Жителей спального района лишили сна, пустив над домами самолеты

С новой силой сейчас разгорелся конфликт между строительными компаниями и операторами аэропортов. Спорят они - а страдают обычные жители, чьи дома находятся в микрорайонах рядом с авиагаванями. Самолеты летают прямо над крышами. От круглосуточного гула просто невозможно спрятаться. У некоторых едва выдерживают стекла. В теории за такое положены компенсации, но платить никто не хочет.

Жителей спального района лишили сна, пустив над домами самолеты

Гул авиадвигателей и нечем дышать, дрожат стекла - можно до бесконечности перечислять проблемы, с которыми столкнулись жители небольшой деревни в Подмосковье. Квартиру здесь Юлия выбирала по нескольким причинам. Первая - экология: рядом озеро и лес. Вторая - тишина: подальше от шума большого города. Но за последние пару лет все кардинально изменилось.

"Очень мало было самолетов, и они дальше летали. А сейчас они летают практически над нами, очень низко. И как бы и детям спать не дают, и шумно очень, шумно!" - говорит Юлия Сочинева.

Аэропорт Шереметьево вроде бы и далеко, но это не спасает. Наглядная иллюстрация того, каково это жить по соседству с самолетами. Сейчас низкая облачность, но техника все равно пролетает практически над домами. До взлетно-посадочной полосы отсюда примерно 15-20 километров. Но и этого расстояния достаточно, чтобы понять: соседствовать с подобным практически невозможно. Когда изменили схему полетов над этим районом, ответить никто не может. И никто не спешит брать ответственность за очевидное ухудшение жизни. В аэропортах говорят, это застройщик виноват, мол, незачем было строить дома на приаэродромных территориях. 

"В законодательстве закреплено, что строительство в пределах ПАТ подлежит обязательному согласованию. В том числе до установления ПАТ действует переходный режим, во время которого требуется обязательное согласование с Росавиацией", - говорит пресс-секретарь аэропорта Домодедово Александр Власов.

Но как согласовать, если зоны размыты? Главная, ключевая седьмая подзона на карте так и не отображена и, возможно, не появится раньше 2025 года, так как существующий законопроект предлагает длительную отсрочку. Выходит, строить можно и летать можно, а страдают обычные люди.

"Наши города подошли непосредственно к аэропорту. Появляется потребность четко остановить эту застройку, в противном случае просто жилые здания насядут на аэропорты", - говорит заслуженный строитель России Азарий Лапидус.

Вот и в Минтрансе как бы намекают: строительство никто не запрещает, но за ухудшение качества жизни будет отвечать застройщик, пока не определят четкие границы той самой седьмой подзоны вокруг российских аэропортов. Согласно санитарно-эпидемиологическому законодательству, за шум в зданиях и сооружениях, а также на прилегающих территориях отвечают застройщик или эксплуатант таких зданий и сооружений. Законодательство о приаэродромных территориях предусматривает ответственность операторов аэродромов только за вновь устанавливаемые ограничения.

Строители с этим не согласны. К примеру, дома, где живет наша героиня Юлия, раньше самолеты облетали стороной. Сейчас же пролетают над крышами. И таких резких изменений никто не ожидал. 

"Если на этой территории проживание нормальное людей невозможно, значит, должно быть расселение с выкупом этих земельных участков. Процедуры те, которые предусмотрены в земельном кодексе, в жилищном кодексе. Это все решаемо. Вопрос только в том, кто будет платить за эти процедуры и в каком порядке", - говорит юрист Родион Юрьев.

Впрочем, процедура эта непростая. Сперва жильцы должны за свой счет провести ряд экспертиз и доказать через суд, что жить здесь невозможно. На это может уйти не один год. Поэтому для многих проще не замечать дискомфорт и жить как есть.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870620891737873_763560')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_763560', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_763560', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }

Lentainform