window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 марта 2021, 18:14

Брянский завод по производству масок массово избавляется от работников

Следите за нашими новостями
в удобном формате

Те, кто в самый пик пандемии ни дня не был на удаленке, работая ради безопасности каждого из нас, сейчас рискуют остаться без работы. В Брянской области в прошлом году наладили экстренное производство медицинских масок. Многие перешли туда с других предприятий. Рискуя здоровьем, работники каждый день выходили на линию и выпускали их миллионами. Но теперь средств защиты хватает, и работники оказались не нужны. Избавиться от них решили весьма хитрым способом.

Брянский завод по производству масок решил избавиться от работников

"Так я тебя сейчас накажу, поставлю в угол и пойдёшь в Брянск пешком!" - такая угроза вполне реальная. Автобус ходит в деревне всего три раза в день. Из-за этого Светлане пришлось уволиться и сидеть дома с внуком - она просто не может добраться до работы на общественном транспорте.

"В лучшем случае я в Почепе бываю в 15-20 минут девятого, раньше – только на вертолёте. А рабочий день у нас начинается в 7:45", - говорит женщина.

Почеп – ближайший к посёлку город. В самый разгар пандемии там открыли филиал "Московского эндокринного завода", подведомственного Минпромторгу. Рабочих рук не хватало. Набирали сотрудников со всей округи. Развозили всех на корпоративном транспорте. Светлане, например, ехать 40 километров. А кому-то - вообще 80. В начале пандемии производство масок, которых тогда катастрофически не хватало, запустил лично Денис Мантуров. Но меньше чем через год эпидемиологическая ситуация улучшилась, спрос на маски упал и цеха встали. 

А вот как это объяснил начальник производства. Сотрудники записали его слова на диктофон. 

"К сожалению, маски не продаются! Прибыли у предприятия нет, оплачивать транспорт нечем! С 1 марта доставка корпоративным транспортом отменяется", - заявил начальник производства Валентин Павлов.

"Нас просто за один рабочий день поставили в известность, что отменяются все рейсы. У меня просто паническое состояние, как дальше растить сына!" - говорит упаковщица завода Альбина Лойко.

На общественном транспорте до работы теперь не добраться - даже тем, кто живёт ближе всех. Завод находится в 25 км от города Почеп. Общественный транспорт сюда не ходит. До ближайшей автобусной остановки – 7,5 километров. Это полтора часа пешком через лес. Да и там автобус останавливается только несколько раз в сутки. Есть, правда, еще вахтовый городок, где якобы предоставляют корпоративное жильё, но и до него можно добраться только на личном авто.

В итоге больше 200 человек из 750 уволились по собственному желанию. Последнее время многие из них только и занимались на предприятии тем, что перебирали готовые маски. Если бы их сократили, то по закону пришлось бы выплачивать по несколько окладов каждому. Но история с транспортом решила эти проблемы руководства филиала. Хотя директор и уверяет, что они никого не вынуждают увольняться, просто корпоративный транспорт запускали только на время "локдауна".

"Пик спроса на маски прошёл. Предприятие возвращается к своему стандартному режиму работы – это пятидневка, и, соответственно, раньше же у нас не было корпоративного транспорта, и мы добирались самостоятельно", - утверждает директор филиала "Почеп" ФГУП "Московский эндокринный завод" Дмитрий Матросов.

Непонятно только, когда "раньше". Завод ведь только начал работу в апреле 2020-го. Сотрудники говорят, что при приёме на работу им обещали постоянный  корпоративный транспорт. Но позже в условиях договора этого не было прописано.

"Условия не смутили, потому что, когда заходишь на сайт, там представлены вакансии и снизу написано – есть корпоративный транспорт", - объясняет сотрудница Мария Лазарева.

Это объявление висело на сайте завода аж до начала этого марта. Его убрали, когда начались увольнения. В Минпромторге нам не дали официальный комментарий. В местной администрации тоже отказали. Но за кадром объяснили, что если на заводе захотят - проблему с транспортом можно решить.

"Если к нам обратится руководство завода, мы же не против организовать перевозчиков. Но такого прецедента не возникало, никто не обращался. У любого крупного предприятия на территории округа транспорт есть, они их подвозят, а здесь что - люди ищут причины, чтобы сократить людей", - заявили в администрации.

Принципами работы этого завода уже заинтересовалась прокуратура.

В прокуратуре проверят брянский завод по производству масок

"Прокуратурой организована проверка по сообщениям СМИ о нарушении трудовых прав работников филиала "Почеп" Московского эндокринного завода. Вопрос принятия мер прокурорского реагирования будет решен по окончанию проверки", - сказала и.о. старшего помощника прокурора области Ольга Седнева.

 На самом предприятии приняли временные меры: повесили на повороте "кирпич", как оберег от назойливых журналистов.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_814737 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_814737')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_814737', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_814737', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_814737(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_814737(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })