window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

Историки рассказали о маскировке Ленинграда в годовщину блокады города

Здесь не нужны лишние слова. Сегодня началась одна из самых страшных страниц истории для России. Восемьдесят лет блокаде Ленинграда. Она длилась 872 дня. За время блокады от голода погибли более 630 тысяч мирных жителей, еще 16 тысяч были убиты во время обстрелов. Потери военных тоже оказались колоссальными — почти полмиллиона солдат.

Историки рассказали о маскировке Ленинграда в годовщину блокады города

Но жертв в это страшное время могло быть куда больше, а сам город со своей уникальной архитектурой и историей мог быть полностью стерт с лица земли, если бы его в прямом смысле не спрятали от глаз оккупантов. И все, что оставалось вражеской авиации, — беспомощно бомбить пустые коробки, которые уже на следующий день возвращались на свое место.

Массированные бомбардировки Ленинграда, скованного блокадным кольцом, начинались на рассвете, продолжались днем и часто не стихали ночью. Тысячи бомб сыпались на город. Но если посмотреть, в этом огненном граде практически все городские доминанты уцелели. Во-первых, отлично работала система ПВО. А во-вторых, с воздуха враг видел совсем другой Ленинград. Ленинград, которого на самом деле не было.

Смольный был первым в расстрельном списке фашистов. А немецкие воздушные карты идеальными. Излучина Невы — как ключевой ориентир. Бомбы падали на колыбель революции одна за одной, но та, словно русский ванька-встанька уже к следующему прилету авиации поднималась из руин. Страдал лишь огромный фанерный макет на площади рядом. Карты картами, но сверху был виден густой лес – летом зеленый, зимой – белый.

"Придумали такой способ маскировки, вплетали в маскировочную сетку аппликации из листьев, были и настоящие листья. Их периодически меняли, и в 42-м году ботаники придумали специальный способ консервации таких листьев", — рассказал кандидат исторических наук, старший научный сотрудник президентской библиотеки Алексей Воронович.

Рядом с лесом непонятное здание – между пропилеями натянули фальшфасад. При подлете один в один — дом. Покрасили под камуфляж мосты, завалили их хламом. Со стороны, скорее, напоминало кладбище кораблей, а не переправы!

"Расчет на то, что пятна определенного тона, будут для наблюдателя сливаться с фоном. Мы рисуем контрастные фигуры на поверхности моста. Мост частично попадает к фону, к реке. И вместо моста лётчики видят непонятное сооружение", — отметил доктор исторических наук Кирилл Назаренко.

Целые кварталы макетов, вместо нефтебазы в ручьях — закрашенные позолоченные шпили — на фоне серого неба ничто не выдавало привычный Ленинград. В блокадном трамвае, на котором ребенком ей приходилось ездить, Валентина Александровна вспоминает – даже для жителей зажатого в кольцо голода и смерти города он выглядел непривычно.

"Заделывали витрины. Когда были еще доски. Мешки люди таскали с песком. Песком закладывали все входы для того, чтобы меньше было жертв. У нас было только три памятника не закрытые: памятник Суворову, памятник Кирову и памятник Кутузову и Барклая де Толли", — поделилась жительница блокадного Ленинграда Валентина Невская.

Ленинград и звучал по-другому. Немецкая артиллерия судорожно палила по позициям нашей техники, по полям, где грохотали вспахивающие землю тракторы. Но ни танков, ни тракторов там не было.

"Еще в сентябре 41-го года наш ленинградский фронт получил отряд звуковещательных станций. Их ставили на автомашины и танки. Это Додж три четверти, он на ленинградском фронте не присутствовал, а так их ставили на любые автомобили", — рассказала заместитель руководителя патриотического объединения "Ленрезерв" Елена Буянова.

Эти звуки записывали на портативный диктофон "Шоринофон" размером с небольшой чемодан.

"Запись производилась посредством микрофона на кинопленку закольцованную. И запись производилась механическим путем. То есть нарезалась как на виниловые и шеллаковые диски", — подчеркнул сотрудник патриотического объединения "Ленрезерв", преподаватель военной академии связи Юрий Азизян.

Можно только представить, сколько снарядов впустую выпалил враг, сколько жизней спасло это изобретение. Город ждал прорыва блокады, в нем продолжалась жизнь. Работали театры и музеи.

Значительную часть экспозиции Эрмитажа эвакуировали, но рамы картин оставили на месте, чтобы не занимали место в вагонах. Кроме того, надеялись на то, что победа будет за нами, а так проще все потом вернуть на место. Доподлинно известно – была одна экскурсия: люди смотрели на опустевшие рамы и, слушая рассказы экскурсоводов, что здесь висела та или иная картина, все равно приходили в восторг.

Без памятников и картин, без мостов и порой без целых кварталов город, которого, казалось, нет, – был. Для немцев оставаясь лакомым куском. А для сотен тысяч ленинградцев — утратившим золотой блеск шпилей, бережно укрытым километрами маскировочной сетки и во многом оттого — непокоренным.

СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_877321')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_877321', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "relap", "params": { "placementId": "tJ2dQzv69g33YmJi" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "16855" } }, { "bidder": "otm", "params": { "placementId": "24107" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_877321', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }