window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 февраля 2022, 12:15

Смогут ли новые санкции ЕС нанести России серьезный урон

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев рассказал, какой стоит ожидать эффект от второго пакета санкций ЕС против России.
Фото: © Depositphotos

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в беседе с РЕН ТВ обсудил второй пакет санкций, которые ввели главы государств и правительств ЕС в ночь на пятницу в отношении России.

Эксперт рассказал, насколько они окажутся болезненными для России.

Запрет на продажу самолетов и комплектующих к ним

По мнению Мариничева, эти санкции будут болезненными для российских авиакомпаний на первых порах, но в долгосрочной перспективе переход на отечественные самолеты исправит ситуацию.

Интернет-омбудсмен оценил запрет ЕС на продажу самолетов в РФ

"Это могут быть достаточно болезненные санкции, которые поставят на землю большую часть авиапарка авиакомпаний. В связи с тем, что самолеты не смогут обслуживаться и должным образом эксплуатироваться. При этом это стимулирует переход на отечественный авиапром. Это трудности, которые в долгосрочной перспективе могут привести к обратной ситуации – импортозамещению авиаотрасли. То есть это поправимо, с точки зрения отрасли", - отметил он.

По его словам, проблемы могут возникнуть с обслуживанием самолетов, которые имеются сегодня в авиапарке авиакомпаний. В случае необходимости замены запчастей у них могут возникнуть трудности.

"Это вполне себе возможно, так как сделки контролируются сегодня по конечному потребителю. Собственно говоря, прямые продажи будут запрещены, через каких-то посредников могут продаваться. Придется использовать некоторые посреднические организации в каких-то других юрисдикциях. Это не формирует простую форму эксплуатации и всех наземных служб. Тут единственно правильное решение – переход на отечественный авиапром", - говорит интернет-омбудсмен.

Мариничев добавил, что эти санкции могут изменить саму бизнес-модель авиакомпаний, но при этом пережить такие ограничения вполне реально, в перспективе будет наблюдаться снижение зависимости от зарубежного авиарынка.

"Авиакомпании могут понести серьезные потери, так как они не смогут, возможно, эксплуатировать весь свой авиапарк должным образом. А это значит, что не будет перевозок в достаточном объеме. Это и потеря самой бизнес-модели. Временно, в моменте, это будет неудобно, но это несмертельно. Здесь все немного похоже на санкции с точки зрения сельского хозяйства, которые у нас были несколько лет назад и которые стимулировали спрос и возможности реинкарнации сельского хозяйства как отрасли", - сказал эксперт.

Запрет на экспорт европейских технологий для переработки нефти

Мариничев отметил, что в данном случае эти санкции не столь опасны, так как в России уже провели модернизацию в данной отрасли.

Интернет-омбудсмен рассказал о санкциях ЕС в сфере НПЗ

"Здесь сложно однозначно ответить, потому что модернизация прошла. Конечно же, импортозависимость, она присутствует, и она колоссальная, но принципиальная инерционность самой системы – заводов, нефтедобычи - она позволяет достаточно долгое время без актуальной технической поддержки все равно функционировать", - сказал он.

По его мнению, в свете этого у России есть время, чтобы решить проблемы – нарастить компетенции и создать отечественные аналоги.

"Думаю, что мы можем компенсировать локальный момент", - отметил он.

Эксперт добавил, что в перспективе Россия сможет разработать свои технологии, что позволит снизить общую стоимость.

"Тут из одного места убывает, с другого – прибывает. Ничего в этом хорошего нет, но я убежден абсолютно, что все будет хорошо", - отметил он.

Запрет на доступ к важнейшим технологиям, включая полупроводниковые технологии

Мариничев рассказал, что данный вопрос – самый сложный, потому что не совсем понятно, как именно будут реализованы эти санкции.

Аналитик рассказал, чем опасен запрет ЕС на доступ к технологиям

"Вот этот момент, на мой взгляд, он наиболее страшный и опасный, потому что непонятно пока, как будут введены эти санкции. Мы прекрасно понимаем, что микроэлектроника присутствует сейчас везде – и в самолетах, и в нефтедобывающей индустрии, и в автомобилях. Вопрос санкционности относительно микрочипов, он может носить разный характер. Это может быть просто запрет поставки микрочипов. Это не очень страшно, хоть и неприятно. Но допустимо с точки зрения рисков и возможности создания чего-то нового в области новых изделий", - сказал он.

По его словам, если ЕС пойдет по более жесткому сценарию, то это будет болезненно, но не только для России, ведь Москва может ответить на ограничения симметрично.

"Это может подразумевать в себе большие ограничения. Тут могут быть запрещены поставки современной компьютерной техники – тех же ноутбуков, телефонов, смартфонов. Все это может быть запрещено. Здесь однозначно судить сложно. Я думаю, что, скорее всего, речь будет идти, скорее всего, не об ограничении поставок готовых изделий, потому что в таком случае необходимо закрыть своими руками целую страну и целый рынок. Я думаю, что у американцев и ЕС будет превалировать защита собственных интересов, а не просто введение санкций. Потому что там тоже умные люди", - сказал он.

В случае более жесткого сценария РФ также может нанести вред западноевропейской и американской экономикам.

"Если пойдет по жесткому пути, то это будет говорить о том, что у нас будут очень жесткие отношения, с точки зрения обмена технологиями. Возможно, что со стороны России последует симметричный ответ. А у нас также хватает технологий. Может быть, речь не про масс-маркет (смартфоны, ноутбуки), но есть то, что тоже очень больно отразится на экономике западноевропейских и американских компаний", - отметил он.

Смогут ли санкции нанести непоправимый урон?

Интернет-омбудсмен о новых санкциях ЕС: Все решаемо

Подводя итог, эксперт отметил, что новые санкции, несомненно, способны нанести России дискомфорт, но при этом практически по каждому из вопросов есть решения, поэтому безвыходными новые ограничительные меры назвать нельзя.

"Отвечу на примере: вот живете вы в загородном доме, и у вас по каким-то причинам отключился свет. У вас котел не работает, горячей воды нет, совсем неприятно. Вы же будете решать проблему? Поставите какую-нибудь дизель-генераторную установку, включите, будете подливать туда бензин. Будете работать с ограничением. Но вы так или иначе наладите жизнь. Вот так и здесь. Все эти ограничения, они носят такой же характер. Они не лишают нас того, чтобы, условно говоря, навсегда лишить нас света, они заставят нас переключиться на внутренние возможности. Неудобства однозначно будут. Привычный уклад будет нарушен. Но мы сможем все это восстановить и приблизиться к тому, к чему мы привыкли в последнее время. Но ничего экстраординарного я не вижу. Есть проблема в технологическом отставании, потому что отсутствие получения новых технологий в готовом виде – это не то же самое, что научиться делать самим новые технологии. Разрыв технологической конкуренции может быть достаточно болезненным, но здесь все зависит от того, как будет построена структура внутренней экономики", - сказал интернет-омбудсмен.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_943892 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_943892')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_943892', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_943892', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_943892(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_943892(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })