши отдельные комментаторы-истерики начали кричать, что вот сейчас российско-американское соглашение по Сирии будет сорвано и начнется чуть не третья мировая война. А ведь незадолго до того перемирие в Сирии уже провалилось – после того, как американцы нанесли удар по правительственным войскам. И тогда погибло более 90 человек. Американцы просто передали Башару Асаду свои извинения через Москву и решили, что ничего страшного не произошло. А сколько человек погибло в гуманитарном конвое? 20 человек погибло! В стране, которая пять лет воюет, причем это война всех против всех. 20 человек! Об этом говорят в ООН президент и министр иностранных дел! Причем говорят, не краснея за те десятки тысяч, которые уже были там убиты, – безымянные, забытые, невидимые для остального мира. Дети, женщины, старики – ради того, чтобы Обама мог воткнуть еще одну булавку в карту мира: здесь повержен тиран. Барак – истребитель тиранов. Доказательств опять никаких не предоставлено.

Министерство обороны США не хочет показывать свои разведданные по разбомбленному гуманитарному конвою. И понятно почему – по этим данным мы можем с легкостью определить, какие средства разведки есть у американцев в Сирии. И как они работают. Точно так же американцы не давали свои спутниковые снимки в момент гибели малайзийского "Боинга" над Украиной. Так что всему миру остается только гадать, правду говорят в Пентагоне или врут. Но если не можешь доказать – не говори. Наши, например, легко публикуют снимки своих спутников и кадры с беспилотников, показывая: нет, мы не бомбили, ищите среди своих. Мы можем показать, потому что у нас в Сирии есть и другие средства разведки, данные которых мы светить не будем. И что в результате? Как там с договором по Сирии? А все так же. Да, сегодня на заседании Совбеза ООН и англичане и французы пытались обвинить Россию. Но это все – вторые и третьи голоса. Разговор сейчас только между Россией и США. Американцы возмущены? Да нет, они торгуются. Но почему только американцы считают, что могут говорить в обвинительном тоне, повышая свои ставки? Это может делать и Россия, например, через нашего представителя в ООН Виталия Чуркина.

Никакого разрыва договора не будет, потому что он нужен американцам больше нашего. Им уже показали пару раз: если вы не раскрываете нам области, где действуют диверсионно-разведывательные группы американского спецназа, мы не ручаемся за то, что они не попадут под бомбы российских ВКС. И вы не получаете коридоров в воздушном пространстве, которое контролируется нашей ПВО.

Американцы могут отказываться от договоров или менять их условия только в одном случае: когда они обладают военной инициативой. В Сирии такого нет. Так что шуму и крика было много, но результат – один. Только сотрудничество с российским генштабом. И точка. Мало того – пока американцы устраивали скандал с гумконвоем, войска Асада воспользовались ситуацией и начали операцию по освобождению восточных районов Алеппо. Но интересно, с кем они там сегодня воюют?

Уже понятно, что дни ИГИЛ в Сирии сочтены. И если раньше террористы могли вербовать большие массы бедных мусульман, соблазняя кого перспективой создания нового дивного рая, а кого просто возможностью пограбить или заработать, то теперь результатом такого похода на кровавые заработки может стать либо пуля сирийского солдата, либо бомба из российского самолета. И тем не менее вербовщики ИГИЛ продолжают искать тех, кто даже теперь готов лезть в пекло.

Еще не так давно, лет десять назад наши СМИ очень подробно и с каким-то азартом рассказывали про лидеров террористов – какие они, сколько народу убили, чем еще известны. И почти никогда не рассказывали про тех, кто нас от них защищает. Сколько таких героев отдали свою жизнь за то, чтобы мы вечером спокойно ложились в кровать, не боясь проснуться покалеченными среди развалин собственного дома. И никто о них не писал, не делал репортажей – потому что злодей дает более высокий рейтинг, чем герой. К счастью, эти времена прошли. На этой неделе вся страна узнала имя полицейского из Дагестана Магомеда Нурбагандова. Вы знаете эту историю – когда бандиты требовали, чтобы он призвал своих товарищей бросить службу. А Магомед вместо этого в последнюю минуту своей жизни спокойно сказал: "Работайте, братья!" В среду президент Путин встретился с семьей героя. За день до этого Магомеду Нурбагандову было посмертно присвоено звание Героя России. Этот высший знак отличия за своего сына в четверг принимали в Кремле отец и мать. Магомед Нурбагандов получил посмертно звезду Героя, потому что сказал всего лишь два слова. Но эти два слова стоят намного больше, чем тысячи речей о любви к родине из уст людей, одетых в дорогие костюмы, которые мы слышали все последние предвыборные месяцы. И мы уже не помним, о чем говорили эти люди с экранов телевизоров, о чем они спорили, к чему призывали, какие лозунги выдвигали. Но два слова, сказанные Магомедом Нурбагандовым за секунду перед смертью, сказанные под дулом пистолета, – это мы помним. И я надеюсь, будем помнить очень долго.

Телеведущий
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх