window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

"Город в огне, нас убивают": кровавые уроки Буденновска 25 лет назад

"Город в огне, нас убивают": кровавые уроки Буденновска 25 лет назад

Взрывы, стрельба, стоны заложников. Это казалось дурным сном.

"В этом здании людей заперли как в концлагере", - вспоминает заведующий хирургическим отделением буденновской больницы Вера Чепурина.

Раскаленный степным солнцем июньский полдень.

"В тех ужасных условиях, в такой жаре, все было без воды, без еды", - говорит главврач больницы Рустам Есенакаев.

Ничего не подозревающие жители Буденновска вдруг оказываются во власти до зубов вооруженных головорезов. Боевики безнаказанно расстреливают одно госучреждение за другим. Людей, словно скот, гонят к зданию районной больницы. Теперь они заложники. Операционные разрушены, оперировать негде, сотни пострадавших. 

Но самое страшное: вымуштрованным боевикам противостоят безвластие и неразбериха.

"Мне кажется, у всей страны, включая руководство, была в тот момент полнейшая растерянность. Никогда ничего подобного не было", - заявил журналист Владимир Ладный, находившийся в числе заложников.

Спецназ отправляют на заведомо провальный штурм.

"Мы не понимали, зачем нас сунули в это пекло. Нам было очень тяжело пережить, что мы не смогли выполнить данный приказ, мы похоронили своих товарищей", - говорит президент союза "Офицеры группы "Альфа" Алексей Филатов.

Вакуум власти и всеобщая безответственность усаживают за стол переговоров с бандитами - слыханное ли дело - высшее руководство страны.

"Это лично позор, что мы, что руководитель государства, один из руководителей, да, вел напрямую переговоры с террористами", - заявил полковник управления "А" Центра специального назначения ФСБ России, в 1995 году старший лейтенант спецподразделения "Альфа" Сергей Милицкий.

Заплатив за безволие человеческими жизнями, террористам дают уйти.

"Они когда в Чечню приехали, их встречали как победителей", - говорит житель Буденновска Владимир Таранов.

Такое могло случиться в стране, где суверенитет раздавали в обмен на лояльность, где без конца делили полномочия и портфели и где на пустых полках магазинов не было даже конфет для передачи в больницу.

Нестерпимо жаркий июнь 95-го. Буденновск. Никто и поверить не мог, что на город опустится тьма.

В 95-м в России не было не только конфет. Не было закона, который запрещал удовлетворять требования террористов и давать им слово на радио или телевидении. А бандитов Шамиля Басаева называли повстанцами.

Но именно эти отморозки, ворвавшись в Буденновск, силой вытаскивали из дворов мужчин и женщин. В супруга Галины Тарановой выпустили пулеметную очередь.

"Вот так поднял голову - живой", - говорит он.

Потом вместе с тремя сыновьями их взяли в заложники.

"Пугали всех: вас расстреливать будем, посадили к бензовозу", - рассказывает Владимир Таранов. 

Людей согнали на площадь. Позже под дулами автоматов колонна пошла по улицам.

"С улицы из домов собирали людей. Людей разули и погнали туда", - вспоминает Елена Маляренко. 

Мирных граждан некому было защитить. Ведь первыми жертвами террористов стали милиционеры Буденновска.

"Шли конкретно убивать, шли конкретно, в общем-то, нанести удар по государству. Делалось через людей, но это удар по государственным органам, по высшим структурам власти", - считает Милицкий.  

Потом будут долго строить догадки: почему буденновские милиционеры оказались единственными, кто оказал сопротивление боевикам? Как могла колонна из шести КамАЗов беспрепятственно проехать 600 километров дороги, на каждом шагу утыканной блокпостами?  

"Силовые структуры, де-юре они существовали, а де-факто их уже не было. Всю агентурную сеть сдали, в военной форме служивому человеку нельзя было, блин, выходить в общественное место, нам не рекомендовали спускаться в метро", - говорит Филатов. 

На всю страну - одно боеспособное спецподразделение. Спецназ ФСБ "Альфа". Его в полном составе и бросили против бандитов. Спецоперацией руководили все и никто: депутаты, правозащитники, даже экстрасенсы. Одна рука не знала, что делает другая. Не представляли даже точное число заложников. Предполагали, что человек 500.

По телевизору звучала и совсем нелепая информация. Противник за укрепленными стенами. В окнах - заложники с белыми простынями. Срывая голос, кричат: "Не стреляйте!"

В таких условиях задачу освободить заложников и уничтожить террористов спецназовцы считали заведомо невыполнимой. Но приказ не обсуждали. Шли на штурм под шквальным огнем. 

"Одна граната там, в общем-то, взорвалась и мне попала в глаз. Ну, глаз потек, меня повязали, ну так, меня так перевязали, и мы спокойно присели. Вдруг удар опять в руку, руку подкидывает - рука висит, и я так: нормально повоевали, глаза нет и, в общем-то, руку оторвало", - рассказывает Милицкий.

А когда прозвучал приказ отступать, на плечи "Альфы" возложили ответственность за неудачу. Не на себя же ее брать?

"У власти должен быть хребет. Должен быть вот костяк, сила принять решение, взять ответственность на себя. В том числе, может быть, за жизни тех же самых заложников", - отметил Филатов.

В память о страшных днях июня 95-го в буденновской больнице нетронутой оставили изрешеченную пулями и осколками стену. Рядом картина, посвященная героям-медикам. Они действовали, пока молчали официальные лица. Вера Чепурина, оказавшись в заложниках, вела переговоры, возила в больницу журналистов, стояла у операционного стола даже после ранения в горло. Перебинтовали - и в операционную.

Вера Васильевна по-прежнему в строю. Пережив весь ужас буденновской трагедии, потеряв коллег, она клянет царивший тогда хаос. Досада гложет даже несмотря на то, что возмездие настигло большинство бандитов, которые захватили ее город. 

"Не дай бог такой неразберихи. Они вышли победителями - это нам очень обидно", - говорит она. 

Эти редчайшие кадры не видел даже сам отец Павел. На записи он встречает заложников, выходящих из многострадальной буденновской больницы.

"Стояли такие, крепкие ребята, спецназовцы, они там народ успокаивали, а мне, как из-под земли вырос, тоже говорит: "Батюшка, не надо, сейчас взрываются мины. И вот я эту картину помню: бойницы эти, зияющие окна, лестница, и идут люди. Рыдания, плачи, и я встречаю…" - говорит протоиерей.

Урок Буденновска запомнился. Полетели головы высших чиновников. Госдума принялась за законы о противодействии терроризму. Глядя на боевиков, прикрывавшихся беременными женщинами и детьми, общество начинало переименовывать "повстанцев" в террористов. 

"Страна не может себе позволить быть слабой. Страна должна уметь дать отпор. Эти уроки выучены, и страна стала несравнимо сильнее сегодня. И такой она и должна оставаться", - заявил Ладный.

Ответственность за своих граждан - это, кажется, главное государственное правило, которое заставил вызубрить тот испепеляющий июнь 95-го, от воспоминаний о котором у многих пересыхает в горле.

СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_710976')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_710976', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_710976', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }