window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

Стала известна судьба сыновей скопинского маньяка

Фото: © Wikimedia Commons
Читать ren.tv в

В медиапространстве уже вторую неделю не стихают дискуссии из-за возможного освобождения 70-летнего Виктора Мохова, который известен как "скопинский маньяк" или "скопинский извращенец". Многие интернет-пользователи сходятся во мнении, что этот ничем не примечательный пожилой мужчина до сих пор опасен для окружающих. Страхи людей понятны: на первый взгляд скромный дядя Витя из города Скопина, который расположен в Рязанской области, воплотил в жизнь сюжет романа "Коллекционер" английского прозаика Джона Фаулза, который не одно десятилетие наводит ужас на читателей со всего мира.

В 2000-м году мужчина похитил двух девушек – 14-летнюю Екатерину и 17-летнюю Елену. Преступник заточил жертв в подземную темницу, которую втайне ото всех обустроил на своем дачном участке. В течение почти четырех лет садист, который в советское время был лучшим слесарем завода, неоднократным победителем всевозможных профессиональных соревнований, обладателем почетных грамот за успехи в работе, воплощал в жизнь все свои страшные сексуальные фантазии.

Он в извращенных формах насиловал пленниц, а если Катя и Лена проявляли непослушание, избивал их резиновым шлангом, угрожал ножом, морил голодом, долгое время держал в кромешной темноте, разбрызгивал по комнате слезоточивый газ. Елена родила от истязателя двух сыновей. В обоих случаях роды принимала Катя, которой извращенец принес учебник по акушерству. Колыбелью новорожденных служил чемодан. Мохов отобрал у матери мальчиков (первого - через 2 месяца, второго – через 4 месяца после рождения). Детей он подкидывал в подъезды многоэтажных домов Скопина. Оба ребенка впоследствии были усыновлены, их биологическая мать после освобождения из-за нанесенной психологической травмы не смогла забрать их к себе.

Стала известна судьба сыновей скопинского маньяка

Зовут Олежек, 4 месяца

Журналисты РЕН ТВ побеседовали с женщиной, которая обнаружила одного из мальчиков на лестничной клетке в подъезде своего дома. Виктор Мохов подкинул младшего сына ей под дверь. 

"Вечер, слышу плач ребенка. Я пошла на кухню, думала, что плачет у соседей. Это продолжалось в течение часа. Открыла первую входную дверь, понимаю, что плач стал громче. А вторую дверь открыть не могу, потому что ребенок лежал под дверью. Была не пеленочка, а матрасик такой черный, с колясочки, грязная наволочка и записка: "Зовут Олежек, 4 месяца". Всё, больше ничего. Позвонила в милицию. Они сказали: "Не может быть, мы вам перезвоним". Перезвонили, говорю, да, ребенок, дверь открыть не могу, не знаю, что делать. Приехала милиция, вызвали скорую", – рассказала жительница одного из домов в Скопине Нина Николаевна. 

Женщина отметила, что по внешнему виду казалось, что ребенок только-только родился, настолько он был маленький.

"Крошечный, как будто только родился, голодный, плакал. Он лежал на кафеле, матрасик-то маленький был, грязненький, а он шевелился. Да даже матрасиком это назвать нельзя. У соседей сверху был ребенок, они принесли молочко, мы его завернули. Вот и вся история. Он был у нас здесь в роддоме. Потом его в Рязань забрали, что с ним потом стало – неизвестно", – сказала женщина.

Обоих усыновили 

К беседе подключилась соседка Нины Николаевны, которая, услышав разговор на лестничной клетке, вышла из квартиры. По ее словам, одного мальчика после усыновления увезли за границу, где он находится до сих пор. Говорят, что одного ребенка назвали Анатолием. Люди даже знают его фамилию, которую мы по понятным причинам приводить не станем. 

"Усыновили их, надо было вам усыновить. Один ребенок за рубеж ушел, а другой здесь", – говорит знакомая Нине Николаевне. 

