window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 ноября 2020, 09:14

Лучшие генетики РФ обсудили, как "лечить" болезни до рождения ребенка

Читать ren.tv в
Лучшие генетики РФ обсудили, как "лечить" болезни до рождения ребенка

Заглянуть в будущее еще не родившегося ребенка и предугадать развитие его здоровья - к такой цели сегодня стремятся исследователи и врачи, взяв за основу опыт лучших научных школ генетики России. В Петербурге прошла научная конференция, посвященная 80-летию Владислава Баранова. Имя этого человека знают в любой генетической лаборатории планеты. Именно он 30 лет назад заложил концепцию так называемой предиктивной медицины и даже в свои 80 не боится воплощать в жизнь самые смелые идеи. О некоторых из них - в материале РЕН ТВ.

Посвятивший всю жизнь генетике ученый с мировым именем Владислав Баранов, кажется, приблизился к разгадке секрета, как обмануть ген старения – и в 80 лет он с легкостью поднимается в свой кабинет. А на поздравления коллег и учеников отвечает философски, цитируя Хайяма.

"Мне известно, что мне ничего не известно – вот последняя правда, открытая мной!" - говорит Владислав Баранов, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник отдела геномной медицины ФГБНУ "НИИ АГиР им. Д.О. Отта", главный специалист Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона РФ по медицинской генетике.

Владислав Сергеевич, конечно, лукавит. Начав свой путь, когда генетику преследовали, называли реакционным учением, он первым в СССР, в Ленинграде создал лабораторию перинатальной диагностики, которая позволяет узнать об аномалии в развитии ребенка еще в утробе матери.

"Это совершенно новые технологии. Это - новый мировоззренческий подход", - отмечает вице-губернатор Санкт Петербурга Олег Эргашев.

Посвященная юбилею ученого научная конференция собрала 700 участников из России и зарубежных стран. По видеосвязи ученые слушают доклады коллег прямо на рабочих местах.

Уже сейчас пары, решившиеся на ЭКО - процедуру искусственного оплодотворения - могут свести на нет почти все риски благодаря использованию новейших технологий.

"Таким образом предотвратив рождение детей с хромосомной патологией, таких как синдром Дауна и других патологий", - объясняет Ольга Малышева, старший научный сотрудник лаборатории геномики с отделом биоресурсных коллекций отдела геномной медицины ФГБНУ "НИИ  АГиР им. Д.О. Отта".

Обезопасить себя могут и родители, у которых не возникло проблем с зачатием.

Например, тест, разработанный компанией "Эвоген", позволяет с максимальной точностью определить вероятность возникновения генетических отклонений у будущего ребенка.

"Ранее эта процедура была доступна только путем того, что женщины могли сами заплатить за эту процедуру. Сейчас эта процедура, например, в Москве в рамках пилотного проекта введена для определенных женщин категории риска по результатам скринига, который проходит каждая беременная женщина", - рассказала Александра Галактионова, руководитель направления перинатальной диагностики ООО "Эвоген", кандидат медицинских наук.

Для генетического исследования достаточно десяти миллилитров крови женщины, в которой уже содержится ДНК ребенка.

Для генетического анализа из крови нужно выделить плазму. Для этого используют специальный аппарат – центрифугу. Пробирки с кровью загружают в барабан, который крутится на протяжении получаса со скоростью 16 тысяч оборотов в минуту.

Само секвенирование – завершающий этап анализа. По сути, это чтение ДНК как текста, где вместо привычных нам букв используется алфавит химических соединений. Из 55 тысяч болезней, известных медикам сегодня, от 5 до 10 тысяч – это генетические заболевания. Елена Серебрякова занимается исследованием синдрома Элерса – Данлоса – крайне редкого наследственного недуга, при котором человек становится невероятно гибким, но при этом крайне уязвимым к любым падениям и ударам. 

"Люди начинают показывать достаточно невероятные возможности своего тела. Очень гуттаперчивые? Да, такие, именно так, это правда", - объясняет врач-генетик.

Попытаться ответить на вопрос, почему в организме возникают такие мутации, может только генетика. Такие исследования, как скажем, УЗИ или обычный анализ крови, которые раньше считались у медиков основными, сегодня становятся лишь вспомогательными.

"Я думаю, что, конечно, исследования крови и генома человека на этапе диагностики – это, однозначно, неотъемлемая часть медицины уже сегодняшнего дня, на самом деле. Почему? Потому что она позволяет с наивысшей на сегодняшней день точностью определить заболевание, а значит назначить соответствующее лечение", - говорит Мария Воронцова, ведущий научный сотрудник ФГБУ "НМИЦ эндокринологии", заместитель председателя Российского общества молодых эндокринологов.

Потому так важно еще больше распространять генетические исследования? Такие тесты, в отличие, например, от анализа крови, сдаются всего один раз и полностью рассказывают о состоянии здоровья и всех возможных рисках.

"И сегодня, грубо говоря, мы движемся семимильными шагами к предиктивной медицине, когда мы должны информировать родителей о возможностях генетического обследования", - объясняет Андрей Глотов, руководитель отдела геномной медицины ФГБНУ "НИИ АГИР им. Д.О. Отта".

Ни одна наука в современном мире сейчас не развивается так стремительно, как генетика. Открытия происходят почти каждый месяц, но все же перед учеными остается еще много загадок.

"Выяснилось, что у человека значительно меньше генов, чем предполагали, думали, что миллион, ничего подобного, 23 тысячи генов. Да и не это... понимаете, совершенно меня сражает то, что на долю этих генов приходятся всего два процента всей ДНК. А 98 что делают?" - задается вопросом Владислав Баранов.

Поиск ответов на эти вопросы обещает открытия, которые качественно изменят всю медицину. А учитывая, как быстро развиваются генетические технологии, это может случиться уже в самом недалеком будущем.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_772340 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_772340')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_772340', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_772340', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_772340(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_772340(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })