window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

Жизнь на разрыв аорты: 40 лет назад не стало Владимира Высоцкого

Фото: ©

Странные вещи творятся на могиле Высоцкого. Сотни поклонников, которые уже побывали на Ваганьковском кладбище, в недоумении и даже ужасе. Памятник певцу преобразился радикально, и теперь там точно не Высоцкий, уверены многие. И совершенно понятно, почему именно сейчас всех взволновало то, что происходит с одним из самых знаковых образов для нашей страны. Завтра 40-я годовщина смерти Владимира Семеновича. О поворотах в судьбе поэта - в сюжете РЕН ТВ.

Жизнь на разрыв аорты: 40 лет назад не стало Владимира Высоцкого

Вместо прямого пробора - вихрастый зачес, вместо плотно сжатых губ - открытый, словно в крике или в песне, рот. 

Но внесший эти изменения автор и первого варианта памятника, установленного еще в 1985-м, скульптор Александр Рукавишников говорит: это не "новодел", а "возвращение к истокам", именно таким лицо Высоцкого задумывалось изначально.

"Это не новый вариант, это то, что запрещалось сделать 38 лет назад, я сделал так, как хотел сделать 38 лет назад, но мне не разрешали. Я изменил высоту и выражение лица", - говорит он. 

По словам скульптора, изменения вносились после консультаций с сыновьями Высоцкого. И один из них, Никита, в разговоре с нами тему памятника не затрагивает, предпочитает вспоминать события 40-летней давности. Пустая Москва, "зачищенная от нежелательных элементов", самый разгар Олимпиады-80. По телевидению и радио о смерти Владимира Высоцкого ни слова, но страшная новость разлетается с поразительной скоростью. Сердце поэта, актера и музыканта перестало биться около 4-х утра, а уже в полдень к Театру на Таганке стали приходить первые плачущие люди с цветами.

"Люди слушали "голоса", было "сарафанное радио", когда новость передавалась из уст в уста, это стало известно буквально в течение нескольких минут. И вот в центре города собрались десятки тысяч людей. Мне было 16 лет, я был поражен тем, что я увидел, и как это было достойно и красиво", - вспоминает сын Высоцкого Никита.

На церемонию прощания советское телевидение съемочных групп тоже не присылает, зато работают все зарубежные корреспонденты, аккредитованные в Москве, а представитель телевидения ФРГ начинает репортаж с фразы: "Народ, который умеет так прощаться со своими поэтами, – бессмертен!".

Человек, успевший за 42 года жизни, из которых всего 15 пришлось на творческую карьеру, стать кумиром миллионов граждан СССР, не был признан официальной властью. Даже единственную свою государственную премию за роль Глеба Жеглова в культовом телефильме "Место встречи изменить нельзя" он получил только спустя 7 лет после смерти.

Все вокруг понимали: рядом с ними живет и творит гений. Наполовину непризнанный. От этого страдающий и идущий навстречу смерти.

"Я беру карандаш, сижу и пишу, я всегда очень откровенен, я откровенен с листом, бумаги, по сути. Иногда совсем не предполагаешь, что это станет достоянием гласности, но в наш теперешний магнитофонный век от этого никуда не денешься", - говорил артист. 

Кого-то поражала глубина смысла его текстов, а кто-то откровенно завидовал – женился на одной из самых красивых французских актрис. Марина Влади была настоящей кинозвездой семидесятых, добилась, чтобы Высоцкого стали выпускать за границу. Но известный скульптор Зураб Церетели рассказывает нам неизвестную ранее деталь "звездной любви". На свадебном банкете, который Церетели организовал в Грузии, многие увидели недобрый знак.

"10 лет они были то вместе, то порознь, она большей частью в Париже, он в Москве. И близкие видели: Высоцкому тяжело, он живет "на разрыв аорты", - говорит Церетели. 

40 лет Высоцкого нет с нами, а его песни все поют и поют нынешние звезды самых разных жанров – и русский рок, и русский рэп, все находят в строчках Высоцкого свои "культурные коды".

СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_727453')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_727453', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_727453', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }