473

Как начиналась "силовая хирургия" НАТО: 20 лет с начала бомбардировок Югославии

Нови-Сад во время бомбардировки. Фото: Википедия

Уже выросло целое поколение, которое даже не помнит, что в самом конце XX века НАТО нанесло военный удар по суверенной европейской стране и что никто в мире, кроме нас, не оценил это как агрессию. Ничего такого, мол, хорошие дяди имеют право зайти в квартиру соседа, убить его жену и детей, отобрать гостиную и балкон, а потом спокойно жить дальше, не опасаясь ни санкций, ни какого-либо осуждения. Мир-то однополярный. И главный полярник может творить что угодно.

Чтобы понять всю абсурдность той ситуации, давайте представим, например, что Россия вдруг начинает бомбить, например, Кишинев. А что? Тут тоже есть спорная территория — Приднестровская республика. Мы можем утверждать, что молдавские войска в 1992-м осуществляли этнические чистки. Потом направили бы бомбардировщики на цели в столице Молдавии: телецентр, мосты, заводы, фабрики. Применяли бы кассетные бомбы, обедненный уран. Потом создали бы свой кейфор, например, при участии Киргизии, Таджикистана и Белоруссии. Обеспечили бы полное отделение Приднестровья. Фактически потребовали бы смены руководства Молдавии, его ориентации на вступление в ЕврАзЭС и ОДКБ, а потом бы арестовали все молдавское политическое руководство и посадили бы за решетку на территории третьей страны, например, Армении, где специально создали бы международный суд по делам бывшей Молдавии. И годами держали бы молдавских политиков, затягивая следствие, пока они сами не начали бы умирать без официально предъявленных обвинений. То есть зеркально повторили бы то, что произошло в Сербии двадцать лет назад.

Но мы ведь в 1992-м ничего этого не сделали. Все решилось за столом переговоров. Может, потому, что мы тогда были слишком слабыми? Но вот сейчас, уже имея лучшую армию как минимум в Европе, ровно такую же югославскую схему Россия могла бы отзеркалить на Украине. Тут полно доказательств геноцида русского населения, проживающего на юго-востоке Украины. Но мы опять этого не сделали, предлагая решать все за столом переговоров в Минске. Потому что история с бомбежкой Югославии, а потом с нападением на Афганистан, Ирак, Ливию, Сирию показывают, что агрессия дает только временный эффект, но невозможно заставить людей об унижении, о погибших родственниках и друзьях. А главное — агрессор становится опасен для всего международного сообщества. И достаточно одной слабости, изменения международной обстановки, чтобы новые сильные игроки захотели попытаться его нейтрализовать. Именно тогда, двадцать лет назад, Россия поняла, что Америка — не союзник, а гегемон. И вся последующая логика развития России — в том числе военного — результат того прозрения. Грузия в 2008-м, Крым в 2014-м, сирийская операция — все это эхо взрывов бомб с обедненным ураном, падавших на столицу Югославии. Из Белграда — материал РЕН ТВ.

24 апреля 99-го у Синиши Николича родился сын. Ровно в те минуты, когда на белградский госпиталь и роддом сыпались натовские бомбы. Синише пришлось спасать семью из дымящихся руин. 

"В одном из кабинетов лежали младенцы. Медсестра дала мне троих, и я вынес их на руках в убежище. Стал спрашивать, где моя жена. Она и малыш были живы. Но мой сын пострадал во время бомбардировки, лишился глаза", — рассказал он.

В НАТО удары по мирным объектам называли случайными, а чешский президент Вацлав Гавел охарактеризовал операцию блока без мандата ООН как исключительно "гуманитарную".

Эти слова никак не вяжутся со статистикой. За 78 дней операции "Союзная сила" — в американской трактовке "Благородная наковальня" — от ударов натовских бомб и последствий атак погибли около 2000 мирных жителей. Из них 400 — дети. Но ракеты Североатлантического блока продолжают убивать и сегодня.

"Они всегда говорят, что войска НАТО — это войска обороны. Я не знаю, что они оборонили здесь в Сербии. Это они все бросили и бомбили. Ядерные патроны. И сейчас молодежь, ребята умирают", — говорит Гойко Митич.

Трудно поверить, что вот этот сказочный городок Алексинац с красными крышами 20 лет назад выглядел ужасающе. 

"Там были жертвы, мирные люди погибли. Когда мы пришли, тут все дымилось, все было в руинах, погибших доставать еще не начали, а те, кто выжил, провели всю ночь на улице, укрываясь одеялами", — рассказывает Мича Милаичич.

Мича ведет нас по улицам родного города. Алексинац на юге Сербии пострадал больше других — его бомбили и с воздуха, и с моря. 

Городок Алексинац называют сербской Хиросимой. Натовцы били по мирным объектам: по жилым кварталам, по больницам. Падали на Сербию и ракеты с обедненным ураном. Пыль от снарядов накрыла всю страну.

После войны процент онкологических больных в Алексинаце вырос в несколько раз, как и по всей стране. 18 тысяч человек уже умерли. США признали: выпустили по Сербии 31 тысячу урановых снарядов.

"Мы находили типичные для отравления ураном аномалии хромосом. Это разного рода аномалии, в том числе и синдром Дауна. Дети рождаются без глаз, с волчьей пастью, с заячьими губами. Уран не просто радиоактивен, он токсичен", — заявил экс-директор Национального центра радиологической защиты Белграда Радован Ковачевич.

Запрещенные кассетные бомбы утюжили город Ниш на юге Сербии. 15 погибших. Атака "Томагавками" на белградский телецентр, наоборот, была четко спланированной. 

В Альянсе оправдывались: отсюда якобы вещали сторонники Милошевича. Но среди 16 погибших — монтажеры, дизайнеры. Среди них брат Мирослава. На памятной стеле надпись, понятная без перевода: "За что?".

"Это вопрос, который нас мучает уже 20 лет. Это не были люди, которые каким-то образом могли угрожать НАТО и их силе. Почему эти молодые люди должны были погибнуть?" — говорит Мирослав Медич.

В 200 метрах от телецентра — русская православная церковь Святой Троицы. Ей тоже досталось. 

"У нас на крыше было 27 пробоин. Все окна с восточной стороны были выбиты. Вся территория подворья была завалена кусками здания, техникой и останками тел", — говорит настоятель храма Святой Троицы в Белграде отец Виталий Тарасьев.

Бомбардировки гражданских объектов носили массовый характер: ракеты уничтожали школы, больницы и детские сады. В Сербии считают, это было намеренное уничтожение народа. 

"Я могу цитировать американского генерала, главнокомандующего воздушными операциями Майкла Шорта: "Невозможно выиграть войну, если не уничтожим возможность нормальной жизни для большинства населения. Мы должны оставить их без воды, электричества, еды и даже чистого воздуха", — вспоминает чрезвычайный и полномочный посол Сербии в России Славенко Терзич.

Эффект получился обратный. У НАТО было 1000 самолетов, авианосцы. Несмотря на 700-кратное превосходство Альянса в силе, югославская армия не собиралась капитулировать.

Полковник войск ПВО Золтан Дани показывает свой домашний музей. Это — фрагмент фюзеляжа Ф 117А, легендарного самолета-невидимки. Золтан со своей группой сбил Stealth. Причем ракетой из старого советского комплекса "Нева".

Но на героизме югославских патриотов вряд ли можно было бы долго удержаться. Помогла Россия.

Премьер-министр Евгений Примаков — в момент начала атаки на Югославию он летел на переговоры в Вашингтон — развернул самолет на 180 градусов над Ньюфаундлендом — разговаривать с агрессорами было не о чем.

Это было 24 марта. А в конце мая 99-го 18 бойцов спецназа ГРУ получили приказ тайно взять контроль над Приштинским аэропортом до прихода британских войск. Уже 12 июня подоспели наши десантники — они совершили марш-бросок от места постоянной дислокации в Боснии. 15 бэтээров и 35 машин прошли 600 километров фактически за ночь. Под самым носом у НАТО.

Задача — опередить натовцев, которые только начали сухопутную операцию в Югославии, остановить насилие, защитить людей. Они встречали десантников со слезами на глазах, как защитников. На домах растяжки со словами "Россия, помоги". Люди дарили нашим военным цветы. На улицах Приштины был настоящий праздник — звучала "Катюша". Повсюду русские флаги, наскоро пошитые сербами.

Наши десантники были в Косово на протяжении самых страшных 4 лет и не допускали резни в полном противоречий крае. В 2003-м российские военные ушли из Приштины. Балканский узел затянулся туже.

Прокуренная кафана в горном городке Куршумлия. Короткий инструктаж перед поездкой в маленькую деревню Дабиновац у самой границы с Косово. Здесь по-прежнему опасно: в лесах до сих пор есть неразорвавшиеся томагавки с обедненным ураном. 

Когда-то на плато было 150 домов, теперь же осталось пять. Семья Вучина-Вуле живет здесь 190 лет. Говорит, албанцы из Косово часто переходят границу.

Бросать дома сербы не хотят, поэтому косовские албанцы используют новую стратегию.

В 300 метрах граница с Косово. Это называется тихая экспансия. Албанцы приезжают в маленькие села, деревеньки, скупают недвижимость, образуются анклавы. А дальше старый сценарий — требование независимости и новый конфликт.

Результат операции НАТО — хаос на территории бывшей Югославии. 220 тысяч сербов покинули Косово. 

"Эти бомбардировки, конечно, откровенное нарушение международного права", — говорит постпред РФ при Евросоюзе Владимир Чижов.

В Югославии Вашингтон впервые продемонстрировал: отныне все решает количество томагавков и урановых бомб, и ни одна страна в мире не может действовать без оглядки на Запад. Мир стал другим. Это на себе испытали Ирак и Ливия.

"Югославия — это был полигон, на котором опробовались отношения мирового сообщества: стерпит оно, не стерпит, насколько безнаказанными окажутся действия. И потом этот опыт разрушения Югославии через вот эти "бархатные революции", когда народ одурманен идеей перестроить получше государство. Не замечает, как у него крадут отечество", — считает историк Наталия Нарочницкая.

Пример кризиса международного права: почти все обвинительные приговоры вынесены сербам. Пожизненное заключение — для бывшего президента Республики Сербской Караджича. Такое правосудие не удивляет журналиста Небойшу Йеврича. Однажды американские репортеры спросили: кто тут у вас главный военный преступник?

"И мы им "сдали" литературного героя книги "Герой на осле". Это было все равно, как если бы вы в Испании сказали, что Дон Кихот — боснийский насильник. Они этого литературного героя начали искать, и в итоге 26 обвинений трибунал выдвинул против него!" — рассказывает он.

У сербов нет иллюзий по поводу защиты со стороны международного права. Отсюда уверенное сотрудничество с России. Единственной страной, которая их поддержала 20 лет назад.

"Господин президент, через 20 лет что Сербия ощущает после бомбардировок?" — спрашиваем у президента Сербии Александра Вучича.

"Много всего. Надеюсь, что это никогда не повторится здесь. Надеюсь, что вместе с нашими друзьями мы будем сохранять мир и стабильность", — отвечает он.

Крепнущая дружба с Москвой все больше раздражает западных политиков. И неутихающие четвертый месяц уличные беспорядки напоминают начало "цветных революций", срежиссированных за океаном. Происходящее в Белграде сейчас выглядит как последнее предупреждение независимой Сербии.

Больше интересных новостей читайте на канале РЕН ТВ в Яндекс.Дзен
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...

Популярное

NNN
Вверх