904

Наместник монастыря: Ангела Меркель хорошо говорит о России в частных беседах

Фото: Википедия

Кажется, никто еще не связывал проведение Россией военных учений "Запад-2017" и предвыборную кампанию в Германии. И правильно. На этот раз не мы берем Берлин, а Ангела Меркель. Сама, сама! Еще пару лет назад ее позиции резко пошатнулись — после того как она открыла немецкие двери беженцам с Ближнего Востока.

Новогодняя вакханалия в Кельне в канун наступления 2016 года была как нож в спину Мутти — Мамочки, как называют немцы своего канцлера. Но Мутти не дала всем этим журналистам и правозащитникам тревожить умы немецкого избирателя жестокой картиной погружения Европы в глубины хиджаба. Пресса, полиция, общественное мнение  все было взято под жесткий контроль. Любого, кто поднимал эту, в общем-то, реальную тему, тут же клеймили русским шпионом, наймитом, врагом трудового немецкого народа и так далее. Когда Мутти складывает ручки, не надо забывать, что у нее стальная хватка. Впрочем, и она делала иногда ошибки.

Незадолго до выборов Ангела Меркель сделала отчаянный шаг, который вполне мог похоронить ее надежды на четвертый канцлерский срок. Она заявила, что безусловный базовый доход не подходит для Германии. Что такое безусловный базовый доход? Это когда государство платит каждому гражданину круглую сумму ежемесячно, вне зависимости от того работает он или нет. Зачем это делается? Не только для повышения благосостояния граждан, но и для того, чтобы постоянно вбрасывать через торговлю крупные суммы в экономику страны.

В Швейцарии тоже хотели так сделать, но на референдуме граждане сказали "нет". Мы не хотим денег просто так! С нашей точки зрения, они — сумасшедшие. Но швейцарцы не дураки. Они понимают, что, как только эти деньги начнут выплачиваться, все дворники, уборщики мусора, весь низовой пролетариат перестанет выходить на работу и начнет потягивать пиво на диване перед телевизором. В случае с Германией будет еще хуже, учитывая огромное число беженцев и мигрантов, которых Меркель запустила, как раз чтобы пополнить поколение дворников и сторожей. Они и так не очень хотят работать, а тут такая халява. Но примечательно: Меркель решила не устраивать референдум по этому поводу, как в Швейцарии. Чтобы немцы не отвлекались от основного голосования за нее.

И вот тут у нее была трудная задача. Мало победить. Надо победить так, чтобы не пропустить в политику новые германоцентричные силы. Тех, кто критикует ее политику открытых дверей для мигрантов. Тех, кто хочет жить в традиционной Германии — пусть даже в составе Евросоюза. И кто не хочет ливанского пути развития.

Ливан был христианской страной. Такая ближневосточная Франция. Но в результате конфликтов в соседних государствах туда начали прибывать массы беженцев-мусульман. Сначала палестинцы. Они селились обособленно, на юге, — но потом потребовали равных прав с христианами. Началась гражданская война. Далее христианское и мусульманское население уравнялось. Сейчас прибыли новые беженцы — из Сирии. И все идет к тому, что христиане в Ливане останутся в меньшинстве. То есть это реальный сценарий.

В Германии до сих пор не было принято говорить о такой перспективе. Но вот смотрите, по данным экзитполов, партия Меркель ХДС получает 34 процента мест в парламенте. Но неожиданно больше ожидаемого — 13 процентов — получает "Альтернатива для Германии". Вроде немного, но теперь они смогут, например, начать официальное расследование миграционной политики Меркель, о чем уже объявили. Из Берлина передает наш обозреватель Алексей Лазуренко.

Испанские мотивы под мюнхенское пенное. В Германии осень противоречий. Обычно Октоберфест — время для веселья. Но в этом году страна на перепутье.

Избирательные участки не открылись еще, а Германия уже знала: перемен не будет. Железная канцлер не нашла достойного соперника. Хотя подающие надежды были.

Вечер пятницы, Жандармская площадь. Мартин Шульц пытается урвать последние моменты перед днем тишины. Даже самая предсказуемая за последние годы избирательная кампания обязана подчиняться законам жанра.

В школе он мечтал о футболе. Травма колена лишила надежд. Он почти спился, но вовремя взял себя в руки. Дослужился до спикера Европарламента. Биография, достойная политического Олимпа, решили социал-демократы, взяв имя Шульца на знамена. Но Наталья пришла на Жандармскую площадь, скорее, за шариком. Шульц ей нравится. Идей у него нет.

Зачем выбирать копию, если есть оригинал? — шутили немцы все лето. И рейтинги Меркель рвались в заоблачную высоту. Последние пару дней она делала вид, что и вовсе сошла с дистанции. Попав на уличный мастер-класс, вдруг символично становится реаниматологом. А то и вовсе просто разливает кофе активистам, чтоб донесли народу: она построила великую Европу. Посреди "варварского"-то мира.

"Мы не сражаемся друг с другом, как столетия назад. Это та цель, над которой стоит работать. Тем более когда вы видите, что происходит на Украине и в России и какая страшная война идет в Сирии", — сказала Меркель.

Вот только приезжие и раскололи Германию. Открывать им двери или запереть перед самым носом — спор, который страна сегодня ведет на всех языках.

После 18 лет в Берлине русский дается ей не всегда просто. Но переводить программу партии "Альтернатива для Германии" Ольга помогала. Медсестра, мать троих детей. Еще пару лет назад она о политике и не думала. А потом с Германией что-то случилось.

"Картинки по телевизору не соответствовали реальности. Почему-то по телевизору показывают, что тут беженцы, семьи, дети, а на самом деле идет толпа молодых мужчин. Хорошо одетых, с дорогими телефонами, но без паспортов", — говорит жительница Берлина Ольга Витлиф.

Район Нойкельн. Уже не центр, но еще и не окраина. Во времена разделенного Берлина он слишком близко находился к стене для того, чтобы немцы его невзлюбили. А вот приезжие активно осваивают. В 21-м веке Нойкельн признан одним из самых неблагополучных районов немецкой столицы.

Приезжий с бутылкой в руках толкает в спину местную девушку. Эта история из жизни Нойкельна облетела весь мир. А есть еще ограбления банков, нападения на магазины… С легкой руки Ангелы Меркель, впустившей в страну почти 2 миллиона мигрантов, берлинский район живет в новых реалиях.

Покой бюргеров или защита мигрантов? Меркель пришлось лавировать между теми, кто по-разному видит социальную справедливость. На этом скользком пути канцлер растеряла немало сторонников. В том числе и среди тех, кто говорит в Германии по-русски.

Еще вчера такая "альтернатива для Германии" считалась неприличной. Но чем больше отметин оставляли приезжие на немецких традициях, тем увереннее чувствовали себя радикалы. Теперь идут на бундестаг. В рядах "АдГ" шестеро русских.

"По статистике 2016 года, беженцы совершали 804 преступления ежедневно. То есть это получается 33 преступления каждый час. Криминал захлестывает страну. Мы должны что-то делать", — говорит кандидат в депутаты от партии "Альтернатива для Германии" Анатолий Тренкеншу.

"АдГ" в составе нового парламента пророчат никак не меньше 10 процентов. Нынешние выборы это вообще — бой за третье место. "Блокирующий" пакет Меркель не соберет. Сохранять коалицию с ней Шульц пока не намерен. А значит, партиям поменьше предстоит решить судьбу правительства. Поэтому их кандидаты идут на крайности. Вот левые, вместе с агитками, раздают презервативы на проспекте, что когда-то носил имя Сталина.

"Это игра небольшая слов. Если выбираешь левых, то получаешь удовольствие. И еще это ориентировано на молодых людей, для которых это актуально", — говорит кандидат в депутаты от партии "Левые" Гезина Летч.

Дьявол кроется в деталях — германская мудрость, которая этой осенью заставила треть немцев вчитываться в программы партий-карликов.

Федеральная трасса местного значения. Вон там дача Ангелы Меркель, вон там живет ее мать. Получается, что единственная достопримечательность на дороге канцлера к отчему дому это — православный храм.

Сначала — гостевой дом Гиммлера, потом — санаторий Штази. Многое повидал берег живописного озера в Гетшендорфе — до того как здесь появился первый в Германии монастырь РПЦ. К его созданию приложил руку и отец Ангелы Меркель — видный лютеранский пастор. Наместник монастыря говорит: дочь в этом смысле в отца пошла.

"Она хорошо относится к России. Может, есть какие-то факторы, которые нельзя озвучивать, но в частных беседах, поверьте мне, абсолютно адекватное, нормальное отношение к России", — говорит наместник Свято-Георгиевского мужского монастыря в Гетшендорфе Даниил Ирбитс.

Дружить или спорить с Россией? Нести ли на себе экономическое бремя ЕС? Держать ли распахнутыми настежь границы? Немцы ответили на эти вопросы в избирательных бюллетенях. И Ангеле Меркель еще предстоит услышать их от тех, с кем очень скоро она встретится под куполом бундестага.

Уже сразу после выборов в Берлине начались беспорядки: леваки, недовольные успехом на выборах "Альтернативы для Германии", пришли к их офису протестовать. К месту стихийной демонстрации стянуты дополнительные полицейские силы. Впрочем, зная агрессивность современных левых в Европе, следует ожидать погромов. Прошло сто лет, и теперь уже леваки устраивают погромы, круша имущество консерваторов, как, впрочем, и всех, кто под руку попадется.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
LentaInform
Mediametrics
Загрузка...
NNN

Читайте также:

Вверх