Нина Николаевна в свою очередь призналась, что в тот момент у нее действительно мелькнула мысль об усыновлении:

"Мне моя мама сказала: "И вы его отдали?" Отдали, мы же не знали, чей это ребенок, откуда он. А мама мне: "Ну, вы бы его себе оставили". Я отвечаю: "Мам, ну ты чего придумала?" У нас дети тоже небольшие были. Мама спрашивает: "Хорошенький?" Говорю, что такой нормальный, только очень маленький для четырех месяцев. Он к нам его положил, потому что свет горел. Муж ходил за молоком, пришел домой, дверь закрыл. Он, наверное, услышал и в это время подложил. Всех трясло, когда это произошло, думали, откуда ребенок, полагали, что из технического училища, там девочек было много, думали, что родили и подбросили, а оказалось страх такой". 

Зачем такого выпускать? 

Женщина подчеркнула, что на всю свою жизнь запомнила глаза брошенного ребенка:

"Ребенок был такой живенький, глазки умные-умные. Запомнились мне. Когда я дверь чуть приоткрыла, сразу заметила, какие у него глаза. Он жалобно смотрел таким взглядом. А мы даже не могли его на руки взять".

Нина Николаевна говорит, что она была заочно знакома с Виктором Моховым. В Скопине он был на хорошем счету: 

"Я видела его, ходил он по городу. Моя мама с его матерью работала. Тихий был, небуйный, неженатый. Когда на суд ходила, видела его. Он в клетке сидел. Говорила, что не пойду на суд, но привели. Он сидел в клетке. Меня спрашивают: "Вы его знаете?" Говорю: "Знаю, видела".

Собеседница журналистов РЕН ТВ считает, что "скопинского маньяка" нельзя выпускать на свободу, по ее мнению, он все еще опасен: 

"Зачем выпускать таких людей? Зачем? 17 лет пролетели как один день. Я тогда в себя не могла прийти. Да и сейчас, когда вспоминаю… У меня были все подписки газет о нем. Вот откуда такие берутся? Девочек все осуждали, что они сели в машину. А ты же дядя! Да, поехали они на танцы, ну, подвези их, что у тебя в голове-то творится? Зачем таких выпускать, чтобы они еще что-то такое сотворили? Сейчас такая еще молодежь…"

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Ранее о судьбе детей, рожденных в бункере, рассказала жертва Виктора Мохова. Екатерина, принимавшая роды у Елены, говорит, что у сыновей Мохова сейчас все хорошо:

"Он их забирал. Первого ребенка забрал, когда мы спали, подсыпал нам в воду снотворное. Второго ребенка Лена отдала сама, он прожил с нами четыре месяца. Лена уже понимала, что он может не выжить, у нее не было молока, у него не было свежего воздуха. Она сама его отдала, сказала, чтобы Мохов его куда-нибудь подбросил, чтобы его нашли, чтобы он выжил. Он относил их в подъезды жилых домов, их там находили. С детьми, слава Богу, все хорошо. Я знаю, что их усыновили, они уже совершеннолетние".

Однажды садист привел похищенным девушкам цитату мыслителя Данте Алигьери:

"Оставь надежду, всяк сюда входящий". 

Однако надежда на освобождение не умерла. Чудом рабыням удалось спастись. Виктор, пытаясь соблазнить студентку, которая снимала у него комнату, заставил Екатерину сыграть свою племянницу. Он вывел пленницу из бункера, приодел ее и привел на чаепитие. Узница воспользовалась шансом, подкинула записку квартирантке. Прочитав ее, девушка сбежала из дома Мохова и обратилась в милицию. Истязатель отправился за решетку, как тогда казалось, на долгие 17 лет. Виктор Мохов должен освободиться из саратовской исправительной колонии №4 уже завтра, 3 марта. 

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
// puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_808103')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_808103', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "relap", "params": { "placementId": "tJ2dQzv69g33YmJi" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "16855" } }, { "bidder": "otm", "params": { "placementId": "24107" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_808103', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ 'account':'ren_tv', 'tmsec': 'ren_tv', 'autohit': false }); }); const newScript = document.createElement('script'); newScript.onload = function() { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector('script'); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })('https://tns-counter.ru/');