window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
10 февраля 2023, 17:22

Издевательства привели к массовому побегу из рехаба в Подмосковье

Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

19 человек совершили побег из рехаба в Подмосковье, заявив, что они больше не могут терпеть издевательства и унижения от персонала. Это уже не первые пациенты, которые покидают частную клинику, но до этого бывшие алкоголики и наркоманы не обращались за помощью в полицию.

Издевательства привели к массовому побегу из рехаба в Подмосковье

Имен здесь не называют и о влечениях не говорят. Больше о свободе и про "Шанс" - реабилитационный центр для людей с зависимостью. Кто-то скрывает лицо за маской, Дмитрий свою историю рассказывает открыто - как пил и как попал в руки специалистов.

"Приехали два человека, ну, их называют мотиваторы. Они вкололи мне галопередол и увезли в реабилитационный центр "Шанс", - вспоминает Дмитрий Шелудченко.

Трехэтажный коттедж в Трошково. Там умирающего от алкогольной интоксикации, как он сам рассказывает, встретили не с капельницей, а телефоном в руках. Так делают со всеми пациентами.

- Ваша причина нахождения здесь?

- Алкоголизм.

- Понимаете где вы находитесь?

- Реабилитационный центр "Шанс".

- Добровольно ли вы здесь находитесь?

- Да, добровольно.

В это время родители Дмитрия заключали договор. Не на оказание медицинских услуг, а о добровольном пожертвовании.

"Конечно, это незаконно. Более того, нужно отметить, что если этот договор заключается родственниками, то это тоже незаконно. Нельзя передать право оказания медицинской помощи третьему лицу", - объясняет адвокат Алексей Аксенов.

Родители считали, что отправляют сына в лечебное учреждение. На фотографиях с официального сайта оно выглядит как курорт. На деле, как рассказывают пациенты, больше похоже на тюрьму. За 70 тысяч рублей в месяц.

"Я не сразу поняла, куда мы попали. Информация очень скудная. Ничего такого не говорят. Я поняла, что его постоянно наказывают. Все, какие наказания можно было, он собрал", - рассказывает мать Дмитрия Нина.

Запрет на звонки родным, постоянные дежурства, а за любую провинность или неподчинение – наказание. Врачей и психологов нет, вместо них так называемые "консультанты".

"Это бывшие люди, которые прошли реабилитацию. У них, возможно, ремиссия, они год не употребляют ни наркотики, ни алкоголь. Чтобы не сорваться в социуме, они отдаются работе", - говорит один из резидентов реабилитационного центра "Шанс" Вячеслав.

Отчаявшись, несколько пациентов задумали побег.

"После того, как мы возвращались с перекура с улицы. Заблокировали двери. Забрали ключи у персонала. Открыли двери и ушли", - вспоминает один из пациентов "Шанса".

Этот побег в истории центра в Трошково можно считать самым массовым, если раньше уходили максимум один-два человека, и то полиция их возвращала, то в этот раз на свободу вырвались 19 пациентов. Удивительно, но десять человек остались: их, получается, все устраивало.

"Честно могу сказать, когда что-то такое совершает, убегает. Срывается. Он все это объясняет, что плохо лечили. Не помогали. Мучали. Никогда на себя ответственность не примет. Это признак болезни. Виноваты будут все", - подчеркивает нарколог Василий Шуров.

Возможно, и в этой ситуации беглецы ищут себе оправдание. Ведь даже судя по фотографиям, жили пациенты неплохо. Отмечали праздники, проводили собрания, смотрели фильмы. В их распоряжении была баня, бассейн, библиотека. Мы решили своими глазами посмотреть, как проходит процесс лечения. Но в реабилитационном центре нас встретили не очень гостеприимно.

- Вы думаете, если вы захотели, взяли камеру, приехали. Вам все-все открыли. Вам все-все показали, рассказали?

- Ну, а что не расскажите?

- Мы работаем!

- Расскажите, как вы работаете?

- Всего доброго.

Возможно, руководитель частной клиники Денис Бухтеев побоялся, что мы будем задавать ему вопросы о криминальном прошлом. Например, судимости за наркотики и дебошах, во время которых он избивал собственную жену. Его компаньон Сергей Корнев, который подписывает договоры, тоже интересная личность. Ранее неоднократно был судим за хищение и хранение запрещенных препаратов. Но это было раньше, сегодня они - бизнесмены. Три филиала в Московской области исправно собирают средства, якобы на благотворительность.

"Тот беспредел, который они творят, никакими словами не описывается, не поддается никакой логике. Мне совершенно непонятно, почему у нас на местах каким-то образом сотрудники полиции это дело все покрывают", - говорит юрист Даниил Лунев.

Они честно не знают, что творится за этими воротами.

- А вы не знаете по поводу этого дома, что здесь находится?

- Честно говоря, нет.

- Это же ваш участок?

- Нет, я здесь не участковый.

- А зачем вы тогда приехали, если это не ваш участок?

На обращение сбежавших стражи порядка не так быстро, но тоже отреагировали.

"Сотрудниками полиции проводятся разбирательства. По результатам которого будет принято решение в соответствии с законодательством", - сообщил сотрудник пресс-службы ГУ МВД России по Московской области Андрей Пышкин.

Пока в реабилитационном центре заняли круговую оборону: беглецы пишут коллективное заявление в прокуратуру и Следственный комитет. Один шанс они променяли на другой, и чего этим они добьются – пока большая загадка для обеих сторон.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1074668 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1074668')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1074668', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1074668', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1074668(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1074668(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })