3936

Военнопленная Мирослава

Киевский режим продолжает брать людей в заложники.

Киевский режим продолжает брать людей в заложники.

Во вторник, 16 августа, в Запорожской области арестовали известного украинского публициста Мирославу Бердник.

Арест произошел около 8:30 утра по киевскому времени. Ее последняя книга "Пешки в чужой игре" месяц назад была внесена в список запрещенных книг, распространение которых карается по статье "Покушение на территориальную целостность", а граждан, заметивших эту книгу в продаже, призывали доносить в СБУ.

В Запорожье последние несколько месяцев Мирослава лечилась и скрывалась от киевских националистов, которым давно был известен домашний адрес писательницы в Киеве, отмечает издание "Русская весна".

Дочь известного советского писателя и правозащитника Олеся Бердника Мирослава давно являлась костью в горле украинских нацистов. Ее борьба с необандеровщиной началась задолго до Майдана, и для них она была эталонным "ватником" задолго до того, как это слово вошло в политический лексикон. Известная своими антифашистскими и советско-патриотическими взглядами, она вела блог varjag-2007, который неизменно был в топе русскоязычного ЖЖ, привлекая огромное количество читателей. Наверное, для многих было удивительно, как она умудряется жить на Украине и продолжать писать?

Немного отвлечемся от темы. Помню, через некоторое время после победы Майдана появился такой анекдот. Звонит один сторонник Майдана другому и говорит: "Здоровеньки булы, Петро! Слава Украине!" Тот отвечает: "Героям слава, Мыкола! Только я уже несколько месяцев как в Питере живу". "Красавец! — говорит Мыкола, — а я — в Москве!"

Действительно, уже в первые месяцы новой эры "гидности" из агонизирующей страны уехало множество народу, спасаясь от мобилизации на Донбасс (или, как ее прозвали, "могилизации"), спасаясь от долгов, от стремительно растущих цен и тарифов, от безработицы — от всего того, что Незалежная получила от т.н. "революции". Были среди них и сторонники "революции", которые внезапно ощутили, что одно дело скакать на Майдане и питаться на халяву заморскими печеньками, а другое дело — жить уже не в демонстрационной, а во всамделишной версии "евроинтеграции" по-украински.

Но немало было и тех, кто уехал потому, что понимал: на Украине больше нельзя жить. Можно выживать. Но получится это далеко не у всех. Простому обывателю выжить легче, если, конечно, не обращать внимания на галопирующие тарифы на газ, превышающие среднюю зарплату по стране, гиперинфляцию, закрытие многих предприятий, которые не вписывались в стратегию "аграрной сверхдержавы". Это можно как-то пережить.

Можно и пережить потоки лжи, которые 24 часа в сутки 7 дней в неделю льются из каждого утюга, бесконечные рассказы о "российской агрессии", кощунственную для страны, пережившей фашистскую оккупацию, фальсификацию истории и "декоммунизацию". Можно пережить наблюдение гротескного цирка на улицах городов, в зале заседаний Верховной рады, и кровавой бойни в Донбассе — достаточно просто выключить телевизор. Можно откупиться от армии, избить всем селом военкома и запихать ему повестки за шиворот, схорониться в схроне — вариантов полно.

Собственно, именно так и рассуждало и продолжает рассуждать подавляющее большинство населения Украины: как-нибудь переживем. Лишь бы не было хуже. Они переживут — и не такое переживали. Не все, конечно, но это отдельная тема…

Гораздо тяжелее тем, кто не согласен переживать и кого новая власть немедленно записала во враги. Это те, кто изначально выступал против Майдана, даже если он и не являлся соратником или просто сочувствующим Януковича, кто писал разгромные статьи и книги про бандеровцев и украинский национализм все годы незалежности. Это еще и те, кто, даже в целом будучи сторонником независимой единой и неделимой Украины, не смог принять власть победившей обратной эволюции.

Тяжелее пришлось тем, кто все время — и до Майдана, и после — был на виду, был одним из "лидеров общественного мнения". Это и политики, и писатели, и журналисты, и даже просто блогеры. Все те, кто открыто позиционировал себя противниками этой самой "гидности", особенно те, кто открыто говорил об этом задолго до победы "гидности" и кого по логике революции следовало нейтрализовать в первую очередь.

Многие, наверное даже большинство, уехали сразу. Не дожидаясь погромов, "хрустальных ночей" и прочих времен суток "длинных ножей". Из моих знакомых в Киеве так поступили практически все, ибо в большинстве своем они были либо политиками, либо публицистами с большой читательской аудиторией, и к ним в дома погромщики приходили чуть ли не в первые дни после победы Майдана, как будто победителям было больше нечем заняться и у них не было иных проблем.

Те мои украинские знакомые, кто жил в городах Новороссии — Донецке, Луганске, Харькове, Одессе, Запорожье, Херсоне, сразу же начали "мутить движуху" у себя в городах. "Русская весна" была красивой, но, увы, недолгой и относительным успехом закончилась лишь для Донецка и Луганска. Жителям других областей пришлось или уехать воевать в Донбасс, отстаивая там свое видение Украины и рассчитывая когда-нибудь вернуться на штыках ополчения, или в Россию — там им была гарантирована безопасность.

Когда сторонники Майдана уверяют меня, что на Украине было и есть абсолютно безопасно, что я два с половиной года назад напрасно поднимал панику, помогая многим моим знакомым, ставшим беженцами, устроиться в Москве, мне хочется улыбнуться. Не получается. Забавного тут ровно ничего нет.

Достаточно вспомнить Олеся Бузину, убитого у подъезда собственного дома. Он не был политиком, не был связан с предыдущим режимом. Но его убили за то, что он говорил и писал. Мои оппоненты скажут, что он был "врагом новой Украины". Но он не один был ее врагом. Десятки и сотни тысяч людей, которые уехали из Украины по политическим мотивам — они тоже были ее врагами. Что, их теперь всех убить? Это и есть торжество европейских ценностей? Я сейчас даже промолчу о десятках тысяч погибших в Донбассе, в первую очередь мирных жителей, о сожженных в Одессе.

Страшно даже не то, что находятся те, кто считает, что они могут самовольно решать, кто враг, а кто нет, выносить приговор и приводить в исполнение. Страшно даже не то, что власть не может найти виновных в подобных преступлениях. Страшно то, что власть эти преступления покрывает. А еще насаждает в обществе атмосферу нетерпимости, превращает людей в зомби, готовых поддержать любое насилие по отношению к тому, кого "патриоты" записали во "враги Украины". Кто-то будет говорить, что на Украине фашизма нет, основываясь на результатах "Свободы" и "Правого сектора" на последних парламентских выборах. А то, что я сейчас описал, это ли не фашизм? Самый натуральный.

Ладно, конечно, не такого размаха, как был в Третьем рейхе. Книги пока не жгут, хотя писателей уже убивают. Убивают, кончено, тоже пока не столь масштабно. Иногда даже находят "убийц", которых потом под давлением "патриотической общественности" отпускают. Давление "патриотической общественности" это вообще универсальная "отмазка". Нужно посадить "сепаратиста", но не хватает улик и судья вынужден его оправдать? Тут в дело вступает та самая общественность — и все, "сепаратист" продолжает сидеть. В некоторых случаях оправданных и отпущенных в зале суда просто похищают неизвестные в масках прямо на выходе из дома правосудия. Кто они? Да пес их знает — похоже, "патриотическая общественность"

Или, наоборот, судят "патриота" за убийства "колорадов" — все улики налицо, судья просто не может взять и закрыть глаза на них и отпустить "клиента". И тут снова разрешить мучительный для судьи вопрос помогает "патриотическая общественность". Она давно выше судей, полицейских и прочих силовиков. Она решает, кому сидеть, а кому нет, кому жить, а кому нет. Я бы порекомендовал их на место судей и полицейских — пускай надевают форму или мантию. Так давно надели же — на Украине практически вычистили нелояльных режиму правоохранителей.

Да, до размаха нацистской Германии еще далеко, убивают не в тех масштабах. Все же Украина — не рейх, она целиком и полностью зависит от Запада, который молится на всякие "демократические ценности" и на их извращение ради священной "евроинтеграции" глаза, кончено, закрывать готов, но тоже, что называется, дозированно, т.е. совсем уж откровенный террор с "эскадронами смерти" и пытками на стадионах будет перебором.

Впрочем, почему? Все это есть в Донбассе. Но Донбасс — это гетто, своего рода "сафари-заповедник", в котором можно все — бить, убивать, грабить, насиловать, жечь. Война все спишет. Но то Донбасс, где идет хоть официально не война, но все же полноценная "антитеррористическая операция".

А вот Киев и другие мирные города Украины, где среди бела дня человека могут убить или, как минимум, избить, облить зеленкой и запихать в мусорный бак, где хулиганы могут запросто напасть на полицейских или швырнуть гранату в оцепление во время массовых мероприятий?

Это ли не гетто? Да вся Украина — гетто.

Помню весной мне позвонил с российского номера один мой старый киевский товарищ — оказалось, он недавно перебрался в Москву. Как он жил эти два года? Уму непостижимо! Жил по чужому адресу, соблюдал все правила конспирации, постоянно оборачивался по сторонам, когда шел домой. При этом продолжал писать, обличать украинские власти, нацистов и всю пену, которой Майдан покрыл Украину. В итоге его вычислили. Оценив ситуацию, он принял единственное верное решение.

Два года жить в собственной стране как в оккупации, в полностью враждебной среде, рискуя каждый день быть как минимум избитым — это подвиг. Нет, можно было, конечно, затаиться. Но продолжать общественную и публицистическую деятельность в стране, в которой писателей и журналистов убивают — это подвиг. Можно было уехать, как и сделали практически все вменяемые люди, понимающие, что с новой властью им не по пути. Но оставаться и продолжать бороться не из России, как многие, а из сердца своей Родины, даже когда большинство соотечественников подхватило страшный вирус фашизма и буквально сошло с ума — это подвиг. Продолжать с подлинной гордостью (гордостью, а не гидностью!) говорить о том, что "да, я украинец, но я ненавижу бандер!" в то время, как для многих на юго-востоке слово "украинец" стало синонимом слова "фашист" — это подвиг!

На него оказались способны далеко не все. Наверное, это и не нужно. Те украинцы, кто способен на это — они нужны живыми. Продержаться два года на, по сути, оккупированной территории без какой-либо поддержки — это круто! Мирослава Бердник продержалась два с половиной года.

И вот ее арестовали. Наверное, это рано или поздно должно было случиться. Мирослава — уж точно в почетной двадцатке, а может, и десятке врагов хунты. Нет, не арестовали. Взяли в плен. Потому, что это война, просто вместо автомата у некоторых в руках перо. Проблема в том, что тут, как на войне, не работает конвенция о защите прав военнопленных.

Учитывая то, что Мирослава Бердник — человек уже не молодой, у нее проблемы со здоровьем, длительное заключение может означать для нее верную смерть. Даже если у хунты не найдется доказательств ее "вины", даже если дело рассыплется в суде — они все равно постараются довести начинание до конца. Как мы знаем, люди могут годами просто ждать суда. Иногда этого достаточно, чтобы убить человека.

Иногда, конечно, бывает, что для попавшего в кровавые лапы укрогестапо все может закончиться хорошо — как для Руслана Коцабы. Но последний как-то не особо подходил на роль страшного врага — сам родом с Западенщины, участвовал в обоих Майданах. Да и Запад его признал "узником совести", так что расправиться с ним киевский режим не мог, да и не хотел особо. Другое дело — идейные враги самой незалежности, ведущие борьбу все 25 лет ее существования.

Есть, конечно, еще пример Артема Бузилы, которого в итоге просто отпустили потому, что он фактически отсидел срок приговора. Но это стоило ему года жизни. Есть ли этот год у Мирославы Бердник, особенно учитывая те ужасы, которые рассказывают прошедшие украинские застенки. Не зря же СБУ даже испугалась пускать в свои тюрьмы миссию ООН. Думаю, даже видавшие виды наблюдатели были бы в шоке от увиденного.

Совсем недавно мы обсуждали арест лидера харьковских коммунистов Аллы Александровской. Теперь Мирослава Бердник. Неужели киевский режим может гордиться исключительно борьбой с женщинами в возрасте? Но для них нет такого понятия. Для них есть понятия "колорад", "ватник", "сепар" — а это в новой украинской мифологии вообще не люди, и их надо давить без оглядки на пол, возраст и т.д.

Впрочем, есть и оптимистические прогнозы. Донецкий политолог Владимир Корнилов, например, считает, что Мирославу Бердник могли арестовать для обмена на крымских диверсантов. Может, и правда специально ищут более или менее известных людей для громкого обмена?

Что ж, версия вполне правдоподобная. Тем более что мы знаем, как украинские силовики любят производить обмен в Донбассе. Они просто хватают совершенно "левых" людей, кто хоть раз где-то в очереди в магазине высказал симпатию "террористам", кто написал "сепаратистский пост" в социальной сети или просто поставил "лайк" "сепаратистской" записи, кто просто критиковал власти, выступал против фальсификации истории — всех, кого можно записать в "вату". Эти люди месяцами, годами сидят в украинских застенках, и если им повезет – их обменивают. Обменивают на пленных украинских солдат. Которых захватили с оружием в руках, когда они пришли на донецкую землю нести взбунтовавшемуся "донецкому быдлу" свет "гидности". Которые пришли убивать. Их обменивают на мирных жителей. Одних украинцев на других. Невообразимо же для цивилизованной Европы, в которую так рвется Украина!

Сами ополченцы постоянно возмущаются тем, что в обмен на реальных комбатантов им подчас отдают не пойми кого, а когда они предоставляют украинской стороне списки реальных пленных и политических заключенных — борцов с режимом — им говорят, что таких у них нет. Я опущу пикантные подробности, что подчас настоящих ополченцев возвращают в Донбасс изломанными, со следами пыток и т.д, в то время, как в "подвалах" республик с пленными (разумеется, если это не правосеки и прочие "нацгады") обращаются как с нормальными, просто заблудившимися людьми. Своими глазами не раз видел, не дам соврать.

Как сообщает донецкий блогер Денис Селезнёв, помимо задержания публициста Мирославы Бердник, всего СБУ по политическим мотивам арестовано более 50 женщин, две из которых уже умерли в тюрьме.

"Информация об аресте украинской журналистки Мирославы Бердник стала мрачной новостью дня 16 августа. Однако преследования за политические убеждения на Украине — это давно уже норма. Только, по неполным данным, по политическим мотивам было арестовано более 50 женщин, две из которых возрастом более 75 лет, обвиненные в создании террористической группы, умерли в тюрьме".

Пожилые женщины, умирающие в СИЗО, безоружные "террористы", пропавшие без вести в тюрьмах, — таковы лишь некоторые реалии борьбы с теми, кто не смирился с отморозками у власти.

75 % арестованных обвиняются либо в терроризме, либо в создании незаконного вооруженного формирования, при этом лишь 17 % из них обвиняют в наличии незаконного оружия.

Безоружные "террористы" — привычные украинские реалии. То, что на первый взгляд не имеет логики, при ближайшем рассмотрении является отработанной системой подавления всякого сопротивления, даже на уровне "мыслепреступлений".

Единственное, что спасает тех, кто остается на свободе, – это непосильный объем работы для СБУ и прокуратуры, которые чаще предпочитают дела, приносящие хорошую прибыль. Кроме того, несмотря на все реалии Украины, в органах, как минимум на уровне милиции, существует саботаж в отношении поимки политических преступников", написал Селезнев в своем блоге.

По разным данным на Украине может быть от 1 до 3 тыс политических заключенных. Это только те, кто сидит именно по политическим статьям: "терроризм", "сепаратизм", "покушение на территориальную целостность (сюда могут отнести признание российского статуса Крыма)". А сколько таких, кто сидит по неполитическим?

Если Мирославу Бердник удастся обменять – это хорошо. Это необходимо, ибо речь идет о жизни человека. Удалось же вытащить из тюрьмы Елену Глищинскую и Виталия Диденко… Да, блин, дожили. Обмениваемся с Украиной украинскими гражданами. Просто разница в том, что для нас пусть и не наши граждане, но люди, которые борются за ценности, которые пропагандирует Россия, порой даже ценой своей жизни — для нас они важны. А для Украины собственные граждане — разменная монета.

Имеет ли такая страна право на существование? Думаю, ответ очевиден. Остановить эту безумную игру в "менялы" можно только одним способом — демонтажем преступного киевского режима. В Киеве сидят террористы, которые похищают людей. А с террористами переговоры не ведут.

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх